smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

Телепередача "Ночной полет"

"ТВ Центр" (18 декабря 2001г.)

В гостях: Алика и Вениамин Смеховы.
Ведущий: Андрей Максимов.

А.Максимов: Почему Вашу дочку Вы назвали Аликой?

В.Смехов: Я думаю, это чувство юмора, которое было свойственно до рождения. Поэтому, когда она родилась, она поняла, что надо чем-то обострить ситуацию. Мы отдыхали где-то в Эстонии, и она наслушалась…

А.Смехова: Я не говорила по-русски, я говорила исключительно на латышском языке. Это было в Сигулде.

В.Смехов: Она назвалась Аликой. Мне кажется, это симпатично.

А.Смехова: Это было неосознанно. Это было в очень детском возрасте.

В.Смехов: А вообще я думаю, это реализация того, что мудрым образом предвидела старшая сестра Алики - Леночка Смехова. И Леночка в то время, когда Алика называла себя Аликой, она сказала очень серьезную фразу, поглядев на Алику и на ее поведение: "А все-таки, папа, она будет мальчиком". То есть поведение было такое, было мальчишеское поведение. Это было замечательно. Ты вела себя как очень свободный, дерзкий человек, сбегала из дому. Делала все, что хотела.

А.Максимов: А Вы чего делали?

А.Смехова: А он меня в колонию хотел упечь.

В.Смехов: Не правда.

А.Смехова: На самом деле, меня родители назвали очень неинтересным именем, настолько они не проявили никакого творческого подхода к подбору имени. Например, я сына назвала Артем - достаточно интересное имя. Они почему-то не проявили творчества.

А.Максимов: Чем наполнена Ваша жизнь сейчас? Чем Вы живете? Где Вы живете?

В.Смехов: Мы находимся сейчас в "Ночном полете", мы пребываем в полете очень много времени в своей жизни. Полюбил полеты, когда снимался в фильме "Три мушкетера", и летал туда пять раз в неделю. В актерском полете я пребываю как-то оригинально. Во мне всегда мешались и сталкивались три-четыре пристрастия: литературное, режиссерское, педагогическое, актерское. И я исполнил какую-то очень важную актерскую часть жизни у Любимого, в любимом театре. Он остался до сих пор любимым замечательным театром. Но я сейчас имею шанс жить так, как я хочу, независимо выбирать то, что предлагают. И я очень много работаю и как режиссер, и как педагог. Но я не оставляю мечту и собственную профессию - актерскую. Это выражается в том, что у меня концерты, я очень люблю публику.

А.Максимов: А на "Эхо Москвы" Вы что-то читали?

В.Смехов: Это не бизнес, мы подарили "Эхо Москвы". Мы читали русскую классику. Это полный "Мастер и Маргарита", "12 стульев", бабелевские рассказы, Пушкин, сказки, Афанасьева, рассказы Хармса. Сейчас я записал Достоевского.

А.Максимов: А как актера мы можем где-то вас увидеть?

В.Смехов: Как актер я присутствую в собственных авторских передачах, которые мы делали с моей женой - Галиной Аксеновой. Называлась передача "Театр моей памяти" на канале "Культура". А завтра, в большом зале консерватории - это мое поприще, на котором я уже раз 8 выступал, я буду счастлив, если кто явится. Я читаю эссе об Иоганесе Брамсе, написанное Валерием Афанасьевым. Он прилетел из Парижа. Они будут играть, а я буду читать. Они будут играть Моцарта, они будут играть Брамса, они будут играть Левковича.

Звонок: Кто из вас больше всех оправдывает фамилию Смехов?

В.Смехов: Фамилию Смехов оправдывают каждый из нас.

А.Смехова: Но больше всех, наверное, Борис Моисеевич.

В.Смехов: Совершенно верно - мой папа, прославленный экономист, профессор Смехов, которому через несколько дней будет 90 лет. И ему полетят поздравления от всех его учеников.

А.Смехова: И от нас тоже.

А.Максимов: Алика, чем Вы сейчас занимаетесь? За кем вы замужем? Как поживает Ваш ребенок? И что Вы будете делать как актриса или как певица?

А.Смехова: Я замужем за очень хорошим человеком.

В.Смехов: Подтверждаю.

А.Смехова: Да, зовут Николай. Ребенок тоже совершенно замечательный, Артем. Радует меня, и я счастлива в браке. А чем я занимаюсь? У меня и концертная программа, и я снимаюсь в сериалах, жду большого кино. А концертная, музыкальная программа в нашем пресловутом шоу-бизнесе, с которым у меня достаточно сложные отношения. И конечно мне хотелось бы делать более интересную музыкальную программу. Вообще я выросла, благодаря родителям, папиному влиянию на очень хорошей музыке. На Окуджаве, на бардах, на романсе, на хорошем цыганском романсе. На качественной, умной музыке.

А.Максимов: а почему Вы не стали исполнять такую музыку?

А.Смехова: Я очень хотела, но мне все время объясняли, что это настолько не коммерчески, это настолько музыка для узкого круга людей. А я на самом деле это очень люблю и, как мне кажется, умею делать. И сейчас я решила на все плюнуть, и делать для себя такую программу. Я очень хочу сделать и представить на суд публики, потому что наш шоу-бизнес, в котором я работаю, он меня огорчает своим художественным уровнем. Меня не очень устраивает то, что люди несут в народ.

А.Максимов: Вам нравится, что делает ваша дочь в этом смысле, как певица?

В.Смехов: Я никогда вам правду не скажу. Нет, мне очень нравится моя дочь. И тем более у меня такой худсовет дома - моя жена, которая обладает несколькими образованьями, в том числе кино и театральным. И она меня убедила в том, что Алика - представитель нового поколения, это правда, я должен за этим следить внимательно. И за собой. Руки не распускать, не рукоприкладствовать. А уважать. Я прослушал несколько песен, часть которых немедленно забыл. Но мне понравилась актерская манера. Чем мне нравилась, скажем, Алла Пугачева очень давно, тем, что она в отличие от других певиц, она не воображала из себя, а она актерствовала. Она представляет собой яркий пример актерского пения. И Алика, мне кажется, последователь этого.

А.Максимов: Папа вас наказывал когда-нибудь в детстве?

В.Смехов: Очень трудно было, потому что у нее кости были, и мне больно было, когда я ее бил.

А.Максимов: Бил?

В.Смехов: Да, я вообще-то бил. И перед Леночкой, и перед Аликой виноват на всю жизнь.

А.Смехова: Папа был строг. Ко мне больше, нежели даже к моей старшей сестре. И спасибо ему за это, потому что это меня сформировало.

А.Максимов: А что значит был строг?

В.Смехов:: Нет, это лапша на ушах. Леночке я сказал: ";Хотя ты красивая и хочешь быть артисткой, но я тебя прошу этого не делать. Я знаю судьбу актрис. Потому что стать Мариной Нееловой, Маргаритой Тереховой или Алисой Фрейндлих - это большая редкость."

А.Смехова: А меня остановить было невозможно.

В.Смехов: Ее невозможно было остановить. Она увидела на улице какой-то театр, пошла туда. Потом вышла оттуда, сказала: "Меня, вообще приняли".

А.Смехова: Был детский театр на Красной Пресне, я была во втором классе, и выглядела примерно также. Единственное отсутствовали первичные или вторичные органы - как это называется? И они подумали, что я мальчик, потому что я была такая боевая. И этюд показывала, дралась с мальчишками, мне это больше нравилось. И они меня приняли как мальчика, потом выяснили, что я девочка, и еще и Смехова. И отсюда начались все мои проблемы, потому что все думали, что это по блату.

В.Смехов: Сама занималась коньками, сама занималась керамикой. Она замечательный художник.

А.Максимов: Вообще не советовалась с Вами?

В.Смехов: Нет, она ставила в известность.

А.Смехова: Когда я попробовала подготовить с папой программу к поступлению в театральный институт - прочесть стихотворение, поняла, что ничего не получится. Потому что он начал нервничать, у него не хватило терпения. Он начал нервничать, потому что я бездарно читала, я нервничала, потому что он нервничает, потому что я…

А.Максимов: Он же режиссер?

А.Смехова: Мы не были готовы тогда.

В.Смехов: Ну, не хотел я этого несчастья в семье. И она вдруг запела.

А.Смехова: И я специально поступила на музыкальный факультет, чтобы не быть конкретно драматической актрисой.

В.Смехов: Могу еще похвалить ребенка. Все мои друзья, руководители всех этих театральных курсов - Саша Калягин, Саша Сабинин, Олег Табаков, Этуш Владимир Абрамович. Все ее любили, все ее с детства знали, семьями все дружили, но она пошла мимо. Она все равно пошла своим путем, и ушла в пение. Она поступила в Гнесенку, и мы очень гордились. И Аликина мама, и моя следующая семья. Мы все гордились, что Алика запела.

E-mail: Раньше считалось, что самая сильная актерская школа в России. Не кажется ли Вам, что, начав преподавать в другой стране, Вы обделяете и подрываете русский театр?

В.Смехов: Я ничего к пиротехнике не имею никакого отношения. Никаких взрывных устройств нет. Человек должен быть там, где ему хорошо. А поднимать русский театр нет смысла. Русским театром оживлять или Вахтанговскими традициями - это лучшее направление. Я счастлив, что я могу работать с молодежью разных стран, и передавать то, чем я "болен" - счастливо "болен". Передавать им, "заражать" их тем, чего, мне кажется, лучше не бывает. И Станиславский, и Мейерхольд, и Вахтангов, и Любимов, и Фоменко… Тем более в моем последнем опусе режиссерском пять человек было американцев, а десять было россиян. Все равно - наши. Кто-то возвращаются все в Россию после обучения.

А.Максимов: Алика, хочу спросить именно у Вас о театре на Таганке. Как Вы как подросток, мечтающий стать актером, воспринимали людей, играющих в этом театре?

А.Смехова: Конечно, я выросла в этом театре. И настолько впитала эту жизнь за кулисную, и настолько я всеми фибрами своей души этот театр, который был, ощущала и знала, что там происходит, что на всю жизнь это у меня отбило охоту работать в театре. Это прекраснейший театр. Тот театр, когда он был тем театром, в старом здании, когда папа играл Мастера, и когда Владимир Семенович играл Гамлета. И это было настолько великолепно. И в то же время, зная какую-то другую жизнь, и то, как папа переживал за ситуацию в театре, как он болел.

В.Смехов: Театр назывался "Театр травмы и комедии".

А.Смехова: И у меня настолько отбило желание иметь дело с театром, к сожалению. Я настолько боюсь театра. И у меня нет никакого желания там работать.

В.Смехов: Я помню вот что. Лена пришла на "Тартюфа" впервые. Обалдела совершенно. И она была действительно такая восторженная и влюбленная в театр. Когда родилась Алика и дошла до определенного возраста, когда можно водить в театр. Я ее ввел в театр, и она тут же из моих рук как собачонка выскочила и побежала по артистам. Все сидят разукрашенные: попы, солдаты, матросы, Высоцкий в Керенского, все мы в сутанах, Ванька Бортник попа играл. И вдруг Алика начала их интервьюировать. Это был беспощадный Колчак. Она бегала ко всем и спрашивала: "А ты что делаешь здесь? А ты кого играешь? А ты почему себе нос разукрасил?" И актеры начали ей давать интервью.

А.Максимов: А сколько ей было лет?

В.Смехов:: Ей было года четыре. Самое потрясающее было у нас в гримерной, где Володя Высоцкий… Наши дети были очень близки: Аркаша и Никита Высоцкие и Лена и Алика Смеховы. И мы всегда шутили, что они семейно будут все вместе. Алика подошла к Высоцкому, подала ему руку, он ее быстро пожал, потому что ему надо было идти. Она сказала: "У меня такое впечатление, что Вы об меня вытираете руку". А он очень чувствительный человек. Он поменял направление своего удара, извинился перед ней… "Венька, она будет красавицей". При чем тут красавица - не знаю. Она тогда числилась не очень красивой.

А.Максимов: А у вас пиетета вообще не было, даже перед Высоцким?

А.Смехова: Конечно, у меня был пиетет. Я умирала от Андрея Миронова - это папин однокурсник.

В.Смехов: Нет, он на курс младше.

А.Смехова: Вот, наверное, единственный артист… и папа. А как бы я не очень хорошо это понимала. Еще мне очень нравился Борис Петрович Черков, я умирала.

А.Максимов: Вы посмотрели папу в какой-то роли, например в роли Воланда. Вы могли потом подойти и сказать: "Папа, плохо было".

А.Смехова: Боже сохрани. Во-первых, мне всегда казалось, не то, что казалось, это действительно было очень хорошо.

А.Максимов: Вы вообще никогда его не критиковали?

А.Смехова: Нет.

В.Смехов: За жизненное поведение критиковала.

А.Смехова: За жизненное - еще можно. Но как работа… Вообще я считаю, как Вениамин Смехов играл Воланда, и сам спектакль, простите, но это гениально. И не только Воланда. Более того, после того как он играл, мне настолько сложно было подходить к нему как к отцу, потому что была эта магия театра. Хотя папа там хулиганить начал. У нас всякие есть позывные. В Воланде он не позволял себе этого, но в других спектаклях он нам делал позывные со сцены. Он говорил: "Дети, я знаю, что Вы тут".

А.Максимов: Как позывные со сцены?

А.Смехова: У нас есть позывные - всякие звуки мы издаем. Иной раз - жесты.

А.Максимов: То есть Вы, играя спектакль, помните, что дети в зале?

В.Смехов: Это актерская традиция, когда в зале кто-то знакомый. Если особенно старый спектакль. Ты этим самым возбуждаешься. Я помню, в любимом театре "Современник" всегда в продаже замечательный спектакль по Василию Аксенову, Табаков, очень близкий мне человек, любимейший артист, носился по сцене. И вдруг, ни с того, ни с сего подмигнул мне через весь зал, сидящему там где-то, и сказал: "Венька, эта штука сильнее, чем "Фауст" Гете". Конечно, понял только я один.

Звонок: Вы поддерживаете связь по истечению 20 лет со своими мушкетерами?

В.Смехов: Конечно. Перед самым выходом в эфир я пытался дозвониться до Боярского, потому что он мне звонил на днях, когда меня еще не было в Москве, дома. Я очень и Мишу, и Валю, и Игоря. Я их очень люблю, но мы очень разные люди, нас связала съемка. Вообще, киносемьи - это вещь очень эфемерная. Я знаю, что Никита Михалков, с кажем, в "Механическом пианино" создавал действительно семью. Это особое свойство.

А.Максимов: Все-таки всесоюзная известность Вашего отца началась после фильма "Три мушкетера". На Вас эта слава давила по-хорошему или по-плохому?

А.Смехова: Ну, конечно, по-хорошему. Я пользовалась этим всячески. Я подделывала подписи поклонницам, и за это имела всякие дивиденды.

А.Максимов: То есть?

А.Смехова: Ну, у меня была своя выгода.

В.Смехов: ГАИ, мясо достать, курицу к празднику.

А.Смехова: Оценки хорошие получала, например.

В.Смехов: А, ну да, в школе. Алика была в школе музея Маяковского.

А.Максимов: То есть вы папино имя не использовали при поступлении в ВУЗ,а так?..

А.Смехова: Вы знаете, у нас действительно не было такого понятия в нашей семье как блат. Я действительно шла своей дорогой. И как-то не получалось мне воспользоваться. А что касается школы, я училась в такой школе, где все были дети кого-то. И это было настолько нормально, и никого не удивляло. Единственное, я гордилась этим и мне безумно нравилось причастность к такому замечательному фильму. Но на самом деле папа в театре сделал больше, нежели в кино, и намного лучше и намного интереснее.

Звонок: У всех у нас есть друзья. Есть такое мнение, если хочешь потерять друг, дай ему взаймы. Каково Ваше мнение по поводу этого выражения?

А.Смехова: Очень не люблю брать в долг, никогда не беру, и не дай бог, должна, спать не могу. Очень не люблю давать взаймы. Предупреждаю всех своих друзей: настоящих и будущих.

В.Смехов: А я помню, ты мне одолжила.

А.Смехова: Я тебе одолжила разве?

В.Смехов: Да.

А.Смехова: Ты мне вернул?

В.Смехов: Да, я тебе возвращаю любовью. Я думаю, в жизни бывает по-разному. Это зависит от того, какие твои друзья. Если это настоящие, как их можно потерять?

E-mail: Несмотря на то, что вы работаете в одной сфере и по одной фамилией, у вас совершенно разное амплуа. Не мешаете ли вы друг другу?

В.Смехов: Мы на разных сценах, мы не можем мешать. Мы встречаемся только дома. Вчера, например, мы встретились и очень долго сидели.

А.Максимов: А почему вы никогда не делаете ничего вместе?

А.Смехова: Мы собираемся. У нас все время такая идея есть. На самом деле, нам нужен хороший продюсер или кто-то, кто бы нами занялся.

В.Смехов: Займитесь нами!

А.Максимов: Неужели проблема только в этом? А какое шоу, вы уже придумали?

А.Смехова: А мы быстро бы сделали что-нибудь интересное.

В.Смехов: Почему, мы бы и фильм сняли. Очень все возможно. Я вообще верю в чудеса в нашей стране. И обязательно что-то будет. Я никогда не просил себе ролей, я такой счастливый.

А.Смехова: Я бы с удовольствием, пап.

А.Максимов: И вы знаете, что бы вы хотели сделать?

А.Смехова: Все. И кино, и концерт, и шоу.

В.Смехов: Подыграй мне "Леди Макбет".

А.Смехова: Подыграю.

А.Максимов: Хочу, чтобы вы пожелали каждый каждому что-то самое-самое главное.

А.Смехова: Папа, чтобы так, как было вчера, больше не было.

В.Смехов: Вчера было очень хорошо.

А.Смехова: Мы как русские люди, которые долго не видятся, а потом встречаются.

В.Смехов:: Я не знаю про русских. Русские, французские, когда любят друг друга и хороший стол, очень вкусно. Алика, я тебе желаю, чтобы ты никогда не была пожилая.

А.Максимов:: Какие-то у вас несерьезные пожелания.

В.Смехов: У меня фамилия такая.

А.Смехова: И у меня такая.

В.Смехов: Я хочу сказать, чтобы все оставалось не хуже, чем сегодня. Пусть будет так.




Tnx.net