smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

Радиопередача: "В гостях: Вениамин Смехов, Алика Смехова"

Радиостанция "ЭХО МОСКВЫ" (6 Января 2001г.)

Ведущий: Сергей Корзун.

С.Корзун: Добрый вечер. Вы часто встречаетесь, помимо микрофона радио "Эхо Москвы"?

В.Смехов: Практически не расстаемся, но только Алика не всегда это знает.

С.Корзун: Алика, а Ваше мнение?

А.Смехова: То же самое.

В.Смехов: А почему так сердито?

А.Смехова: Уже как сказал, лучше не скажешь.

С.Корзун: Внутренняя связь, да?

А.Смехова: Конечно. Сегодня говорим о проблемах семейных, радостях. Карточная система здесь, на радио, введена, не потому, что чего-то не хватает, а просто для того чтобы какой-то игровой элемент существовал. Вы выбираете тему, которую мы сегодня обсуждаем, мы говорим по этой теме, принимаем вопросы слушателей, и поехали дальше.

В.Смехов: Давно экзаменов не сдавал….

С.Корзун: Это тоже, наверное, психологический тест был для кого-нибудь.

В.Смехов:: "С кем дружить, с кем не дружить".

С.Корзун: Дочери часто говорили, с кем ей надо дружить, с кем не надо?

В.Смехов: Не знаю. Пускай Алика сама вспоминает.

А.Смехова: Такого не было, я не помню.

В.Смехов: Был случай, когда появился в самой ранней молодости, хотя ты и сейчас абсолютно молода…

А.Смехова: Спасибо.

В.Смехов: На здоровье. Там был какой-то случай, когда у Алики были сомнения. И тогда мы с Галкой решали вопрос в пользу интеллектула…

А.Смехова: Это в смысле мальчик с девочкой дружил?

В.Смехов: Мальчик, мальчик.

А.Смехова: А девочка с девочкой?

В.Смехов: В классе - не помню.

С.Корзун: Алика сама пришла со своими сомнениями, или сомнения проявились у родителей?

В.Смехов: Она никогда не делилась ни с мамой, ни со мной своими сомнениями. Она довольно хороший режиссер своей жизни, довольно редкий человек в этом смысле. Я не прав?

А.Смехова: Все правильно, но я бы сказала, что со стороны папы диктата, с кем дружить, куда ходить, не было.

С.Корзун: Друзей, подруг спокойно приводили в родительский дом?

А.Смехова: Папа много работал. Когда я приводила, он особо никого не видел. Я старалась приводить в те минуты, когда его нет. Потому что когда он дома, ему надо было как-то отдыхать.

С.Корзун: Нормальный рефлекс нормального ребенка, когда родителей нет дома, тогда и привести. А если случалось? Наверное, заставал с друзьями, подругами?

А.Смехова: Никогда. Не застал ни с кем.

В.Смехов: Но предупреждал, что если застану, могу умереть от несчастья.

С.Корзун: Вообще родители должны выбирать друзей, подруг своих детей?

В.Смехов: Это зависит от семейной генетики, как люди договорились о жизни.

С.Корзун: В вашей семье как?

В.Смехов: По-моему, у нас был какой-то добрый договор друг с другом, потому что этому было предпослано какое-то уважение. Например, у меня в жизни всегда было удивление, что это такие существа, и Лена, и Алика. Я их очень любил, и баловал, и бил. Все было вместе. Я все-таки занимаюсь нервно-паралитической профессией, театр на Таганке, самый расцвет, разгар. И Любимов нас жарил хорошо, а я немножко отыгрывался на детках…

А.Смехова: На бедных детках.

В.Смехов: … а потом извинялся.

А.Смехова: И до сих пор извиняется.

В.Смехов: И до сих пор приношу извинения.

С.Корзун: Чтобы добить эту тему. На самом деле, наверное, были друзья у Алики, которые Вам активно не нравились или, наоборот, нравились?

В.Смехов: Нет, я такого не скажу. А, мы сейчас, когда сидели перед эфиром, я вспоминал какой-то момент, когда у Алики ломался возраст, в этот дикий мутационный период я прибегнул к какому-то даже…

А.Смехова: Да, боялись, что меня засосет плохая компания.

В.Смехов: Улица, Пушка. Пушкинская - у нас в Москве это было страшное место.

А.Смехова: Опасная трясина.

В.Смехов: Особенно в период роста, 13-15 лет. Я боялся, и однажды кто-то даже мне…

А.Смехова: Ну, это неважно.

В.Смехов: Я молчу.

С.Корзун: Не пытались следить, детективов нанимать, друзей?

В.Смехов: Нет. Но я назвал какие-то имена. Я сказал: "Мне сказал такой-то", соврал ей.

А.Смехова: Напугал милицией, короче. Бабушка меня пугала "Комсомольской правдой", что она туда напишет, а папа меня милицией пугал. А мама пугала, что в детскую колонию отдадут. Так напугали, что до сих пор ни с кем не дружу.

В.Смехов: Кроме папы.

С.Корзун: Алика, тот же вопрос в обратном порядке. Были ли друзья отца, которые активно нравились или не нравились? Какие-то замечания делались по тем, кто домой приходит?

А.Смехова: Может быть, мне кто-то и не нравится, но сказать об этом папе, о взрослых людях…

С.Корзун: Не принято?

А.Смехова: Нет.

С.Корзун: Почему? Такое суровое воспитание? А чего не сказать: "Папочка, у тебя тут этот или этот…"?

В.Смехов: Алика в глаза говорила. Знаете, был случай, я недавно у себя в дневнике (у меня сейчас выходит большая книжка в "Вагриусе")… я перелистывал свои дневники, и вдруг напоролся, это было так интересно. Алика приходит за кулисы театра на Таганке. Гамлет, Высоцкий, который не видел Алику тогда, может быть, лет 5, протягивает ей руку, Алика пожимает эту руку, а потом говорит: "А чего это Вы как будто об меня вытираетесь?" Володя немедленно покраснел, (это редко с ним бывает, чтобы ему такое сказали, еще справедливо), извинился, перепожал руку. Алика ушла, и он мне говорит: "Венька, она будет красавица", чему я логики не увидел. Но Алика мне посоветовала дружить.

С.Корзун: Меняем тему. Сначала пройдем еще через пейджер. "Единственная женщина, перед которой преклоняюсь, как перед женщиной, Алика Смехова", - пишет нам Маша Горбачева. "Господину Смехову известно, что актер Остужев имел фамилию Пожаров? А правда ли, что Ваша настоящая фамилия Угрюмов?" - спрашивает Александр Васильевич. Это какой-то анекдот, шутка?

В.Смехов: Нет, с Остужевым точно. Великий артист Остужев был Пожаровым. Нет, я, во-первых, носитель фамилии родовой, как у папы, так у всех из города Гомеля. Но меня иногда… в училище Щукина была замечательная тетя Валя Телегина, которая нас всех встречала внизу, в раздевалке, и если ей не нравилось, как я слишком громко разговаривал, она говорила: "Ты у меня уйдешь отсюда Плаковым".

А.Смехова: Да, меня тоже Слезкиной звали.

С.Корзун:: Кликухи были, давали?

А.Смехова: Да. Смешинка…

В.Смехов: Зямка Высоковский на курсе у нас, или Ваня Бортник говорил: "Смехов Гомерический".

А.Смехова: А меня Хохотушкина звали.

А.Смехова: Мне проще расписываться, очень просто из моей фамилии делать что угодно. Я иногда расписывался "Смехатос", по неизвестным Вам причинам.

С.Корзун: Да, абсолютно неизвестным, даже никто не догадался. Алика, Вам тянуть карточку, какая тема у нас будет на этот раз.

А.Смехова: Ой, боюсь, боюсь. "Разговоры о политике".

В.Смехов: Это в самый раз.

А.Смехова: Здесь как раз мои родители из-за меня чуть не садились в тюрьму. Потому что в те годы, когда были разговоры о политике, они были у нас полным ходом, потому что родители были ярыми антисоветчиками. Сейчас, слава богу, можно на всю страну об этом сказать.

В.Смехов: Я бы не очень…

С.Корзун: Пока еще можно.

А.Смехова: Ничего особенного они не говорили, просто всего Распутина читали, и еще всякие пожелания высказывали.

В.Смехов: Сильно политичная. Она даже не помнит, как называет…

А.Смехова: Федор Распутин.

В.Смехов: Ну вот, это Раскольников, во-первых.

А.Смехова: Боже мой, прости, конечно, Федор Раскольников. Да, и в театре все время были какие-то перипетии, цензура, это все я с детства слышала. И самое главное, про Сталина все ужасы. Для меня Сталин был с детства, я знала, что это негодяй и очень плохой человек. Это мое мнение.

В.Смехов: Мы тебе тогда не советовали громко говорить.

А.Смехова: Естественно. Когда я приходила в школу, и учительница со слезами на глазах от гордости говорила: "Наш Иосиф Сталин", я ей говорила: "Да что Вы! Вон, размыло берега на Оби, и плыли трупы". Все были в ужасе, откуда идет эта информация, что ребенок знает о расстрелах и т.д. Поэтому разговоры о политике велись, очень большое влияние на меня оказали, и для меня не было никакой новостью, как для большинства страны, то, в какой стране мы жили, при каком строе, что такое коммунизм. Для меня в этом не было никакой новости, потому что с детства мои родители все это мне объяснили.

С.Корзун: А сейчас разговоры продолжаются или нет?

В.Смехов: Извините, я вспомнил, как однажды вдруг Алика заявила, ни с того, ни с сего: "Я в БАМы никогда не поеду. Комсомол я обойду. Потому что комсомол едет в БАМы, а надо рожать. Я хочу выродить ребенка". Это было смешно.

А.Смехова: Сейчас мы особенно не говорим, потому что чего уже говорить.

В.Смехов: И так все ясно. Зачем говорить о том, что так прозрачно.

С.Корзун: Политические пристрастия друг друга знаете?

А.Смехова: Мы, я думаю, демократы.

В.Смехов: Если Алика демократ, то я тоже. Я все путаю. А кто республиканец?

А.Смехова: Я бы сказала, что мы ни к какой партии не примкнули, но какие-то ценности, которые для меня важны, (я думаю, папа тоже самое скажет), - это какие-то проявления гуманизма, как бы любви именно к человеку и заботы.

В.Смехов:: Как бы любви или на самом деле?

А.Смехова: Когда существует понятие человека и его жизни.

С.Корзун: А самим пойти в политику слабо?

В.Смехов: Обожаю, с утра особенно, если не делал зарядку, меня так тянет по телевизору разбить чье-то лицо. Счастье мое, что я имею много работы. Именно сейчас, когда эпоха новой политизации, меня бы, конечно, потянуло. Потому что я невольно занимался политикой в течение тех 30 лет, что я был на Таганке, потому что Таганка - это все-таки был остров свободы, как кто-то сказал. Хотя это, конечно, не диссидентский театр, а вполне легитимный. Но не очень послушный. Поэтому уже как бы выходящий за скобки политического режима. И вокруг нас были всегда, вокруг Таганки было много приличных людей. Это сегодня непонятно, как такой странный театр, любимовский, выжил. Но рядом были люди, референты Брежнева - Соматейкин, Шахназаров. Приличные люди, которые помогали выживать. Помогали Андрею Тарковскому, "Современнику", Товстоногову, Эфросу. То есть мы были политичны. Когда Любимова изгнали из страны, в театр пришел Эфрос, это была страшная политическая ситуация. Я просто заболел. И я, и Леня Филатов, и Боровский. Весь театр был больной. Когда произошла какая-то разрядка, это было 10 лет назад, я хорошо вздохнул. К тому же еще спасибо родной жене, она очень сильно переживала. И она, и мой друг Юра Визбор переживал политичность людей искусства. И они были правы, меня Бог избавил сейчас…

С.Корзун: Вы не участвовали в компаниях, в никаких, президентских?

В.Смехов: Нет.

А.Смехова: Ни разу.

В.Смехов: Партия хороших людей. Такая была?

С.Корзун: А с другой стороны, если деньги хорошие платили?

А.Смехова: Если деньги, попеть-то можно было, но у нас такая мафия в пении, что меня что-то не звали.

С.Корзун: Все хорошие места забиты?

А.Смехова: Все уже были забиты. А может, я профилем не вышла для них, не знаю.

В.Смехов: Нет-нет, приглашали, конечно.

С.Корзун: Вы голосовать ходите на выборы?

А.Смехова: Естественно, всегда и в любом месте. В Москве, в Вашингтоне, где бы ни было. В Кельне однажды за Ельцина.

А.Смехова: Обязательно. Мы граждански активные.

В.Смехов: И любим нашу родину.

А.Смехова: Любим родину, а она нас что-то не очень.

С.Корзун: Что у нас на пейджере? "Алика, можете ли Вы сказать свое настоящее имя?" - спрашивает Маша.

А.Смехова: Нет, это будет загадка.

С.Корзун: "Ходили ли Вы на родительские собрания?" - спрашивает Александр. Это к Вам, Вениамин.

В.Смехов: На родительские собрания, конечно, хаживал. Но со мной было проще. Тогда был очень популярный театр, это собрание была моя персональная встреча с директором школы, и все было в порядке.

С.Корзун: Меняем тему. Вениамин, следующую Вам тянуть.

А.Смехова: Ой, упало что-то.

С.Корзун: Упало, пускай пропадет.

В.Смехов: "Два поколения в одном доме".

А.Смехова: "Разговоры об интимном" упали, самое интересное.

С.Корзун: Да, у нас дважды первой выпадала эта тема.

В.Смехов: Что это такое, "два поколения…"?

С.Корзун: Два или три поколения, надо ли жить вместе с родителями, когда достигают какого возраста?

А.Смехова: Не надо.

В.Смехов: Если у них все в порядке с головой, то не надо.

А.Смехова: Конечно, не надо.

В.Смехов:: Если есть возможность. Я прожил большую часть своей жизни в коммунальной квартире, поэтому там таких вопросов не было. Вспоминаю сейчас это ностальгично, но на самом деле я думаю, что это невероятные, какие-нибудь исключительные личности способны вынести это. Правда, твоя бабушка, Нина была уникальным человеком.

А.Смехова: Я считаю, в нашей стране попортили очень многим жизни тем, что вынуждены жить вместе.

В.Смехов: Родители умели как-то учитывать, быть конформистами в быту. Что касается родителей и детей, у которых уже своя семья, тут совсем сложно.

С.Корзун: То есть три поколения, если расширить тему.

А.Смехова: Как правило, это сложно.

А.Смехова: Нет, если мы имеем в виду большой дворец и замок типа Букингемского, тогда можно и три поколения.

В.Смехов: Обе мои семейные жизни, и первая, когда с детьми, и сейчас, в течение последних лет, я могу сказать, что я счастливый человек. Потому что и там мать семьи, Нина Андреевна, изумительный человек, который обеспечивал мирную жизнь, несмотря на все сложности характеров, и моя нынешняя семья, моя обожаемая, увы, уже покойная Елена Георгиевна, необыкновенный человек - это была царица дома, где невозможно было хамить или вести себя как-то неосторожно. Но это мир, и на этот вопрос я бы ответил: хоть два, хоть три, хоть десять поколений, но если в доме есть такая женщина. В общем, мать решает все.

С.Корзун: Алика, Ваш взгляд. С третьим поколением, или с кем? Кто там детей будет воспитывать, кто там готовить будет, кто что? Считается, что российская семья - вообще семья восточного типа, где все поколения рядышком остаются.

А.Смехова: Нет. Понимаете, здесь идет от каких-то возможностей. То есть я вообще считаю, кто готовить, кто ухаживать… ведь женщина - это же не кухонный агрегат, которая должна обслуживать, что-то делать. Если есть возможности, значит, будут какие-то помощники. Жизнь не должна превращаться в муку, в подвиг, воспитание детей не должно быть подвигом, героическим поступком. Иначе зачем эта жизнь? Это на мой взгляд. Готовка, уборка, такой быт, который, к сожалению, очень портит жизнь. Это не должно быть ежедневным подвигом, если это можно позволить себе каким-то образом решить. Поэтому я Ваш вопрос воспринимала более в моральном, как поколения могут вместе уживаться. На мой взгляд, все должны…

С.Корзун: Скорее, моральным он и был.

А.Смехова: …все должны жить, желательно, в одном городе. А если эти поколения, эти семьи живут не в одном городе, дети с родителями, у них еще лучше будут отношения. Потому что встречи будут теплые, радостные, долгожданные. Конечно, надо встречаться, должны быть традиции. Встречи, круглые столы, праздники, дни рождения. Это обязательно.

С.Корзун: По каким датам вы встречаетесь?

А.Смехова: Так случилось, что папа живет здесь, но много ездит. Поэтому у нас нет возможности регулировать эти даты. Но если бы он здесь был постоянно, я думаю, это были бы дни рождения, Новый Год, рождение ребенка.

В.Смехов: Понял как упрек. Теперь буду специально прилетать на 1 мая, 8 марта…

С.Корзун: Когда последний раз встречались за одним большим семейным столом, так, чтобы все?

А.Смехова:: Совсем недавно.

В.Смехов: Три дня назад.

А.Смехова: Да, под Новый Год мы посидели, у нас недавно была дата, 20 лет совместной жизни у папы с Галей. И мы прекрасно отметили это событие. То есть какие-то праздники хочется встречать именно в семьей, с близкими. Папа с Галей пригласили нас, меня с мужем, потому что им захотелось в близкими людьми отметить.

В.Смехов: Сейчас пригласили вас на мою премьеру во Франции. Вы должны были даже приехать.

А.Смехова: Должны были. То есть замечательно жить не вместе, а какие-то моменты отмечать вместе.

В.Смехов: Чтобы встречи были праздники.

А.Смехова: Да.

В.Смехов: Новый Год обязательно быть вместе, это совершенно точно.

А.Смехова: Рождение детей…

В.Смехов: Где бы мы ни были с Галей, где бы мы ни работали, Новый Год должен быть обязательно дома. Я должен видеть и слышать и своих детей, и Галиных родных, и друзей своих, которые есть моя семья. Я сегодня встречался со своими друзьями, с которыми начинал школу, моими одноклассниками. То есть это уже полвека.

С.Корзун: Несколько вопросов на пейджер. "Дорогой граф де Лафер, сердечно поздравляю Вас с прошедшим и наступающим праздником, также Вашу прелестную дочь. С уважением ко всем вам, один за всех. Геннадий Кузьмич". "Скажите, когда можно будет увидеть Вас в роли Воланда в театре на Таганке?" - вопрос от Даши.

В.Смехов: Спасибо. Что касается театра на Таганке, то он, скорее, переселился мне в память, в душу, в сердце, и я не имею возможности в своем любимом, единственном театре Юрия Любимова работать как актер. Скорее всего, я не успею и сыграть в эти свои приездa. Может быть, когда-нибудь и сумею, для этого мне надо поговорить с Любимовым. Но роль Воланда играет мой товарищ, Сева Соболев. А потом, этому спектаклю так много лет. Только в нашей стране можно играть спектакли по 20 лет. Это неправильно, я считаю. Тем не менее, можно увидеть, как я играю Воланда, если услышать "Эхо Москвы". А теперь, через некоторое время, мои звуковые диски, где я сыграл все роли в другой любимой книжке, "12 стульев" Ильфа и Петрова, будут демонстрироваться по "Эхо Москвы". Это, конечно, большое счастье, что я реализую свою любовь к Воланду, играя его. Или сейчас я пишу пьесу по заказу одного театра, тоже "Мастер и Маргарита". Спасибо за вопрос.

С.Корзун: Алика, Вам тянуть очередную карточку. Их уже не так много осталось.

А.Смехова: Ой, Вы мне что-то подсовываете.

С.Корзун: Нет.

А.Смехова: "Телесные наказания". Были, были, били меня, били.

С.Корзун: Отец бил? Ремнем?

В.Смехов: Я как прочитал Толстого, сразу…

А.Смехова: У него только одно было. Пап, извини, я о наболевшем. По щекам, пощечины.

В.Смехов: А у тебя щек же не было.

А.Смехова: Больше ничего, никаких ремней, ничего.

С.Корзун: А за что? Что надо было такое сделать, чтобы получить?

А.Смехова: Двойки.

С.Корзун: За отметки? Непедагогично совершенно.

А.Смехова: Ужасно. Пока Галя не появилась, бил за отметки. Как Галя появилась, перестал.

В.Смехов: Извиняюсь я всегда перед вами, и сейчас в эфире Леночке и Алике хочу сказать: извините меня, что я всегда попадал.

А.Смехова: На самом деле мы знали у него приступы гнева. Он так кривил зубами, скрипел как-то, что мы все отлетали. Мы понимали, что за этим будет следовать. Поэтому особо, конечно, он до нас не…

В.Смехов: … не дотягивался.

А.Смехова: Папа на самом деле был трепетным. Трепетный отец с детьми. Он очень переживал, когда мы кашляли, плохо учились. Потому мы задыхались, боялись при нем кашлять, давили этот кашель, потому что знали, что у него может быть неадекватная реакция не это. Или я пыталась стирать, выводить эти двойки и замечания родителям, потому что только на него это производило такое неизгладимое впечатление...

С.Корзун: А было что-нибудь страшнее? Какое было самое страшное наказание? Молчание, гневный взгляд?

А.Смехова: Да, конечно. Это же артист очень хороший.

В.Смехов: Если Вы имеете в виду обратную сторону, то Алика однажды очень сильно наказала меня. Во время съемок "Трех мушкетеров" она просто ушла в семью Смирнитских, то есть Пoртоса. Там на Каролине-Бугаз километров 5-10 отмахала, но мне казалось, что я уже помру, потому что ее никто не мог найти. Потом ее привезли и сказали, что она просто чай там попила немножко.

С.Корзун: На что была такая реакция? Или просто скучно стало?

А.Смехова: Меня сестра била. На самом деле ни папа, ни мама, меня избивала сестра. Родная сестра.

В.Смехов: Она говорит, что это не правда.

А.Смехова: Нет, она меня очень сильно била, у меня на руках царапины.

В.Смехов: Наконец, пришла на "Эхо Москвы", чтобы пожаловаться.

А.Смехова: Она меня била веником, грязным. Я убегала на мороз. В общем, ужас.

В.Смехов: А если бы у тебя была младшая сестра?

А.Смехова: Не знаю. Я бы так не избивала. Она меня прямо жутко избивала и царапала.

С.Корзун: А в каких отношениях остались?

В.Смехов: В замечательных. Поют песни совместно, очень много.

А.Смехова: Она тоже извиняется за то, что меня била. Сейчас передо мной все извиняются. Я всем прощаю, под Рождество особенно.

В.Смехов: А ты почему не извинишься за то, что ты меня тогда довела?

А.Смехова: Я была хорошим маленьким ребенком.

В.Смехов: Страшное дело. Страшное наказание для меня было, когда Ленке было плохо. Был какой-то страшный грипп, и вдруг она оседала, то есть я видел, что в моих руках умирающий ребенок. Этого я никогда не забуду. Мне стало страшно, и я мысленно помолился Богу и поклялся, что я не дотронусь до вас, буду только целовать, обнимать и ласкать. Так потом и было, по-моему.

А.Смехова: Вообще папа трепетный родитель, поэтому телесные наказания - это так, очень случайно, а так - не принято.

В.Смехов: У меня отец пришел с войны и работал ночами в Госплане, он замечательный экономист. Но работал ночами, это сталинское было время. Их заведение знаменитое, Госплан. Когда он приходил и видел у меня четверку... тебе попадало за двойку, посмотри, как у меня все по поколениям пошло, по иерархии пониже. Но я получал тогда, действительно. Мне было тяжело. Правда, папе сейчас 89 лет будет, на днях, он считает, что не было так страшно, только мама плакала. Что мамина реакция вызывала во мне такое…

А.Смехова: Родители, не ругайте детей за отметку, не надо.

В.Смехов: Если кто сейчас замахнулся, руку укусите.

С.Корзун: А за что надо ругать, если не за отметки?

А.Смехова: Я думаю, надо изначально…единственное, надо детям… у меня маленький ребенок, я пытаюсь сейчас это сделать. Не надо ругать, уничтожать, должно быть достоинство у ребенка. Просто надо, чтобы он понимал слово "нельзя".

С.Корзун: А как это сделать?

А.Смехова: Это надо чувствовать. Сердце матери или отца должно понять.

В.Смехов: Хочется, чтобы было так, как я видел в других семьях. А я видел семьи и у нас, и в других странах, где обходятся переговорами. Даже с маленькими детьми. "Ну зачем ты это делаешь? Посмотри, это же некрасиво". И не надо говорить "нельзя", это все-таки наш домострой.

А.Смехова: Не то чтобы "нельзя", ну какое-то слово, "нет".

В.Смехов: "Надо знать "нельзя", надо знать это, слушай старших" - это страшные слова.

А.Смехова: Но ты же мне так делал.

В.Смехов: Так это ужасно, что хорошего.

А.Смехова: Выросла хорошая умная девочка, без нервного тика.

В.Смехов: Вот, видишь как. Значит, я был прав, что ли? Я не знаю. Сережа, сделайте сами вывод.

С.Корзун: Нет, это нашим слушателям делать вывод.

А.Смехова: Как будто слушатели изменятся и перестанут.

В.Смехов: Лучше не драться, конечно.

А.Смехова: Конечно, драться не надо, потому что это страшное зло…

В.Смехов: Лучше песню спеть.

А.Смехова: …в душе затаится у ребенка, и ребенка можно просто сломать. Сначала показывая свою силу, потом это вернется очень сильно.

С.Корзун: Но Вы же находили какие-то возможности приспособиться, не сломались?

А.Смехова: Убегала из дома. Это был мой протест. Что еще я могла сделать? Убегать. Меня ловили, папа очень часто ловил. У бабушки, помнишь, ты меня забрал. Я в зиму в одной форме убежала, с пледом за мной приехал, потому что мороз. Так меня сестра забила. То же самое в Каролине-Бугаз. Ладно, сестра. Пионерские лагеря, где меня ужасно мучили. Он меня оттуда забирал. Папа меня, кстати, отовсюду забирал.

В.Смехов: Я, наверное, понимал. Наверное, это важно - понимать друг друга, понимать, что перед вами не тщедушное дитя, а потенциально такой же, как ты, человек, и просто Богом данный, просто существо, тебе равное. Какое ты имеешь право замахиваться? Почему я извинялся? Мне просто было стыдно, человек не имеет права на жизнь другого человека, как это можно.

А.Смехова: Очень важно.

В.Смехов: Это вообще серьезный вопрос.

А.Смехова: Это вообще тема глобальная.

В.Смехов: И не только нелестный, но даже языком. А у нас в семье очень сильные были наказания языком, словесные.

А.Смехова: У нас до сих пор. Мы можем словом сказать…

В.Смехов: Обидеть, оскорбить друг друга. Это бывает больнее, чем телесные.

А.Смехова: Да, у нас вот что сильно, мы не руками, а словами.

В.Смехов: Унизить друг друга и т.д. Это, конечно, кошмар. И какое счастье бывает видеть семьи, где… видите, я попал в такую семью, где вообще никогда никто ни на кого не замахивался, и выросли два ребенка, моя Галя и Женька, просто чудеса какие-то. Я думаю, что, может быть, я рано детей завел, может быть, надо позже. Я счастлив, что они такие хорошие, красивые. Так что я не знаю, как ответить на этот вопрос. Если кто есть тут умный, пусть отвечает.

А.Смехова: Психолога давайте!

С.Корзун: Будет на следующей неделе. В вашем профессиональном мире, чтобы с этой темой закончить сегодня… считается, что в шоу-бизнесе наказать, обидеть, поддеть - это обычное дело вашей практики.

А.Смехова: Словами, в основном. Рукоприкладство у нас редко применяется.

С.Корзун: Продюсер может сказать: "что тут еще…", не буду слова, которые может сказать…

А.Смехова: Продюсер что угодно может сказать.

С.Корзун: Не обидно?

А.Смехова: И не только продюсер. У меня недавно был замечательный разговор, с каким-то юношей, явно без образования, с очень плохим произношением. Я переговаривалась с Минском, думала там концерты какие-то сделать. Юноша мне объяснил, что я настолько никчемное существо, что "их клубу такие не нужны". Он мне такое сказал, что мне неловко было бы такое говорить человеку, так, прямо.

В.Смехов: В театре, советском и русском, который вполне унаследовал все советское, это серьезнейший вопрос, пряник или кнут. Любимов, один из величайших режиссеров 20 века, (о нем пишут книги и слагают эклоги), - он потрясающий режиссер этого времени, этой эпохи. Он обходился с нами, суровее нельзя. Но потом, когда я увидел других своих любимейших режиссеров, - и Эфроса, и Фоменко, и Товстоногова, - я увидел, что все то же самое, но другими словами.

С.Корзун: Карабасы-барабасы такие?

А.Смехова: Конечно.

В.Смехов: Да, но Любимов умел унизить просто самым реальным солдатским образом. То есть просто: "Ты никто. То, что ты сейчас думаешь о себе, это нуль". И дальше идут всякие тексты… я недавно прочитал отзывы на Авиньонском фестивале, это один из лучших наших театральных фестивалей, где не победители, там нет победителей, а просто выше всех были отзывы о любимовском спектакле "Марат Сад" и о Петре Фоменко. Это оба мои учителя. Так вот, разница. Видите, результат не зависит от наказаний. И Любимов, как вы понимаете, в полном порядке, и Фоменко уже назван лучшим режиссером России, что соответствует истине. Но Фоменко на вопрос корреспондента ответил: "Актеры помогают познавать мир. Через актеров я познаю мир". То есть он наслаждается искусством, и он заставляет нас наслаждаться. Таково его отношение к актеру. Любимов там же, в интервью, ответил: "Если я стою в зале, актеры играют лучше. Потому что актер как собака. Он должен при хозяине…" и т.д. Потому что театр - это монархия. И Любимов прав. И может быть, мы были гораздо хуже, чем мы думали о себе, когда мы приходили вареными или "не доеными коровами", как он нас называл, и не было той энергии, которая была у режиссера. У Фоменко (я только что видел его спектакль "Абсолютно счастливая деревня") это было счастье, потому что это была семья, это были люди, для которых вопрос о наказаниях вообще не стоит, хотя они с ним работают, этот театр Фоменко, уже много лет. Почему-то они умеют договориться. Он наслаждается этим родом воспитания.

С.Корзун: Соловьевы в нашем эфире говорили, что как раз все возможно, отец и сын. Поскольку это искусство, и надо добиться от человека, чтобы он воспроизвел что-то. Поэтому возможно все, абсолютно.

А.Смехова: В принципе да.

В.Смехов: И психологом надо… я так со своими актерами обхожусь. Но только я понимаю, когда я работаю в Москве или в Питере, - это один способ, в Израиле - это другой способ. Может быть, еще жестче надо разговаривать, у них нет такой театральной школы. А в Америке ты не посмеешь ни на кого, тебя просто выгонят из страны, если ты откроешь рот и скажешь актеру, или соберешь актеров и скажешь: "вы сегодня играли плохо, а он играл хорошо". Противопоставлять, унижать человека нельзя. Отведи его в сторону и скажи: "Вы знаете, Вы играли хорошо, но у Вас были такие недостатки". Даже если человек отвратительно сегодня работает, все равно надо сказать: "Ты молодец, но…"

С.Корзун: Но уволить-то можно или нельзя?

В.Смехов: Если ты хозяин дела, конечно. У меня был случай, когда мне надо было уволить, но я пожалел человека. Поэтому мой телевизионный фильм, который я снимал здесь, получился хуже, чем я хотел. А надо быть, конечно, суровым и жестоким.

С.Корзун: Давайте посмотрим, что на пейджер. Комплиментов много...

В.Смехов: Хоть что-нибудь хорошее скажите, Сережа, что же Вы пропускаете?

С.Корзун: "Моя рождественская мечта, чтобы когда-нибудь на "Эхе" собрались все четыре героя Александра Дюма". Возможно это? А что, попробуем собрать. Раиса поздравляет вас с Рождеством. Это не вам, это мне: "Спасибо за сегодняшних гостей. Я в восторге от них". "Детей нельзя бить" - считает Рита. И считает, что Смехову далеко до Вертинского в отношении воспитания дочерей, "настоящий садист" Вас охарактеризовала.

В.Смехов: Это свидетели, что ли? Или только через пейджер?

А.Смехова: Неправда. Все не так плохо, бывает и хуже.

С.Корзун: "Алика - умнейшая женщина". Это встречается чрезвычайно редко, такое сообщение. "Алика, Вы говорите только о Гале. А чем занимается Ваша родная мама?" - спрашивает Марина.

А.Смехова: Родная мама долгое время работала на радио. Начинала с радиостанции "Юность", потом Литдрамвещание. Но, к сожалению, не очень у нас все это хорошо к профессионалам такого класса. Она хороший профессиональный радийный журналист. Ее на пенсию отправили, и сейчас она работает завлитвещанием в замечательном цыганском театре "Ромэне".

С.Корзун: Еще один привет вам обоим от Натальи, "привет от ваших соседей с Нижегородской улицы из дома, где вы когда-то жили. Вспоминаете ли вы эти времена?"

А.Смехова: Имя не написано?

С.Корзун: Наталья.

В.Смехов: Спасибо, с соседями всегда были замечательные отношения.

А.Смехова: Да, и улицу я лично помню. Всегда, когда проезжаю, до сих пор сердце екает.

С.Корзун: Долго вы там жили?

А.Смехова: Достаточно.

В.Смехов: Года четыре.

А.Смехова: Для меня это было много, потому что я была ребенком. У детей все дольше.

С.Корзун: Вообще много меняли помещений?

А.Смехова: По детству много.

В.Смехов: Я прожил до 25 лет, как у Высоцкого, "на 38 комнаток всего одна уборная". Это была квартира, где в одной комнате мы жили впятером. А потом, когда родилась Леночка, мы переехали. Нам театр помог, мы жили над какой-то установкой, которая превышала децибелы, и мы почти погибли вместе с мамой Алики и Лены. С помощью Моссовета мы переехали в другую квартиру, потом третья, потом четвертая. Четыре квартиры.

А.Смехова: Но три было в Таганском районе, потом мы переехали в центр. Самое долгое время в центре.

В.Смехов: Нам повезло, у меня оказался почитатель среди больших начальников, и нам выдали роскошную квартиру, из которой я уже по семейным обстоятельствам через год...

А.Смехова: По семейным обстоятельствам из нее я тоже.

В.Смехов: И вообще все дети по семейным обстоятельствам.

А.Смехова: Короче, там мама одна осталась.

С.Корзун: Евгения благодарит вас за искренность в этом разговоре. "Разговор, надеюсь, был откровенный".

В.Смехов: В качестве садиста я был откровенен.

А.Смехова: Это все не так.

С.Корзун: Последнее сообщение с пейджера. "Вениамину огромное спасибо за исполнение "Мастера и Маргариты". Творческих успехов, здоровья, счастья, радости в Новом Году. Ирина". "Алика, чем занимается Ваша сестра Елена? Она тоже актриса?" - спрашивает Маша.

А.Смехова: Нет, она не актриса. Она хорошая жена, мать, хозяйка.

В.Смехов: Редактор.

А.Смехова: И немножко редактор, но в основном хорошая хозяйка.

В.Смехов: Журналист. Очень талантливая девочка.

С.Корзун: Дальше читаю целиком. "Веня, поздравляю тебя с наступающим Рождеством и всю твою семью. Друг юности Володя Рождественский".

В.Смехов: Спасибо большое, Володенька. Наш сосед?

А.Смехова: Да.

С.Корзун: Поздравляю вас с праздниками, с новыми датами...

А.Смехова: Самое главное - с Рождеством, конечно, которое сейчас надвигается. Желательно сейчас всем побежать в храм, потому что сейчас идет очень хорошая рождественская служба.

В.Смехов: Спасибо за добрую службу, "Эхо Москвы".

А.Смехова: Храни вас Бог.

С.Корзун: Пожелайте слушателям чего-нибудь.

А.Смехова: Я лично желаю, чтобы слушателей радио "Эхо Москвы" и вообще наших всех людей хранил Бог и улыбалась удача, и чтобы стало получше всем.

В.Смехов: Пусть вам будет интересно жить. Спасибо вам.

С.Корзун: Спасибо вам огромное.
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Вениамин Смехов - актер театра и кино, Алика Смехова - певица.




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (1)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.