smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

Телепередача "ЧАС ПИК"

Ведущий: Влад Листьев13 февраля

(Транскрипт фрагмента 12):

В.Листьев: Такая немножко мистическая, да? Характеристика получается у человека.

В.Смехов: Да... замечательно... красиво...

В.Листьев: Не понравилось?

В.Смехов: Где доставали?

В.Листьев: Ну как доставали? Это все очень просто: вас любит, знает народ.

В.Смехов: Мы это сейчас "народ" говорим?

В.Листьев: Ну фактически от имени народа.

В.Смехов: А... понятно. А я думал устами младенца. Ну хорошо.

В.Листьев: Ну хорошо. Но зато истина же.

В.Смехов: Все. Я готов согласиться.

В.Листьев: Договорились. А я абсолютно уверен, что Вы впервые у меня на передаче, но с другой стороны, "Час Пик" для Вас - это не первая ... встреча с "Часом Пик".

В.Смехов: Да, да.

В.Листьев: Когда впервые произошла встреча?

В.Смехов: В 68-м году - не к ночи быть помянутым, но очень счастливом году для скажем каких-то работ Театра на Таганке и "Живой" у Любимова и, там скажем, "Тартюф". В это же самое время закрывали театр и открывали повесть Ежи Ставинского "Час пик". И это была интересная повесть в "Иностранной литературе", и Любимов предложил мне продолжить изыскания в области инсценизации. И вот я написал инсценировку, композицию, и она была настолько счастлива, что прожила, и я имею в виду уже в качестве спектакля, который поставил Любимов, до фактического окончания жизни Театра на Таганке.

(Транскрипт фрагмента 13):

В.Листьев: Час пик в жизни.

В.Смехов: Час пик в жизни.

В.Листьев: А у вас получались ситуации, в которых вы могли бы сказать, что это для вас действительно час пик. Когда практически все было потеряно?

В.Смехов: Да, это было. К сожалению, это было. Это было несколько раз. Несколько раз это было по естественным стечениям смертельных обстоятельств. То есть уходили из жизни очень близкие люди. И жизнь переворачивалась, и казалось, что завтрашнего дня уже не будет, эта страница не перевернется. А бывали обстоятельства, связанные с драматургией а-а-а государства. Скажем, когда закрывали театр на Таганке, и у меня, как следствие, случилась какая-то болезнь. В общем, я, я чудом выжил, так скажем. Все это ...(жест рукой).

В.Листьев: А то, что началось потом? Я имею в виду деление на театр Губенко, на театр Любимова.

В.Смехов: Это уже потом потом.

В.Листьев: Потом потом ...да...потом потом.

В.Смехов: Потому что настоящее потом это было, когда приехал Любимов, когда Губенко был как и все мы вполне человекообразен, то есть служил искусству, а не каким-нибудь там загадочным еще партиям. А,а-э, потом потом - это вот сегоднящий день, который абсолютно неинтересен для любителей театра. Для любителей кухонных и коммунальных новостей, наверное, интересно, почему вдруг театр на Таганке, который так красиво жил, так некрасиво заканчивается. Ну если вам угодно, можно и об этом поговорить. Но этот час пик неинтересен...

В.Листьев: Это, это не про это, потому что любая свара, если тем более, тем более если она касается людей, любимых очень многими, она, она всегда неприятна.

(Транскрипт фрагмента 14):

В.Листьев: Другой стал?

В.Смехов: Зал стал другой, зал везде стал другой. Зал потерял, ну, как сказать, обычный слой квалифицированных...

В.Листьев: Зрителей?

В.Смехов: Зрителей, да. Появилось много новых людей, которые должны платить новыми деньгами за новые спектакли. Они иногда не знают даже предмета разговора, сюжета не знают.

В.Листьев: Да, но если они пришли,то они хотят узнать.

В.Смехов: Да, они хотят узнать и они, вообще говоря, вежливо сидят, вежливо следят за, я имею в виду общий случай, все-таки на "Мастере и Маргарите" что-то было другое, мне показалось, что были люди, которые знали о чем речь и отличали Патриаршие пруды от Лысой горы, и понимаете, и в общем это приятно, конечно, хотя и нервно.

В.Листьев: И все-таки о Воланде. Вы ушли от этого ответа.

В.Смехов: Да, я люблю уходить...

В.Листьев: Да, и глаза...

В.Смехов: Я не знаю... это, это...

В.Листьев: Жутко тяжелая, наверное, трудная ... психологически сложная роль, потому что играть в своем представлении о дьяволе...

В.Смехов: Да, наверное. Это счастливое дело, и я боюсь, что я не смогу комментировать, хорошо это или плохо. Я могу только сказать, что мне счастливо. Мне счастливо, что любимая книга и любимый персонаж когда-то - этому уже 17 лет - превратились в как бы живое движение на сцене. Это было очень счастливое время, когда Любимов с нами потрясающе вместе, как сказать, соавторил, то есть...

В.Листьев: ...сотворил, в смысле...

В.Смехов: ...сотворял, да

В.Листьев: ...сотворял.

В.Смехов: Это было очень здорово, забавно, тяжело и счастливо. И это отражается, а то, что тому предшествовало, я это описал, я все-таки немножко литератор. Я это описал /.../

В.Листьев: А сколько книг Вы уже выпустили?

В.Смехов: Боюсь //хвастаться//

В.Листьев: Три? Пять?

В.Смехов: Четыре, может быть.

В.Листьев: Четыре, четыре книги.

В.Смехов: В том числе книга о Лене Филатове. Такая у меня была книжка, в киноцентре изданная, о новых временах "На Таганке", но они очень быстро закончились. Слава богу, что они отражены в книжке.

В.Листьев: Бес попутал вас давно.

В.Смехов: Так.

В.Листьев: А потому что ваши родители никакого отношения к профессии актерской не имели. Кем они были по профессии?

В.Смехов: Так. Сейчас бес вас попутал, то, что вы оказались знатоком моей жизни, независимо от, от меня. Да, спасиво. Мои родители были и остаются людьми других профессий: мама - врач, отец - математик и экономист, даже воспитал, как говорится, плеяду не в гороскопическом смысле слова...

В.Листьев: Я понимаю...

В.Смехов: ...да, а в наземном. Вот. И я выяснил, совсем недавно, что один из самых для меня удивительных и ослепительных людей, вызвавший восторг - в Ленинграде мы были два дня в командировке с "Московскими новостями" - человек по фамилии Явлинский Григорий Алексеевич, правда блестящий человек. Ну он вдруг рассказал, как в Плехановском институте мой отец производил фурор для студентов таким-то и таким-то поступком.

В.Листьев: Вам это было жутко приятно?

В.Смехов: О да, потому что я был //...// уже критическим отношением...

В.Листьев: К родителям?

В.Смехов: К родителям, к отцу, конечно, поскольку он все-таки экономист, значит, он как-то связан с социализмом.

© Войцех Хлебда, Рольф-Райнер Лампрехт, Наталья Л. Шубина. Потсдам 1998г.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (31)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.