smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

"Жизнь - это единственный выход из создавшегося положения"

10 августа нашему любимому Атосу, актеру, режиссеру и литератору Вениамину Смехову исполняется 70 лет. Накануне юбилея актриса и певица Алика Смехова специально для "ТВ ПАРКА" взяла у папы интервью и выяснила, как добывались дефицитные продукты в голодные годы застоя, как можно из филолога переродиться в лицедея и сколько надо выпить, чтобы выглядеть интеллигентно в хорошей компании…

Алика: Папа, сегодня для меня очень неожиданное интервью. Мне доводилось брать их прежде, но только у женщин, поэтому даже не знаю, как с вами, артистами-мужчинами, разговаривать. А потому решила: буду говорить с тобой как с папой. И первый мой вопрос, как дочери и матери двух сыновей, такой: как тебе удалось вырастить меня с Леной (старшая сестра Алики. - Прим. ред.) в советские годы? Было полно проблем - с продуктами, с вещами. У тебя, конечно, случались заграничные гастроли, но не так часто, как хотелось бы.

Вениамин: Алика, перед интервью ты сказала: "Ты привык очень много говорить. Давай покороче". Я и отвечу коротко: "Не знаю!" Как доставали, как жили, как умудрялись, как корячились, горбатились, как удавалось обаять директора гастронома напротив нашего дома на Волгоградском проспекте?- совершенно не знаю. Могу лишь догадываться, что фирма "Театр на Таганке" является ключевой подсказкой для ответа. Тогда надо было разбиться в пыль, чтобы вывернуться и достать. А билет в "Таганку"- это почти кремлевский документ, дефицит - Плисецкая, "Жигули", дубленка, "Таганка". Знаешь, ты родилась…

А.: …когда "Таганка" уже была.

В.: Да, через четыре года после ее открытия. Родилась в отдельной квартире, которую я получил через 25 лет жизни в коммуналке. С Леной было сложнее: я тащил коляску на пятый этаж старого купеческого дома без лифта, без воды, без всего! Ленку как-то обварили, потому что воду приходилось нагревать и локтем измерять температуру. С тобой было проще, потому что и театр помогал, и родители мои. Отец все-таки писатель, профессор, преподавал тогда. А мама, замечательный терапевт, уже заведовала отделением в поликлинике, так что врачебный осмотр внучек проводился постоянно.

А.: Я помню тебя у плиты. Я помню, как ты готовил нам завтраки, как возил нас в школу к 8:30 утра, а туда еще надо было доехать. Я вот работаю и не успеваю делать это. А у тебя еще театр вечером, спектакль…

В.: Я у тебя хочу спросить: как тебе удается все успевать и при этом брать интервью у папы? (Смеется.)

А.: У меня все просто? - берется работник и помогает с ребенком. Но у нас-то с сестрой няни не было!

В.: Мне было интересно самому воспитываться, пока я воспитывал вас. Получается, что я и как актер в этюдах саморазвивался.

А.: Я помню, как ты меня кормил.

В.: Да, были изобретены разные актерские трюки, при которых любимая, но, как мне тогда казалось, костлявая девочка могла бы превратиться в такую вот красивую, полноценную, не смолкающую в своих вопросах даму. Мне надо было научиться, например, отвлекать тебя на стенку. Я держал ложку и, обращаясь к стене, говорил: "Какая Тамара хорошая, какая она… Ну-ка, давай!" В это время ты открывала рот, и туда попадала каша вместо Тамары.

А.: Еще ты перед сном изображал Кука.

В.: Да. Каким он тебе казался, злым или добрым?

А.: Ну, внешне он такой хороший…

В.: Такой замечательный Кук-Злодей-Мефистофель!

А.: Мы засыпали в детской, и ты говорил:
"Раз - свет уже погас.
Два - спать уже пора.
Три…"

В.: "…сопли утри!
Четыре - тишина в квартире.
Пять - детям пора спать.
Шесть - у девчонок
совесть есть?
Семь…"
М-м-м… ну придумай что-нибудь!

А.: "Засыпать скорее всем".

В.: "Восемь- сны смотреть попросим.
Девять - люблю моих девок.
Десять - спит усталый месяц".

А.: Вот! Именно эта считалочка очень многое нам дала. Это означало, что папа есть, что он любит и заботится. К тому же текст менялся, он был все время разный, мы его придумывали, развивали художественно.

В.: Вообще, это актерство.

А.: Есть у меня подозрение, что твой младший внук Макар продолжит начатое тобой дело. Как ты себя чувствуешь в роли основателя актерской династии?

В.: Ну, я не большой любитель штампов. Как тут недавно в газетах писали про кинофестиваль: "…династия Бондарчуков, династия Михалковых, династия Лазаревых, династия Смеховых…" Писали, какие чудесные шляпки были у Светланы Немоляевой, у Галины Аксеновой, моей жены (Алика - ребенок от первого брака актера с Аллой Смеховой. - Прим. ред.). Это красиво, конечно, но не главное в моей жизни.

А.: А что тогда главное?

В.: Я не знаю, Алика, какие у тебя есть боги - с маленькой буквы. Есть Бог един, а есть боги в жизни, в быту, в эстетике… В моей жизни, наверное, это органика, то есть естественность. Именно она диктует выбор. И моим родителям, и мне хотелось, чтобы я стал филологом. Но исполнил это мой старший внук Леня, Ленкин сын, он занимается риторикой.

А.: Меня ты хотел видеть врачом…

В.: Тебе это шло. И в жизни этого не хватает. Вот и меня повернуло туда, куда логика не позволяла, в актерство. Логикой я исходил из отца, который написал "Логику планирования" - знаменитую книгу, с помощью которой он усыплял своих внуков. Шел в литературу, уже готовился к МГУ - головой, а ноги повели в "Щуку". Но призвание, вдохновение - это не пышные слова, это что-то внутри, что заставляло в течение всех лет в школе тащиться на сцену, вербовать всех стать обожателями Маяковского, читать… Видимо, это была органика, которая противоречила логике. И было так сложно с этим бороться…
Я поступил в Щукинское училище на ура, на "вдруг". А потом, когда понял, что надо изображать этюды, надо быть собой в предлагаемых обстоятельствах - помнишь систему Станиславского?.. Вот это у меня не получалось.

А.: У тебя?!

В.: Потому что я был ужасно застенчивый. На публике я очень стеснялся. Сегодня, когда я провел так много времени на сцене и стал публичным человеком, я знаю, что, оказывается, можно победить собственный характер.

А.: Театр на Таганке - какие потрясающие были спектакли, какие роли! Это счастье, что ты там играл долгие годы. Но ты всегда что-то делал помимо "Таганки" - ставил телевизионные и радиоспектакли, объездил полмира, поставил множество опер в замечательных театрах, написал несколько книг…

В.: Да, мне грех жаловаться. Были книжки, была повесть, были рассказы, вышел двухтомник. Сейчас ко дню рождения появится третий том.

А.: В свой юбилейный год, хотя ты не любишь слово "юбилей", ты решил "ударить искусством по бездорожью" - создал проект "Танго".

В.: Это второй для меня случай после мюзикла "Али-Баба", в котором нечаянно, но органично воплотилась моя собственная литература. В танго есть загадка, радость, боль, мелодрама… Я слушал Кобзона, когда он запел танго, и стал очень уважать этого артиста. И вдруг у меня появляется диск с польскими танго 30-х годов. Я написал на старые мелодии 12 новых текстов. Мой друг Володя Павлов помог найти замечательных музыкантов и записать диск "12 месяцев танго".

А.: И ты записал его вместе со мной.

В.: Да, я даже иногда тебе подпевал. А между песнями на диске звучат стихи Мандельштама. Здесь есть связь: в стихах тоже есть польская тема, ведь Мандельштам родился в Варшаве. Кроме выхода диска 1 ноября в Доме музыки будет концерт, а в Новый год - телепрограмма.

А.: На каком канале ее покажут?

В.: Надеюсь, на федеральном. Мы уже сняли 70 процентов материала... На "Таганке" всегда повторялись слова Николая Эрдмана: "Все зависит от компании: какая компания - такие у тебя и успехи". Вот я много снимался, но запомнил только несколько работ. "Монтекристо" - вроде сериал, но колоссальная компания, "Три мушкетера" - компания, "Али-Баба" - компания. И наши "12 месяцев танго" - тоже хорошая компания.

А.: Проект к юбилею - это хорошо, конечно. И мы решили с тобой, вернее ты решил, не накрывать столы в огромном зале, чтобы тебя восхваляли. И все-таки… Где ты будешь в свой день рождения, 10 августа?

В.: Ты хотела сказать: "Где мы с тобой будем?" В Берлине, куда прилетят друзья из разных стран, и у нас помимо застолья будут экскурсии по Берлину, Дрездену, Потсдаму. По музеям - Пергамону, Дрезденской галерее…

А.: Не перестаю тобой восхищаться- ты всегда в движении! Вот меня спрашивают, как мне удается сохранить форму. В 20 лет ответ был прост: "Молодая, вот и выгляжу". Сейчас скажу: "Питайтесь грамотно, спортом занимайтесь, думайте о хорошем". А еще у меня здоровые гены! Дедушка в свои 98 лет пишет рассказы, играет в шахматы. Ты, сколько я тебя знаю, с утра едешь на какую-то съемку, днем еще что-то успеваешь, потом театр, ночью с друзьями… Я уже не говорю о том, как вы с Глашей (Галина Аксенова. - Прим. ред.) отдыхаете!

В.: Мы и с тобой делали это не раз.

А.: Мне интересно с вами путешествовать, потому что я хотя бы что-то вижу. Вы берете машину, вы все достопримечательности должны осмотреть, все облазить и объездить. Это началось еще, когда мы вместе поехали в Америку и ты мне в Майами устроил день рождения. Мы поехали на Кий-Уэст, были в доме Хемингуэя, получили яркие впечатления, в том числе и гастрономические.

В.: Островок Исламарада не забыть никогда! Физическая пища вместе с духовной сочетались очень хорошо. По-моему, вы с Глашей истребили там всех устриц.

А.: Поэтому я до сих пор свечусь - в устрицах фосфора много. (Смеется.) Вот он, залог того, что человек выглядит и чувствует себя прекрасно! Надо быть в движении, не останавливаться, развиваться, хотя я не знаю, куда тебе еще развиваться. Ты никогда не сидишь в четырех стенах, не лежишь на диване. Я видела много артистов-мужчин, которые, к сожалению, губят свою жизнь чрезмерными возлияниями. Это такое счастье, что ты в принципе непьющий.

В.: Не так. Я не запойный, но очень люблю выпить!

А.: Ну, выпить - это не значит пить.

В.: Ну, так это Пушкин сказал: "Пить - это благо до тех пор, пока может длиться беседа".

А.: Да, то есть интеллигентно. Плюс вы с Глашей все время ходите пешком. Вот вам, пожалуйста, дорогие читатели, рецепты вечной молодости!

В.: Здесь я вынужден опять вернуться к танго. Все зависит от партнера. Поэтому я еще более тобой горжусь: ты тянешь жизнь, тянешь семью, и те партнеры, которые у тебя были в жизни, за ничтожным исключением, это были партнеры на вторых ролях. У меня в жизни другое. Мы с Галей друг другу помогаем, и я счастлив, что ты с нами. "Жизнь - это усилие во времени", - сказал философ. Еще, может быть, на закуску надо сказать, что во всех моих поездках про Алику Смехову меня обязательно спрашивают и говорят: какая у меня замечательная дочь!

А.: То есть ты хочешь сказать, что я тебя не подвела. А ты знаешь, в чем я тебя еще не подвела?

В.: В чем?

А.: Обычно, у мужчин бывает расстройство, когда у них дочери, даже очень любимые, потому что заканчивается их фамилия. А ты этого избежал, здесь мы всех перехитрили: у тебя две дочери, у тебя три внука, и все они носят твою фамилию. Твое продолжение в Лёне, Артеме и Макаре Смеховых.

В.: Это очень красиво ты сказала.

А.: Давай так же красиво закончим наш разговор.

В.: Хорошо, закончу словами мудреца: "Жизнь - это единственный выход из создавшегося положения".


"ТВ-Парк"
№ 32, август 2010 г.




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.