smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

"ВЕНИАМИН СМЕХОВ - ИДЕТ СПИНОЙ ВПЕРЕД"...

...Путешествует, преподает, ставит спектакли, пишет книги. Смехов отмечает, что кино - не его пристрастие. А самая главная страсть в его жизни - путешествия, через них он познает мир, людей и самого себя...

- В одном интервью вы сказали, что вы ленивый человек. Как это сочетается с вашей страстью к путешествиям?

- Я думаю, что лень в моем отражении - это явление нетривиально понимаемое. Лень в данном случае - аналог праздности. Слово "лень" звучит как увиливание от работы, а праздность звучит как праздник, отдых души. Мне очень понравилось, как Антон Павлович Чехов писал о праздности как о постоянной мечте. В данном случае не помню, в каком контексте я это говорил.

- Вас спросили, знаете ли вы иностранные языки. И вы ответили, что нет, поскольку ленивы...

- У меня, действительно, есть какое-то упрямое ограничение в каких-то новых поступках. Заняться чем-то новым порой кажется мне страшным. Тем более, что я каждый день ощущаю, что мне подарено больше, чем я заслужил.

- Скромничаете?

- Тут ни о какой скромности не может быть и речи. Для меня самое настоящее - это прошлое. Кстати, прочитал на эту тему очень много подтверждений у гораздо более умных людей, чем я: Цветаевой, Пастернака, Рильке. Петр Фоменко говорил, что идти надо спиной вперед, держа все, что сделал, накопил, и не теряя постоянного чувства удивления и благодарности. А когда ты идешь спиной вперед, естественно, тебя толкают в спину и говорят: "Смотри, куда ты идешь! Развернись! Сделай то-то и то-то!" На это нужны какие-то усилия. Наверное, отсутствие подъемной силы на эти усилия, на эти обновления можно называть ленью. И, правда, я очень недоволен тем, что начал учить языки и не выучил, не могу закончить книгу, постоянно на что-то отвлекаюсь. Конечно, это от лени. Может быть, я таким образом защищаюсь. Наверное, я в этом не оригинален. Вот моя жена - совершенно другой человек в этом смысле, она намного моложе меня и активней. Но тоже жалуется на подобное.

- Сколько времени вы уже пишете книгу "Жизнь в гостях"?

- Уже лет десять пишу. Первые главы написаны в 1997 году. А потом наступил 2001 год, в этом году у меня было очень много поездок. И года два я посвятил путешествиям, решил не разбрасываться. Был и в Москве, и в Питере, ездил к друзьям во Францию, в Германию и даже был перелет через океан в Латинскую Америку. А потом наступило 11 сентября, которое нас застало в Вашингтоне.

- Вам нужны специальные условия для написания?

- Сейчас - да, чтобы я мог сосредоточиться. Раньше мог сидеть на "торчке" и писать. Помню, когда была ранняя "Таганка", мы жили в коммуналке, только родился старший ребёнок, и я писал сценарий к спектаклю про Маяковского на кухне. Условия были бытовые походные. Этого было достаточно. А сейчас хочется комфорта, чтобы ничто не отвлекало. Слово стало еще более дорогим. Большую роль играет моя жена, которая является еще и очень талантливым редактором.

Галя - журналист, специалист по истории культуры, по театральным постановкам во Франции Питера Брука. В последнее время она написала много работ на английском языке, вела курсы в разных университетах по истории кино. Она гораздо более усердная и талантливая, чем я. У Гали есть чутье к языкам. В Израиле на фестивале она мне переводила шепотом. Дочка Войновича учила ее немецкому языку. Знает французский, польский. Ей дали разрешение, подписанное самим Мрожеком, на перевод двух его пьес. Эти пьесы шли во многих театрах. Она получила премию в Польше за переводы. Сейчас Галина много времени уделяет истории и культуре Италии. Италия ведь одна из главных точек мирового кино двадцатого века. Нам повезло познакомиться и даже подружиться с семейством Тонино Гуэйро...

- Вы очень везучий человек на встречи с интересными людьми...

- Да. Как Высоцкий как-то выразился, что я коллекционирую знакомства. Он так сказал, когда узнал, что я без него подружился с его другом, замечательным художником и скульптором.

- Что, на ваш взгляд, самое главное в дружбе?

- Все, что можно сказать о дружбе, сказано в очень плотных, жестких согласных. Слово само по себе жесткое и очень спасительное. Дружба - это благодать.

- Уметь дружить - это талант, который дан не каждому?

- Думаю, что да. Из тех, кого я знал, наиболее богаты этим талантом были Владимир Высоцкий, Юрий Визбор. Это были два абсолютно разных человека и дружили они по-разному. У Высоцкого было праздничное отношение к дружбе, он любил удивлять людей, а Визбор был очень постоянным, преданным человеком, на которого можно положиться. Я учусь у таких великих людей.

- А ваш тип дружбы какой?

- Пусть мои друзья говорят. Но я люблю своих друзей.

- Дружба прочнее любви?

- Любовь - это штучная благодать, очень летучая и зыбкая. Дружба прочнее. Хочется пожелать всем испытывать это... За всю трансформацию, которую прошла наша страна, было много попыток лишить нас прекрасных отношений между людьми. Много было сделано для озлобления людей. Когда я возвращаюсь откуда-то с запада или с юга, вижу, как у нас редко люди улыбаются. В моей книге "Эйфоризмы", которая вышла в Петербурге, есть такая фраза: "Чего у нас нельзя отнять, так это доброжелательности. Нельзя отнять того, чего никогда не было"...

- А когда вы возвращаетесь из заграницы, на вас не давит "серость"?

- Конечно, на это нельзя было не обратить внимание. Но я хочу сказать о другом. Первые годы дома было очень тревожно и во всех отношениях не интересно, - не интересно продолжать играть то, что я играл раньше, не интересна та перемена, которая произошла на "Таганке". Она, слава Богу, произошла в пользу молодого поколения. А для меня режиссерская профессия всегда существовала отдельно, и возможность ее реализовать для меня была гораздо выше и нужнее, чем все остальное. Поэтому всю энергию для того, чтобы превратить будни в праздник, я вкладывал туда, где работал. А когда приезжал домой, чтобы отдохнуть, душа не отдыхала, а тревожилась. Но все равно я успевал встать на баррикады за Юрия Любимова, за родной театр, печатался в газетах, выступал в суде. Это было очень грустное время.

- Сейчас стало спокойнее?

- Относительно спокойнее, хотя тревоги не покидают. На мой взгляд, в нашей стране никак не могут найти середину и впадают в крайности, то в одну, то в другую. А нужно хоть какое-то равновесие.

- Когда вы можете сказать, что ваша душа отдыхает?

- Когда я смотрю хорошие фильмы, как правило, документальные. Вот на фестивале "Литературы и кино" посмотрел фильм про Виктора Некрасова, про Булата Окуджаву. Там чувствуется равновесие, гармония. Я работал четыре месяца в Молодежном театре в Москве, выпустил спектакль "Самоубийца", и раз или два в месяц приезжаю, смотрю, как ребята работают. И когда они играют спектакль, моя душа обливается шоколадом.

- А в связи с вашей актерской профессией?

- Я люблю ездить с выступлениями. В последнее время их было очень много в России, даже больше, чем за границей. Они дают мне энергию, возвращают потраченные силы. Недавно была большая поездка по Германии, до этого по Сибири, выступал в Петербурге. Я вдогонку получал письма по интернету, которые с компьютерного языка на человеческий переводил мой внук Леня. А второе мое проявление актерства - это звукозапись. Есть замечательный продюсер Владимир Воробьев, с которым я записываю диски на студии, и он их издает. Записал Пушкина, "Мастера и Маргариту", "Двенадцать стульев", "Шишкин лес". Сейчас записываю Шаламова, Маяковского, последняя работа - "По ком звонит колокол"...

- А как складываются отношения с кино?

- Кино для меня никогда не было существенным местом расхода каких-то душевных сил. И, честно говоря, очень легко и даже радостно отказываюсь от многих предложений. В последнем фильме Аллы Суриковой "Вы не оставите меня" должен был играть главную роль, но я выпускал спектакль и был вынужден отказаться. Недавно отказался от главной роли в гигантском сериале несмотря на то, что мы переехали в новую квартиру и влезли в огромные долги. Я не умею халтурить. Порой, когда смотрю фильмы, жалко замечательных актеров, потому что режиссер может с актером сделать все: из плохого актера сделать хорошего и, увы, наоборот.

- То есть сейчас вы нигде не снимаетесь?

- Снимаюсь в одной рождественской сказке. По-моему, очень симпатичная история. Играю волшебника. Скоро начнутся съемки "Возвращения мушкетеров".

- Извините, что спрашиваю про Атоса. Но все-таки не давила роль столь благородного персонажа?

- Вы обязательно упомяните, что вы извинились, когда задавали этот вопрос (смеется). То, что меня ассоциируют с этим персонажем, - не моя проблема. А Олега Табакова с Матроскиным должны сравнивать, а Ахеджакова сыграла мышь в "Дюймовочке", Крючкова - жабу в этом же фильме. И что? Но если говорить серьезно, я не думал, что роль Атоса будет не проходная. Когда снимали "мушкетеров", никто не относился к этому фильму как к долгоиграющей пластинке. Так получилось. Я не вижу никаких следов шедевра в нем. Но когда смотрю этот фильм сейчас, получаю большее удовольствие, чем двадцать лет назад. Почему-то спустя годы достоинства видны больше, чем недостатки. А тогда я видел недостатки.

- А вообще вы критически настроены по отношению к себе?

- У меня нет, слава богу, пелены и шор на глазах. И никакого упоения своей персоной тоже нет. Мне повезло видеть гораздо более интересных людей, чем я сам. Но, конечно, я с благодарностью отношусь к "Мушкетерам". Хорошо, когда люди тебе улыбаются, даже если они путают тебя с твоим героем.

- На кинофестивале в Гатчине я заметила, что вы ни разу не уходили с показа фильмов. Неужели вам все нравилось?

- Конечно, не все. Но я очень редко появляюсь на таких фестивалях и, если меня пригласили, надо соответствовать. Все-таки я не чувствовал себя на кинофестивале в своей тарелке. Ибо считаю себя театральным актером, режиссером, писателем, в крайнем случае - телевизионщиком, а к кино я имею мало отношения.

- Вы поставили много телевизионных спектаклей. Как вам кажется, сейчас жанр телеспектаклей возрождается?

- Потихоньку да. Хотя с большим трудом. Но я успел поставить "Лекаря по неволе". Сейчас буду делать получасовой моноспектакль к столетию Варлама Шаламова.

- Вы довольно часто путешествуете, летаете на самолетах. А от чего в обычной жизни у вас бывает чувство полета?

- Есть какие-то интимные вещи, о которых я не люблю говорить... Главное, что я могу назвать топливом моей жизни на протяжении последних 28 лет, - это моя семья, моя жена Галя. Об этом можно говорить и прозаическим, и поэтическим языком, и красивым, и бытовым. Но суть остается одна. И такого семейного счастья я желаю всем хорошим людям.

Беседовала Татьяна Болотовская.
Газета "Телевидение. Радио." (Санкт-Петербург), № 19 (2662)
8 мая 2007 г.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (25)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.