smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

"Рожденный на "острове Свободы", на Таганке"

Эксклюзивное интервью с актёром театра и кино, режиссёром, писателем Вениамином СМЕХОВЫМ

- Вениамин Борисович, в одном из опубликованных интервью, вы сказали, что прошлое для вас интересней настоящего потому, что оно - защита от будущего. Ваше прошлое связано с целой эпохой в театральном мире бывшего Советского Союза - России. Вы со дня основания играли в театре на Таганке. Итак, что для вас сегодня власть прошлого?

- Не могли бы вы задать вопрос поконкретнее? Там много людей, которых назвать или случайно не назвать, - обидеть.

- Хорошо. Мне посчастливилось знать вас не только благодаря славе в кино, не только как знаменитого Атоса в фильмах Юнгвальда-Хилькевича. В моей памяти вы на сцене Таганки в образах противоречивых персонажей: Клавдия в "Гамлете", Глебова в "Доме на набережной", Воланда в "Мастере и Маргарите". Оставляя Москву перед отъездом в Америку в 1995-ом году, я пошла последний раз смотреть "Мастера и Маргариту" и увидела, как по-иному в сравнении с премьерными годами вы играли Воланда. Меня поразило с какой свободой и с какой печалью вы существовали на сцене. Словно вашего Воланда с неких пор наполняло сожаление о слабостях и пороках человеческого рода, и он стал скорбным…

- Да, и театру, и этой роли я принадлежал всецело. Что касается булгаковской дьяволиады, то она менялась с ходом жизни. И от издевки над советской властью и над советскими атеистами она обращалась ко всему земному кругообороту, к всеведению. Театр на Таганке был прорывом. Его не очень понимали власть и начальство. Но это был Остров Свободы. Поэтому там так вольно дышалось!

Своими художественными устремлениями создатель театра Юрий Петрович Любимов был обращен к авангардистсткому театру Мейерхольда и несомненно развивал его традиции. Отсюда и устремленность к определенной эстетике, условности со знаменитым световым занавесом, трансформирующимися декорациями, которые создавал выдающийся художник театра Давид Боровский, трагичной гротесковой музыке композитора Шнитке (Вспомним "Ревизскую сказку" по Гоголю)… У нас было все не так, как у всех. Театр был уникален. Каждый наш спектакль становился не только художественным, но и общественным событием. И когда долго запрещаемый роман Булгакова "Мастер и Маргарита" был впервые инсценирован и поставлен на Таганке Любимовым, это стало также завоеванием свободы. Наш театр был единым миром, все, кто в нем работали - артисты, художники, композиторы, рабочие сцены, осветители чувствовали себя сотворцами. Но нам пришлось пережить и тяжелое время, когда очередной запрет вынудил нашего главного режиссера на годы покинуть страну. Нам все время запрещали наши спектакли, запрещали правдивейший рассказ о деревне -спектакль "Живой" по повести Можаева, где замечательно играл Золотухин...

- И Славина…

- Запрещали спектакль памяти Владимира Высоцкого, запрещали поэзию Николая Алексеевича Некрасова, это мой телеспектакль, как мы ее понимали, последний запрет коснулся пушкинского "Бориса Годунова"… После общественного просмотра началось нечто в защиту спектакля, что можно назвать величайшей общественной акцией. Отстаивая спектакль и убеждая чиновников из министерства культуры и обкома, выступали Булат Окуджава, Владимир Лакшин, Дмитрий Покровский, Родион Щедрин, Константин Рудницкий, Натан Эйдельман и многие другие выдающиеся деятели искусства.

- Я находилась в театре во время этой величайшей гражданской акции и ощущала с горящим лицом, что присутствую при событии, которому не было равных. Ваш Остров Свободы защищали лучшие умы и сердца России.

- Спасти спектакль тогда не удалось. Любимов уехал, а мы - актеры продолжали ждать его. Как дети ждут отца. Мы никого другого принять не могли. И когда к нам пришел, очевидно, по назначению ЦК - КГБ выдающийся режиссер Анатолий Эфрос, возникло противостояние. Он уже ставил у нас "Вишневый сад", и это была великолепная постановка, но мы принять его на месте Любимова не могли, как и никого другого. Прошло немало лет прежде, чем Любимов вернулся. А опыт, относящийся к дьяволиаде, множился. И Воланд менялся. Как менялись жизнь театра и страны. Последний раз в роли Воланда я вышел на сцену десять лет назад. А затем попрощался и с театром, и с этой ролью. И Юрий Петрович принял мой уход. Я написал об этом и об этом, и о многом другом две книги: "Та Таганка" и "В жизни так не бывает", вышедшие в издательстве "Время" в 2008-ом году, и удостоенные похвальной рецензии в столичном уважаемом журнале "Знамя".

- И туда вошли очерки о коллегах-актерах: Владимире Высоцком, Алле Демидовой…

- Да, и о других. В Бостоне этот двухтомник продается в книжном магазине "Петрополь". Кстати, у вас в Бостоне живет замечательный человек, которого можно назвать летописцем нашего театра. Это Марк Купер.

- О, знаю, он был причастен… Расскажите, как складывалась ваша творческая деятельность после ухода из театра. Колоссальный успех принесла вам изящно придуманная музыкальная сказка "Али- баба и сорок разбойников". Но ведь вы много занимались и занимаетесь режиссурой. В таганковском спектакле "Час пик" по повести Ежи Ставинского вы играли героя, которого развенчивали за стремление идти в ногу со временем при уступках и компромиссах. Как сейчас вижу мизансцену, в которой вы взлетали на стрелке башенных городских часов…Это ваша постановка?

- Вы повторяете ошибку Александра Моисеевича Володина. Он любил наш театр, этот спектакль. Когда приезжал из Ленинграда, всегда приходил к нам. И однажды, после "Часа пик" я зашел в кабинет Любимова, а там сидит Володин. Он смотрел спектакль третий раз. И тут говорит Юрию Петровичу: "Это хорошо, что вы предоставили Смехову поставить спектакль". Тот недовольно оглянулся. На самом деле спектакль ставил Любимов, а я в нем только играл.

- Но не ошибусь, назвав вашу давнюю телепостановку "Воспитание чувств" по роману Флобера, где Фредерика Моро играл незабвенный Леонид Филатов, госпожу Арну - Зинаида Славина… Какое глубокое поэтическое настроение оставлял телеспектакль…

- Да, и мне этот спектакль дорог, в нем замечательно сыграл Ленечка Филатов, сейчас молодые артисты разыгрывают его сказку "Про Федота"…

- Но разве кто-нибудь может читать так виртуозно живо как он сам?

- Как он - нет, но по-своему неплохо.

- Вы осуществили много собственных постановок в России и за границей, в жанре драмы и в жанре оперы…

- Да, и особенно важной для меня стала режиссура в опере "Пиковая дама".

- Это великая опера, но и камень преткновения. "Пиковую" ставил Мейерхольд, приблизив к Пушкину, и был ошельмован. "Пиковую" ставил и ваш Любимов в Париже, в союзе со Шнитке и дирижером Рождественским, за что пострадал в свое время. На вас, к счастью, теперь пора начальственных окриков не распространяется. И вы можете спокойно искать собственные решения. А что еще вы назовете?

- Я написал пьесу "Две сестры" о Лиле Брик и Эльзе Триоле.И поставил ее во Фпанции.

- Хотелось бы по крайней мере прочитать… Однако продолжим о вашей тяге к режиссуре. Скажите, вы ставили фильм "Сорочинская ярмарка", посвященный Юрию Любимову?..

- Да, это был фильм в его честь. К его возвращению в 1985-ом году. Скорее, к его изгнанию в 1984-м, а не к ренессансу 1989-го. И к юбилею театра. В нем пасечника Рудого Панько прекрасно сыграл Иван Бортник. С тех пор я осуществлял театральные постановки в России, Германии, Чехии, Голландии, Франции, Израиле… Но ставил я и на родине: в Ленинграде - "Горячее сердце" Островского в театре Комиссаржевской, где завлитом - ваш замечательный Витя Новиков…

- О, он редкий умница. Что неслучайно. Его отец был профессором философии, интеллектуальная атмосфера семьи наверняка повлияла…

- Ставил я в Омске, где высокая театральная культура, и в других городах России…

- У театра на Таганке было три юбилея: 15-тилетие, 25-тилетие и в апреле нынешнего года - 45-тилетие. Вы захотели пойти на последний юбилей?

- Да, я позвонил Любимову, и чтобы его подозвали, сказал, что говорят из театра, он взял трубку, я назвал себя. В ответ в трубке прокатилось:"А-а-а. Ну приходи, но если места не найдется, сул тебе поставят". И все-же, когда я пришел, охранник преградил мне вход. У меня вырвалось: "Я здесь родился!" На его лице сформировалась какая-то морщинка: "Понимаю",- сказал он и отворил мне дверь. Конечно, теперь у театра своя мифология.

- И для меня театр на Таганке - миф. Ведь он был создан в 1964-ом году. А в апреле 1965-го он приехал впервые на гастроли в Ленинград. Дворец культуры имени Первой пятилетки все дни гастролей был переполнен. Новый театр своей страстной устремленностью, своим пафосом взбудоражил жизнь города, потряс интеллигенцию. Мой друг сказал о Зинаиде Славиной: "Так не стихи читают, так сердцем кричат". И я с тех пор стала навсегда человеком Таганки. И приезжала в Москву, чтобы с помощью удостоверения студентки Ленинградского института театра, музыки и кинематографии попадать на спектакли Таганки. Однажды администратор сказл мне:"Девушка, вы бы и в другие театры пошли..." Но я с упорством отчаяния пробивалась исключительно в любимый московский театр. А уж потом судьба в лице одного незаурядного и безвременно ушедшего из жизни человека предоставила мне возможность познакомиться с вами, Венечка. И ряд спектаклей я увидела благодаря вашей помощи.

- Да, я помню, случившийся в следующие гастроли в Ленинграде поход с вами к Беньяш и вечер у нее в гостях (Раиса Моисеевна Беньяш - известный ленинградский театральный критик, большинство ее статей и книг было посвящено творчеству Г. А. Товстоногова и артистов Большого драматического театра, но в те запретительные времена ей удалось опубликовать в журнале "Звезда" статью о любимовской Таганке, и это тоже был "прорыв"- примеч. мои-А.Ц.)

-А я помню наше посещение Александро-Невской лавры, и как, побродив средь могил великих Глинки, Чайковского, Достоевского, вы сказали: "А теперь пойдем к нашим". И мы пошли поклониться могилам актеров Александринского театра 19-го века: Асенковой, Давыдова, Дюра… А потом вы с нежностью говорили о своих крохотных доченьках, которых однажды я видела в колыбельках, побывав в Москве… А теперь какие выросли! Алика стала известной актрисой и певицей, Елена - литератор, недавно опубликовала первый роман.… Поворачивая известную поговорку наоборот, скажем, что природа не отдыхала на ваших детях. А вы всегда были прекрасным отцом, хотя уже много лет состоите в другом браке. Вашу жену Галину Аксенову вы неизменно во всех интервью называете мудрой. И я верю, что вы оба счастливы. Не так давно в Москве я бежала на спектакль МХАТа "Дыхание жизни" с моей любимой Теняковой и увидела вас обоих идущими по Камергерскому проезду в Москве с охапкой цветов и рука в руке…

- Галя преподает в Школе-студии МХАТа. А Наташа Тенякова и нами любима.

- Однако вернемся к вашему литературному творчеству… Кстати, ветви вашей театральной семьи переплелись с ветвями литературной…

- Брат Гали женат на дочери замечательного писателя Тендрякова, а мой отец после смерти моей мамы женился на его вдове, и мы все дружим. В 26 лет я получил право написать пьесу по стихам Маяковского "Послушайте", поставленную на Таганке. Это не афишировалось, но многие сценические композиции были написаны мной. У нас не ставили пьесы, а ставили инсценировки или поэтические действа. Моя первая публикация в "Юности" была замечена и Вознесенским, и Володиным. Я написал очерки и воспоминания об актерах, с которыми выступал на одной сцене. Я выпустил аудиокниги, в которых дал жизнь множеству персонажей, записана проза Хармса, роман Булгакова "Мастер и Маргарита", в котором я представил 80 персонажей, "12 стульев" Ильфа и Петрова, последняя запись - двухтомник: роман Дюма "Три мушкетера", он длится 21 час. Компакт-диски, аудиокниги сейчас стали главными событиями в моей актерской жизни. Между тем, на моем счету 21 фильм, где я снялся, и я часто выступаю с чтецкими программами…

- К слову, побывав недавно и в Санкт-Петербурге, я увидела афишу вашего предстоящего выступления в Малом зале филармонии. И порадовалась тому, что жанр художественного чтения, который всегда любила интеллигенция, и который перестал привлекать публику в тяжелые 90-е годы, вновь вернулся и востребован.

- В Санкт-Петербургском Театре комедии я выступал с сольной программой под названием "Вечер сплошного Смехова"…

- И с этой же программой, включающей классику, например, Пушкина и современные экстравагантности, скажем, сочинения Пригова, вы недавно покоряли Нью-Йорк…Что удивительного, вы всегда мастерски владели словом, интонацией, голосовыми модуляциями, в вашем исполнении сочетаются лирика и озорство импровизации, холодок наблюдателя и прорывающийся сердечный жар. Вы на эстраде не чтец-декламатор, а по-прежнему актер Таганки, существующий по законам театра, где действием правит острый ритм! Ритм правит и вашим пером. Кстати, спешу сказать вам, что двухтомник ваш в "Петрополе" распродан. Всей душой я желаю вам новых свершений - воплощений на сцене, на экране и за письменным столом! Кстати, вы давно не выступали в Бостоне...

Алла Цыбульская.
Журнал "Кругозор", сентябрь 2009 г.




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (11)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.