smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

Вениамин Смехов: "Мне интересно то, что предлагает жизнь"

Когда-то он отказался от всяких почетных званий, но молва настойчиво зовет его народным артистом. Сам Вениамин Борисович называет себя актером, режиссером, писателем и путешественником. На его счету – десятки сыгранных ролей в кино и в легендарном Театре на Таганке и без счета – литературных вечеров в разных странах. Вениамин Смехов – автор нескольких книг, а в издательском доме «Союз» собралась целая библиотека начитанных им аудиокниг. В Астане он встретился с преподавателями и студентами ЕНУ им. Л. Гумилева, провел мастер-класс в Казахском национальном университете искусств и представил великолепный вечер поэзии XIX–ХХ веков. Главная же цель его визита в Казахстан – посетить АЛЖИР в День памяти жертв политических репрессий.

Евразийский язык – это язык памяти

– Мы и есть евразийцы. У нас столько любопытных пересечений, вечных слияний – исторических и случайных, государственных и семейных, и еще потаенных, например, поэтических, музыкальных… Вот сидит рядом мой дорогой друг Гадильбек Шалахметов, которого хорошо знают в России. А у моего 23-летнего внука, окончившего МГУ, много друзей в Астане. Мне кажется, что настоящее на самом деле только предчувствие будущего. Но настоящее – это еще и прошлое. А евразийский язык – это язык памяти.

Политические репрессии для ХХ века – тема трагическая и мощная. И в моей семье она прямо прописана. Моя жена Галина Аксенова и ее брат Евгений – дети красивого, сильного, невероятно талантливого человека, выдающегося советского энергетика, главного строителя Экибастузской ГРЭС – Геннадия Аксенова. Их мать, Елена Аксенова, в годы сталинских репрессий осталась сиротой. Когда девочке было три года, расстреляли ее отца – Георгия Пиотровского, офицера, соратника Якира, а мама, Елена Ивановна Пиотровская, тогда исчезла.

К чести Галины и Евгения надо сказать, что они все время искали ее. Однажды мы с женой оказались в обществе «Мемориал», где обнаружилось имя Галиной бабушки, а дальше след привел в АЛЖИР, в Малиновку, в Казахстан.

Евгений Аксенов, у которого в вашей стране есть ряд проектов, поехал в Малиновку, потом привез в Москву фотографии. Это было страшно…

Я благодарен судьбе, что в День памяти мы были там, что нам дано грустно-счастливое право склонить голову и пролить слезы над безымянной могилой. В АЛЖИРЕ находилась матушка Майи Плисецкой, мама Булата Окуджавы прошла через КарЛаг, в сталинских лагерях погибли тысячи людей, о которых мы вспоминали в этот день. Я знаю, что в Казахстане не холодно и не равнодушно воспринимают такие слова. Спасибо за этот день. В Малиновке со мной были и казахстанцы, и мои соотечественники, которые пережили те же чувства, что и мы.

Ни далеко, ни близко

– В июле 1959 года мы, восемь студентов нашей вахтанговской группы, отправляемся на месяц в Восточный Казахстан, на целину. Пять суток в поезде. Кто-то, может быть, впервые едет в купейном вагоне. Проезжаем, прильнув к окнам: Подмосковье, Урал, где вокруг озера, роскошные леса – красота немыслимая. Мы не можем спать, а рядом – пять купе, двери которых закрыты. Кто живет там? Об этом мы узнали, когда попали в Северный Казахстан. Мы увидели степь, саксаул, солончаки, ни одного живого существа, кроме сусликов, но нам, видевшим Урал, не до них. Зато двери прежде закрытых купе – нараспашку, и казахи, которые ехали в них, прильнули к окнам, они видят столько интересного и поют…

Это уже был урок. У Бога нет русских, казахов, французов, евреев или первых секретарей ЦК. У Бога есть его дети, которые отличаются друг от друга. И мы, актеры, которые должны быть внимательными, чтобы потом играть разных людей на сцене, познавали эту школу.

А потом были поездки по Восточному Казахстану. Шофер-казах, наш друг, везет нас от аула к аулу, где мы встречаем людей, не бывавших в театре и привыкших видеть только кино. В саманном домике даем концерт. Высота потолка 1,75, у меня – 1,85, у моего однокурсника Юры Авшарова – вообще два метра. И пригнувшись, мы – веселые и талантливые – играем смешные отрывки из Чехова, Островского, Гоголя, много поем. Наши зрители сидят на полу, хлопают нам и по врожденному чувству госте­приимства ждут, чтобы мы поскорее закончили, и они бы накормили нас. Уже зарезан баран, и запах гостеприимства перебивает всякие мысли о Чехове и Ост­ровском. Наконец мы выходим из этого «подполья», садимся в круг и едим вкуснейший бешбармак, пьем шурпу, зеленый чай с молоком и едем дальше.

Кажется, что ехать недалеко, километров пять, но это обман зрения. Я спрашиваю водителя:

– Это правда близко?

– Немножко близко, – отвечает он.

– А как немножко?

– 50 километров.

Короче, мы поехали и заблудились. Наступила ночь, ни капли воды, жара, гарь, пыхтит машина. Мы, двадцатилетние, когда-то так хорошо сыгравшие Гоголя и Чехова, понимаем, что это было в прошлом веке. Мы потеряли веру в жизнь, мы гибнем. И вдруг вдали забрезжил огонек. Маленький неизвестный аул. Наш проводник стучит в первую дверь, будит хозяев, и нас поят молоком, кормят роскошным белым хлебом и медом, освобождают для нас лежанки. Мы ложимся плечом к плечу, как бревнышки, а на печке мостятся восемь или девять ребятишек, и их ножки все время падают нам на лица...

Помню, как однажды мы с Юрой попали на ночлег к учителю, называющему себя по-русски Иваном. Маленький домик, люлька под потолком, в ней ребеночек, еще двое детей спят рядом, милая жена, которая нам что-то наготовила… Мы хотели спать, но не спали ни одной секунды, потому что Иван рассказал нам про Казахстан, про его историю. Я читал ему поэзию Хафиза (потом я сыграю эту роль в кино), Хайяма, Низами, а он объяснял, что мы попали совсем не туда…

Мы видели гору Белуху, Бухтарму, Зыряновск, Лениногорск, Усть-Каменогорск, который ребята свинцово-цинкового комбината называли Грусть-Каменодырск. Позднее я написал «Казахстанский дневник», и отрывки из него напечатаны в моих книгах.

Та Таганка, Маяковский и народ Чили

– У меня есть серьезное несовпадение генетического и биографического. Я по природе человек домашний, непубличный, не будь Таганки, я не стал бы актером, а, может быть, занимался бы литературой или педагогикой. Мне очень повезло в жизни: сначала с театром на Таганке, потом, когда театр для меня закончился, появилась режиссура и литература, мне повезло с семьей и друзьями. Я с первого захода поступил в Щукинское училище. Правда, через год меня попросили освободить место – сразу раскрыться помешала застенчивость. Однако все обошлось. Меня и Сашу Збруева (его тоже отчисляли) оставили вольнослушателями, через полгода мы опять стали студентами и окончили училище с красными дипломами…

Театр на Таганке был поэтическим театром. В составе художественного совета золотые имена – Давид Самойлов, Булат Окуджава, Белла Ахмадуллина. В этом кругу было легче дышать, даже в не самое свободное время. Юрий Петрович Любимов, человек необыкновенного креативного темперамента, умел создавать круг соавторов: актеры-композиторы, актеры-поэты, актеры-режиссеры, актеры-писатели. Может быть, это и сделало театр особенным. Гениальный художник театра Давид Боровский в лучшие времена той Таганки говорил: «Любимов – гений коллективного труда».

Если заболевал актер и спектакль не мог состояться, на сцену с импровизированной программой выходили Высоцкий, Золотухин, я, Дима Межевич, Ваня Дыховичный… И не было случая, чтобы зрители сдавали билеты.

В 26 лет мне выпало большое счастье написать сценарий к спектаклю «Послушайте!» Это стало моей первой литературной работой. Надо мной тогда подшучивал наш артист Юрий Смирнов: «Смехов замечательно сочиняет стихи Маяковского».

Спектакль очень нравился публике и не нравился начальству. Его все время запрещали, и за него заступались близкие друзья Маяковского, уже очень пожилые и очень знаменитые Лиля Брик, Виктор Шкловский, Семен Кирсанов, Лев Кассиль.

В постановке на сцену выходили пять Маяковских – Хмельницкий, Насонов, Высоцкий, Золотухин и я. Сейчас троих моих товарищей уже нет на свете. Играл с нами и молодой Александр Калягин, мой друг, который не был тогда таким крупным деятелем, а был просто крепеньким студентом. И для роли поэта Игоря Северянина я учил его «правильно деградировать» при чтении стихо­творений.

У меня трижды были гастроли в Алма-Ате, в 1973 году – с театром на Таганке. В зале Дворца культуры имени Ленина было три тысячи человек, и три тысячи – на улице. Это успех могучего театра! В один из вечеров мы с Любимовым, Высоцким, Хмельницким, Золотухиным и Славиной отправились на концерт к ученым в так называемый «закрытый ящик». Мы играли отрывки из спектаклей «Павшие и живые», «Антимиры», «Послушайте!», Владимир Высоцкий пел недавно сочиненную песню «Товарищи ученые, доценты с кандидатами». Помню: все умирают от хохота, и больше всего сами доценты с кандидатами, а над нами реет плакат «Народ Чили не победить». Эту фотографию я публиковал в своих книгах.

А в Астане на приеме в честь участников форума историков стран Содруже­ства, организованном Ассамблеей народа Казахстана, ко мне подошел человек, один из тех, кто был тогда в Алма-Ате, и сказал: «Давайте мы с вами сфотографируемся, как это было 37 лет назад».

Один за всех, и все за одного

– Атос – не самая главная моя роль, хотя телевизор делает любое появление всемирным, или всемерным…

В 2009-м я записал аудиодиск «Три мушкетера». У каждого жанра есть свои хитрости, повороты, углы, законы. Жанр, в котором снимался фильм, ближе к мюзиклу. Книга вслух – особый жанр, где нельзя быть слишком чтецом, так как это скучно и неинтересно, и нельзя быть слишком актером, чтобы не получился «театр у микрофона».

После записи романа я говорил в интервью, что во время съемок фильма я знал не книгу, а роль. «Три мушкетера» – одно из самых популярных произведений в мире. Благодаря густоте и красоте фантазии Дюма историческое простран­ство становится более близким, реальным. Мы видим историю одного человека как часть истории мира. В романе грохочут выстрелы, царят интриги, там решают свои религиозные или политические задачи хозяева жизни Франции и Англии, а в центре – игрушечная жизнь мушкетеров, которая на самом деле гораздо любопытнее и существеннее. Для читателей заботы этих выдуманных ребят важнее королевской «глобалки». Дюма нигде не бравирует этим, но получается, что король без мушкетеров не может обойтись, и кардинал не может, и даже миледи не может умереть без их помощи…

Фильм подружил нас. Недавно я случайно встретился с актрисой Аней Тереховой, и она попросила меня написать что-нибудь ее маме. Я написал две строчки: «Прекрасная Ритуля, мятежная звезда, / Люблю тебя сегодня, вчера и навсегда». Такая дружеская поддержка важна для всех. Даже для тех, кто кажется очень публичным и открытым. Как Маргарита Терехова, как неостывающий вулкан Миша Боярский.

И мне кажется, если бы людей научили возвращаться к книгам, то прибавилось бы количество настоящих наслаждений. Записывая книги вслух, я стараюсь делать это.

«Звезды нужно рвать, как с неба вишни»

– Мне совершенно не интересно держаться за прошлое, за уже найденное. Гораздо интереснее то, что жизнь предлагает сегодня.

Гениальный русский актер Михаил Чехов, уехав в Америку, работал в Голливуде, а за несколько лет до смерти, в 50-е годы, написал своему другу, что он разочарован в «фабрике звезд», где искусство ушло на второй план, а главным стал бизнес. Совсем сегодняшний день, когда в кино, на телевидении, в театре побеждает не чистый талант, а отпиаренный… Бывает, впрочем, что это совпадает.

Для меня самый могучий актер нашего времени – Евгений Миронов. Недавно я увидел, может быть, лучший спектакль за последние годы – «Рассказы Шукшина», где он играет с Чулпан Хаматовой. У Евгения Миронова свой театр, он сам выбирает пьесы, сам приглашает режиссеров, сам играет, стоимость билетов космическая, – казалось бы, сплошной бизнес. Но когда ты сидишь в зале и смотришь спектакль, то забываешь обо всем. Это искусство.

Меня восхищает Эдуард Бояков: он, молодой человек, в конце 90-х создал крупнейший российский фестиваль «Золотая маска» как форму настоящего, живого и честного соревнования театров. Вместе с Валерием Гергиевым они начинали проводить Пасхальный фестиваль. Бояков является директором театрального центра «Практика»: экспериментальной площадки, где прекраснейшие артисты занимаются абсолютно перпендикулярным к тому, что происходит в обычном театре. Бояков открыл театр «Сцена-Молот» в Перми. Он профессионал. И я рад, что вхожу в совет его нового пермского фестиваля.

С другой стороны, я легко отказываюсь от предложений. Уважаемый мною Геннадий Аксенов, которого я уже упоминал, говорил: вот мы идем на рынок за творогом. Что ж, мы все пробовать будем? Давай лучше покупать «на лицо». Выбрать качество «на лицо» – увлекательное и сложное занятие.

Мне поступили три предложения, сулившие огромные и небесполезные деньги. Но в одном случае это была халтура, в другом – сомнительная команда. Зато я считаю, что мне повезло с ролью в сериале «Монтекристо», прошедшем на Первом канале. Я получил удовольствие, почти соразмерное роли Воланда в «Мастере и Маргарите» на Таганке. Мне памятны теплые отзывы Владимира Молчанова, Юлия Кима, тоже «подсевших» на сериал. В нем, пожалуй, не было ничего особенного, но собралась настоящая команда, а дух компании очень важен для успеха.

В ближайшее время в театре «Практика» я готовлю спектакль-читку по рассказам Владимира Сорокина, записываю очень сильную книгу Эдуарда Кочергина «Крещенные крестами». И я упиваюсь работой над проектом, связанным с музыкой польских композиторов 30-х годов.

В то время в Польше создавались музыкальные шедевры: достаточно вспомнить «Утомленное солнце» и «Синий платочек» Ежи Петерсбурского. Мы с женой получили диск со старыми польскими танго, и она уговорила меня написать к ним новые стихи. Пожалуй, с таким вдохновением я трудился только над своей главной счастливой работой – мюзиклом «Али-Баба и сорок разбойников».

В семье у Галины Аксеновой по линии ее бабушки Елены Пиотровской сохранился польский язык. Новый проект особенно дорог нам, так как он соединяет поколения и является еще одной ниточкой памяти, связывающей прошлое и настоящее. Я не знаю польского, поэтому слова оригинала звучали для меня просто музыкой. А Галина перевела мне одну забавную строчку: «Звезды нужно рвать, как с неба вишни».

Я выбрал 12 композиций, потом появился друг, захотевший быть меценатом этой истории, и блестящие музыканты, сделавшие аранжировку. Получились красивые мелодраматические вещи. Их спела моя дочь Алика, немножко помог ей я. В конце июня выходит альбом «12 месяцев танго». Осенью состоится вечер в Доме музыки в Москве и в Эрмитажном театре в Питере.

Также скоро начинаются съемки телесериала о Фурцевой, где я занят. И кажется, я должен сыграть одну роль в художественном фильме о Владимире Высоцком по сценарию его сына Никиты.

Встречи в Астане

– Поездка в Казахстан по многим причинам вышла незабываемой. Мы с женой, она театральный критик, историк кино, преподает в школе-студии МХАТ, встретились с начинающими актерами и режиссерами в столичном университете искусств. У ребят неплохой вкус, для своих этюдов они выбирают интересные вещи. Они талантливы и хотят творить.

В Астане на улице Пушкина находятся Евразийский университет, носящий имя Льва Гумилева, и синагога. Такое гармоничное и цельное соединение несоединимого в советское время. Такова новая столица Казахстана.

За эти дни я увидел замечательные лица, я увидел, что здесь любят Слово. Когда я читал стихи, многие вслед за мной шевелили губами, повторяя знакомые строчки.

Стихи – это музыка, а музыка – вершина искусства, абсолютная свобода.

Поэтому эпохи называются не именами властителей, а отзываются в веках именами Пушкина, Абая, Нарекаци, Высоцкого или Бродского. В Евразийском университете я привел свои любимые строчки из стихов поэта Николая Гумилева. Повторю их снова:

Но забыли мы, что осиянно

Только слово средь мирских тревог.

И в Евангелии от Иоанна

Сказано, что Слово это – Бог…


Подготовила Наталья Курпякова.
www.kazpravda.kz
2010 г.




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.