smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

"И все это снабжено фантастическим бабелевским голосом..."

Совсем недавно перечитал пьесу Исаака Бабеля «Закат».

«Бог мой, - говорит мосье Боярский, владелец конфессиона готовых платьев под фирмой «Шедевр», - мы живем в Одессе, а в нашей Одессе есть заказчики, которые вынимают из вас жизнь, как вы вынимаете косточку из финика, есть добрые приятели, которые согласны скушать вас в одежде и без соли, есть вагон неприятностей, тысяча скандалов...»

«Бог мой, - говорю теперь я, персонаж из 2004 года, - разве всего этого нет сегодня и у нас, в Атланте»? Или давайте еще раз послушаем все того же мосье Боярского. Вот что он рассказывает:

«Забегаю сегодня к Фанкони, кофейная набита людьми, как синагога в судный день. Люди закусывают, плюют на пол, расстраиваются... Один расстраивается оттого, что у него плохие дела, другой расстраивается оттого, что у соседа хорошие дела»...

«Бог мой, - это снова говорю я, персонаж из 2004 года, - разве всего этого нет сегодня и у нас, в Атланте»?

А теперь попробуйте мне сказать, что Исаак Бабель – это вчерашний день, что сегодня он уже никому не нужен и что его пьеса «Закат» про извозопромышленное заведение «Мендель Крик и сыновья» тоже никому не нужна. Попробуйте мне это сказать – и я вам отвечу, как ответил бы кучер Никифор из все той же пьесы «Закат», что «с вас люди смеяться будут».

«С вас люди смеяться будут», хотя бы потому, что в Атланте, у которой на сегодняшний день есть, кажется, все, но кое-чего все же не хватает.

И лучше других это понял человек, далекий от нашего города, москвич, родом из прославленной «Таганки», режиссер, сценарист, актер, писатель и заядлый путешественник – Вениамин Смехов. Вот почему он приехал в Атланту не один, а вместе с Бабелем. И когда я узнал о предстоящей премьре спектакля по пьесе Исаака Бабеля «Закат», то тут же позвонил режиссеру с просьбой немного прокомментировать это событие. Вениамин Смехов охотно откликнулся.

Люблю все мешать – и в жизни, и на сцене
Фрагмент магнитофонной записи, сделанной по телефону


– Это профессиональное удовольствие своими руками сочинить режиссуру одной из лучших пьес российской драматургии. Когда-то впервые обратил мое внимание на эту пьесу Николай Эрдман в 1965 году, когда ставить ее не позволялось. Первые постановки самому Бабелю не нравились. Ему не нравилось, что из пьесы делают или еврейскую, или еврейско-русскую, или одесскую этнографию. Конечно, по прошествии времени мне, например, было интересно придумать спектакль, мой первый спектакль по Бабелю в духе русского авангарда, то есть, приблизить его к самым роскошным временам культуры России – с начала века вплоть до 20-30-х годов. Так был сделан спектакль ко дню завершения симпозиума «Одесса» в Гринелл-колледже. Это замечательный театральный факультет с хорошими традициями и с ориентацией на европейскую школу, на русскую и на английскую – прежде всего.

Поэтому я очень обрадовался, когда редкостная по своим профессиональным и человеческим качествам Елена Глазова-Корриган, заведующая кафедрой славистики в Эмори, предложила мне сделать такой вариант соединения литературы и театра в русской программе университета.

К сожалению, препон и препятствий было больше, чем зеленого света в этой дороге, прежде всего потому что, к моему изумлению, театральный факультет Эмори-университета проявил самые мелкие качества русской провинции. Театральная провинция России обычно дарила заголовки своим театрам, как, например, в Куйбышеве или Воронеже – «Всероссийский гадюшник» или «Гниюшник», — такие добрые наименования за безумие интриг и закулисных глупостей. Короче, я этого совершенно не ожидал от такого солидного университета, где театральный департамент приблизительно так себя и повел. В прошлом году, когда был поставлен «Мастер и Маргарита» при участии двух кафедр, вместо радости по случаю успеха спектакля театральный департамент, не весь, конечно, а один или полтора его представителя как-то вдруг затосковали и начали какую-то подрывную, как у нас бы сказали, деятельность.

Это было смешно и наивно, так как почти за год до этого было отказано в любезности, то есть в соучастии актеров в новом спектакле, найдя для этого какие-то «законные» в кавычках причины.

Одним словом, так или иначе, но за три месяца работы изнеженные и балованные, и вместе с тем замученные множеством разных предметов студенты все-таки вышли на какую-то тропу хорошего театра. Они заговорили нормальными голосами. Происходит какая-то интересная для меня театральная сказка, где соединены настоящие трагедии слома, перелома в предреволюционное время еврейской семейной традиции и русской культурной традиции, когда все крушится и рушится между двумя революциями в России, и все это происходит в экзотической Одессе, и все это снабжено фантастическим бабелевским голосом, хотя, я уверен, перевод сильно отстает от оригинала, но театр – это слово в действии.

А что касается действия, то, мне кажется, оно действительно получилось у моих студентов. Во всяком случае, они сделали больше, чем сами от себя ожидали, и я, в том числе, от них такого не ожидал. То есть, они храбро играют, так, как играют в хорошем европейском театре или, скажем, даже в блистательных традициях Бродвея. Я имею в виду, когда играют не клише, не штампы, а когда играют жизнь. Вот мои студенты и играют жизнь, в которой есть аромат и юмора, и трагических каких-то реалий. Вместе с тем есть музыка. Музыку написал для моего спектакля знаменитый джазовый композитор, ныне преподающий в академии в Израиле – Слава Ганелин. Есть и оригинальная хореография, которую сделал мой друг Сергей Козадаев, из солистов питерского балета, ныне он художественный руководитель балетной компании в Чикаго. И очень интересно то, как студенты-актеры исполняют эту особенную хореографию, это сценическое движение, балет, пантомиму, танец. Включены еще две русские песни, что-то цыганское.

В этом маленьком спектакле, — он всего идет один час с небольшим, — намешано много. Я очень люблю солянку, борщ, коктейль. Люблю все мешать — и в жизни, и в еде, и на сцене.

Собственно я происхожу из Вахтанговских и Любимовских традиций, где самое главное, самое святое — это синтез, синтетическое искусство.

Театр, смешанный с жестом, словом, с юмором, комедией, трагедией, пластикой. Так что желаю своим артистам, чтобы у них все получилось, а вам и вашей газете желаю продолжения романа с читателями.

***

А потом был спектакль.
Сначала один, потом – другой.
А еще были зрители. Много зрителей. Полный 400-местный зал.
А потом были аплодисменты. Актерам, породнившимися с персонажами Бабеля.
Режиссеру, проявившему мушкетерскую храбрость и поставившему такой спектакль, где веселье и грусть шли как бы в одной упряжке.
А потом взволнованный режиссер вышел на сцену, обнимая каждого актера по отдельности и всех вместе.
А потом, придя уже домой и путешествуя по необъятным просторам Интернета на одном из форумов я изловил неожиданно что-то вроде отклика на спектакль, подписанного именем Снежана.
«Привет всем! Я здесь новенькая. Только недавно вернулась с "Заката". Конечно, это не Таганка, это — скорее игра в театр... И в общем, неплохая... для студентов... Поражает, как можно непрофессионалов выучить играть так профессионально-искренне»…

А теперь еще один отклик на спектакль, присланный в редакцию по почте. Автором этого поэтического отклика является многолетний друг Вениамина Смехова, профессор университета в Западной Вирджинии – Виктор Фет.

Беня и Веня

Все мы в этой жизни фигуранты,
Но из выдающихся фигур
Кто вошел в историю Атланты,
Кто собой украсил Декатур?

Я вам не скажу за всю культуру
От Москвы до самых деревень,
Но открыть Одессу Декатуру –
Цель, не выполнимая без Вень.

Слышен запах выражений сочных,
Шум привоза, цоканье подков
С кафедры не полностью восточных,
Где-то даже русских языков.

Беня Крик здесь чужд – почти что янки,
Но века метафор не солгут,
Ведь налетчик с дальней Молдаванки
Где-то в чем-то как бы Робин Гуд.

И студенты на атлантской сцене
Бабеля улавливают нить:
Бене здесь не обойтись без Вени,
И без Лены нечего ловить.

Лучше я скажу за всю Атланту,
Присоединясь к таким словам:
Дай нам, Господи, по небольшому гранту:
Вам – чтоб ставить, нам – чтоб ездить к вам.


Лев Рахлис.
Атланта, 2004 г.




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (13)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.