Веб-сайт В.Б.Смехова : В начало форума
Сентябрь 18, 2019, 10:13:43 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Дата открытия форума - 18 февраля 2009 г.
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 2 [3]
  Печать  
Автор Тема: Книги и статьи ВБС - собрание редкостей  (Прочитано 17535 раз)
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 3912


Просмотр профиля
« Ответ #30 : Июнь 07, 2014, 11:02:17 »

Известия, 29 мая 1956 года

Большой день

28 мая у миллионов советских детей был большой день — начало переводных и выпускных экзаменов. Свыше четырехсот тысяч учащихся в этот день держали экзамены в Москве. Раньше обычного пришли в свою 235-ю школу четвероклассники. Еще бы, сегодня у них первый экзамен в жизни! С этим важным событием ребят сердечно поздравила директор школы Вера Васильевна Надежина.
Ученики четвертых классов писали диктант. Внимательно слушали они учительницу и старательно выводили строчку за строчкой. Диктант закончен. Ребята, радостные и взволнованные, выходят из класса. Они уверены, что написали хорошо. И это действительно было так. Из 145 учеников большинство получило отличные и хорошие отметки.
За партами — десятиклассники. У них экзамен на аттестат зрелости. Два класса пишут сочинения, еще два — письменную работу по геометрии.
Одним из первых закончил письменную работу по геометрии комсомолец Вячеслав Нефедов. В этом году он вышел победителем в олимпиаде юных математиков, проводимой в Московском университете. И на этот раз юноша нашел оригинальное решение.
На экзаменах по истории отличные знания показали девятиклассники Маргарита Бершадская, Вениамин Смехов, Светлана Морозова, Ольга Власенкова и другие. Успешно проходили экзамены в пятых, шестых, седьмых классах 235-й школы.
   Хорошие результаты первых экзаменов и в других школах столицы.
   В школах Российской Федерации в нынешнем году экзамен на аттестат зрелости держат свыше 700 тысяч юношей и девушек — почти на 120 тысяч больше, чем в прошлом году.

Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 3912


Просмотр профиля
« Ответ #31 : Июль 11, 2014, 07:48:03 »

Вениамин Смехов
Таганка - маленькие и большие трагедии. - "Огонек", 1989, № 23




http://www.smekhov.net.ua/liter_tragedi.php
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2243


Просмотр профиля WWW
« Ответ #32 : Август 23, 2014, 09:19:10 »

Сегодня решила прыгнуть из 1963 в 1985 и это оказалось весьма приятным сюрпризом: вместо одной заметки "Учители" я нашла фото из "Фредерика Моро" на обложке "Театральной жизни" №1 со странным описанием (это оказывается новогодний этюд актёров театра на Таганке, а в №6 Леонид Филатов уже значился актёром "Современнника". только я обрадовалась, что смогу прочесть про спектакль... весь номер просмотрела, дважды... ничего. Но уже само фото обрадовало весьма и весьма (особенно на фоне поисков театра драмы и комедии). Хотя там было интервью Аллы Демидовой), в №3 были долгоищущиеся "Учители" (а не в "Театре", как значится на сайте. Даже в перечитывании случая с пишущими типами ухохочешься (мне приходилось делать это как можно тише, чтобы не помешать соседям, но удержать смех... это было невозможно)) и в №5 на развороте с календарём апреля был, ай-яй-яй-яй, сам "Али-баба" ("Спасибо солнце Персии!" Подмигивающий ). В №4 на обложке был Леонид Филатов. 
Вообще полезно вот так почитать старые журналы. Так интересно, как меняются интересы и представления. В 40-х "Театр" был сдвоенный (два номера в одной брошюре) и на хорошей, плотной бумаге и с современниками тех времён. Такие имена! В 40х, 60х больше о Станиславском и Немировиче-Данченко, Юрии Завадском и, конечно, мэтрах-актёрах. В 80-х уже свои более знакомые современники. Жаль,  не всё читается от корочки до корочки. Но столько интересного. И фотографии такие характерные, с некоторыми просто переживаешь характер персонажа. Может в РГАЛИ было бы результативней, но в библиотеке при поиске чувствуешь, узнаёшь дух времени. Замечаю, что и после 1961-1962 гг. примечаю Куйбышевский. В отличие от драмы и комедии, он мелькает весьма заметно... А театр драмы и комедии похоже, до Любимова тоже больше в "партизанстве"... не видать его в журналах. или я ещё к нему не привыкла как к Куйбышевскому и поторопилась с журналами (а надо было прогуляться по Вечёрке, привыкнуть). Это будет посерьёзнее Куйбышевского...
красноречиво


Али-баба!!!!!!!!!!!!!!!! Здравствуйте сегодня, здравствуйте всегда! Здравствуй кто угодно, подходи сюда!!!
О, Али-баба, как же я люблю тебя!!!!

Учители будут чуть позже (как обработаю Смеющийся )
« Последнее редактирование: Август 24, 2014, 11:43:10 от Ольга Певица » Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2243


Просмотр профиля WWW
« Ответ #33 : Сентябрь 01, 2014, 10:06:12 »

субботний больничный...
НО зато есть это. Почитать и перечитать очень приятно, посмеяться..

Театральная жизнь 1985 №3 стр.24-25, рубрика "актёр об актёре"

УЧИТЕЛИ


   Каждая актёрская судьба по-своему перекраивает общую схему, по-своему обноляет главную трассу движения: Призвание - Талант - Трудолюбие.
   В надежде, что любая судьба заключает в себе нечто поучительное для новых поколений, радуюсь случаю поделиться собственными заметками памяти.
   Извольте поверить: моё личное актёрское счастье, прежде всего, обязано двум ранним встречам, двум моим первым учителям.

 ВЕНИАМИН СМЕХОВ

Владимир Этуш

   Для сотен  тысяч он - мастер комического портрета, популярнейший киноартист, герой десятков кинокомедий, телепостановок, один из лучших актёров Театра имени Евг.Вахтангова, профессор театрального вуза, народный артист СССР.
   Для меня (сверх сказанного) это - человек беспощадного самовоспитания. Ветеран Отечественной войны. Актёр трагедийного дарования. Блестящий рассказчик. Ярко выраженная дистанция, презрение к всякой фамильярности. Отсутствие "актёрства" в быту, панибратской контактности, фальши, заискивания. Чувство собственного достоинства, смолоду доставлявшее ему упрёки в надменности, а в годы известности - чуть ли не в зазнайстве. Ни при каких обстоятельствах и передрягах не изменившая себе воля быть только самим собой.
   Это очень хорошо проявлялось на уроках. Этуш сам не отдыхал, тратил себя на показы, рассказы, азарт дела, но и нам не прощал инертности и праздности.
   Теперь, с расстояния  27 лет, назову два итога его труда. Во-первых, все, кого он  "щедрой" рукой выгнал, не чувствуют себя обделёнными, все нашли себя в труде и жизни и благодарны, что вовремя переменили направление. А курс наш и в самом деле один из самых лучших, цельных и плодотворных за всю историю вуза. Назову только несколько имён: З.Высоковский, И.Бортник, Л.Максакова, И Ложкина, И.Бунина, Т.Акульшина, Ю.Авшаров, А.Збруев, А.Белявский, А.Сабинин... Ну, почти все, честное слово!
   И второй итог: после нас наш любезный "Макаренко", "Сухомлинский" и "Корчак" не смог повторить эксперимент. Он преподаёт, он любим как педагог, он ставит отрывки и спектакли, но чтобы снова взять целый курс и с ним - тот же груз ответственности... увы, но факт: мы остались счастливым исключением.
   А что до моей скромной персоны, то вот, извольте прочесть отрывки из дневника прошлых лет. Театральное училище имени Б.В.Щукина, 1957 год.
   "Наш первый курс перезнакомился. Узнали, что художественным руководителем будет не Мансурова и не Андреева, а всего лишь молодой "незаслуженный" Этуш - и разбежались на отдых. Трын-травою были покрыты для меня поля и лесные массивы Подмосковья. Трын-трава росла для меня и осенью, когда я впервые вступил в священные стены Вахтанговского питомника... Учеба двигалась в каком-то тумане... Кажется, худрук Этуш сразу же потерял ко мне интерес. В тумане первые отрывки, показы, волнения и болельщики.
  Моя дурная трава перерастала всю реальность, никого не желая слушать, боясь вникать в прозу жизни. А проза своим чередом докатила меня до летней сессии. Состоялся показ. Я играл, как и прожил год, в тумане... Но вот туман рассеялся, объявляют итог. Из 34 студентов на 2-й курс переведены... 20 человек. Среди отчисленных - моя фамилия. Стоп. Это беда. Я один, словно в чистом поле. И ни травинки. Пусто и страшно.
   ...Этуш вызывает по одному всех, с кем расстаётся. Вызывает меня. Это - на всю жизнь. Мой руководитель, гроза и вожделение курса протягивает правую руку - для прощания. Объясняет. Я, мол, ещё очень молод, произошла ошибка, но она исправима. Мне надо идти в математики, всего, мол, доброго. Я холодеющими губами: оставьте, мол, вольнослушателем (Боже, какое унижение! Знал бы я за год до этого посмеялся бы гордо и плюнул на все театры.) А он в математики. И руку жмёт. Я вышел из кабинета и девически упал на руки ребят. Слабость, слёзы, стыд, боль.
   Но совет училища проголосовал на меня. Против - один голос: Владимир Абрамович Этуш, вышел с совета, хлопнув дверью. Ему не доверили, ему навязывают этого типа. Тип не ликовал, тип был только рад факту. Настроение его находилось в прямой зависимости от силы удара, с которой худрук хлопнул дверью.
   Начались каникулы. Два месяца до второго курса. Ясно, что от того, каким я явлюсь, зависит, выгонит он меня через полгода или нет. Я ни с кем не поделился своей бедой, мне вполне было достаточно самого себя - то есть человека, с кем проходила моя война.
   В сентябре товарищи мои были веселы и беззаботны, руководитель курса серьёзен и недоступен. Меня, разумеется, не замечал. И вот первое занятие по предмету "мастерство актёра". Дети делятся с "папой" летними происшествиями. Шутки, хохот. Меня здесь как будто нет.  Но когда педагог задаёт тему и задания на послезавтра - я весь внимание. Тема называется "наблюдения". Моя группа должна наблюдать за людьми которые пишут. Ничего не сочиняя, выбрав двух-трёх интересных типов, проследить их манеру писать (письма, заявления, жировки - что угодно) и показать на следующем занятии как можно более точно. Этуш предупредил, что в этих вещах обман очевиден, сцена не терпит вранья и т.д.
   "С кем  протекли его боренья? - С самим собой, с самим собой!" И я, как заводная кошка, бегал целый день по Москве - аж искры из глаз. Пропадал целы день на почте, на телеграфе - искал занятных пишущих людей.
   Типов обнаружил роскошных. Одна старушка стоя писала текст телеграммы, забавно аккомпанируя отставленной левой ножкой. Другой человек после каждой фразы, ставя у себя точку, довольно шмыгал носом. Третий широко открывал рот и улыбался по мере завершения письма. Четвёртая - то жмурилась, то шептала, то язвительно хихикала - словно вела активный спор с  собственным писательством. Пятый стал моим любимцем. Далеко оттопырив верхнюю губу он ею часто-часто двигал по воздуху, в совершенстве подражая движению пера. Самописка доводила строчку до правого края, и его "самогубка" четко убегала вправо... Он ухитрялся губой подражать черточке переноса, точке с запятой, вопросительному знаку - замечательный тип!
  Наступил день расплаты. Записная книжечка испещрена заметкам, я вооружен до зубов... гм, до "губы". Этуш взимает оброк. Студенты, кроме двух-трёх аккуратистов (вроде Юры Авшарова и Люды Максаковой), не работают, а "отбояриваются". Один за другим вызывается, подымается, отчитывается и садится на место весь курс. Где-то ближе к краю сижу я. "Смехов!" - назвал потусторонним голосом мой учитель. Я выхожу. Занудно докладываю, где был и кого наблюдал. Этуш холодно ожидает конца. Но во мне живут и требуют выхода мои милые облюбованные типы. Я показываю старушку - вернее, её ножку. Вот тут она пишет, а тут вот эдак... Показываю второго... Дяденьку с губой-"самопиской" держу про запас. Впрочем, педагог имеет право прервать и не досмотреть. Я тороплюсь. Ребята, полные сочувствия, хорошо почуявшие в аудитории запах "пороха", дружно смеются и перебегают глазами с моих "типов" на Этуша. Я через час имел подробную картину матча. Мне рассказали, что старушку восприняли неплохо, а Этуш - ноль внимания. Второму типу засмеялись охотнее, а Этуш - ноль внимания. Мне рассказали, какою нервной становилась атмосфера. Третью чудачку мою встретили искренним гоготанием, я совсем разошелся, я поглядывал только на друзей... Мне рассказали потом, что на "чудачке" Этуша что-то  удивило, он поглядел на дружную весёлую команду питомцев и, кажется, подняв брови, сотворил силуэт улыбки. Это оживило ребят, они стали гоготать, может быть, больше, чем я заслуживал. И от радости, что меня не сажают, не перебивают, я заявил своего любимца с губой. Нежность моя к этому "виртуозу" превозмогла всяческую  застенчивость, мне просто необходимо было поделиться своим наблюдением. Говорят. смеялись все. Смеялись самые скучные. Хохотали ценители юмора. Смеялся даже я сам. Но в разгаре разбега моей "губы-самописки" комната огласилась характерным резковатым смехом Этуша... Мне рассказывали мои прекрасные товарищи, что он якобы заглушил всех, когда забывшись, по-ребячьи радостно предался общему настроению. Он щедро признал моего чудесного губописца, он долго и увлеченно веселился.
   ...Таких случаев на памяти моих коллег, должно быть, десятки. Я хочу лишь на своём примере подчеркнуть итог некоторого самообразования, некоторой борьбы "с самим собой"...  И для тех, кто понимает толк в дружбе, поклясться в верной, вечной любви к тому второму курсу, которому премного обязан "последующими десятилетиями"...

Николай Засухин

   Окончив училище, двадцати одного года от роду, я уехал впервые из дому - в город Куйбышев, в Драматический театр имени Горького, как сам в корявых стишках громко объявил: "Начинать свою личную повесть!" Повести не вышло, но учёба состоялась. Среди всего актёрского коллектива память навсегда выделила четыре-пять имён, прежде всего, семью Засухиных. Нина оказалась не только отличной актрисой, но и добрым товарищем, и землячкой - ученицей Ц.Мансуровой в нашем училище. В доме Засухиных отогревались мои тоска и разочарование в себе, моя душа и хрупкое самолюбие. Николай Николаевич оказался, как потом я понял, моим вторым театральным Учителем. Вот отрывки из записей прошлых лет. 1961 год, осень.
   "...Вечерами я изучаю театр, смотрю спектакли. Сразу выделил для себя Николая Засухина. Это артист. Это видно и на сцене, где он всегда неожидан, и  в жизни, где он скромен, молчалив, но очень по-доброму внимателен.
   Я считаю настоящим везением моего первого сезона участие в спектакле "Ричард III". Спектакль Петра Моснастырского и Ричард Засухина обрели всесоюзную славу и достойно украсили советское шекспироосвоение. Роль мне была поручена небольшая - сэра Кэтсби. Всему миру известна истошная фраза Ричарда: "Коня, коня! Полцарства за коня!" Ричард мечется по сцене, требуя коня взамен за полгосударства, а верный Кэтсби - и никто иной! -  отвечает на всемирно популярную реплику: "Спасайтесь государь! Коня достану!" Но это лирическое отвлечение.
   Говорят, выигрывают те артисты, которые познают себя на великой драматургии. На данном персонаже, пожалуй, ничего особенно  не познаешь. Но сам Шекспир, плюс работа постановщика и главного исполнителя, сказались в итоге  заметной школой на моём пути. И школой игры, и школой жизни.
   ...Самой великой брани - и внутри театра, и вне его - режиссёр удостоился за выбор актёра...Николай Засухин - Ричард? Ну, Ваня, ну, Петя, ну, Миша, в конце концов, но уж никак не Ричард, вы меня извините... Пророки-театралы перестарались, они забыли, что каждая новая работа Засухина на куйбышевской сцене побеждала вопреки предчувствиям. Это существует такой разряд актёров - играющих вопреки предчувствию, но! - абсолютно убедительно. Засухину приходилось преодолевать гораздо больше,чем  молву и чьи-то  домыслы. Он преодолевал каждый раз всего  себя: внешность, социальный тип, покойную речь, домашний, "неактёрский" человеческий стиль. Он просиживал дома над гиганским аквариумом, он прозывал своих рыбок по-латыни, он вникал в подробности фотолюбительства и подлёдной рыбалки. И всё это ему надо было каждый раз преодолевать.
   Меня влечёт "высокий штиль" речи, когда я говорю о замечательной работе Николая Николаевича Засухина. Я помню толпы зрителей, взыскательных москвичей - через полчаса неистовых оваций.
   ...Засухин, мне казалось, больше уставал от выходов на поклоны, чем от всего спектакля. А зритель хлопал в старом, добром здании МХАТа (там шли летом гастроли), и много раз повторялось: "Спасибо, Засухин! Оставайся в Москве!.." Через много лет он "послушался" и остался. И работает  в Художественном театре, народный артист. Но это - совсем другая песня, другой разговор.
   ...Москва. Идёт один из последних "Ричардов".. Я поднялся в гримёрную Засухина. Надо было поговорить... Леонидоваская уборная. Фотографии, роли, встречи, улыбки, надписи... дорогое, бесценное. На столике перед зеркалом отдыхают после двухчасовой безжалостной эксплуатации грим-кисточки, гуммоз и прочие орудия труда артиста. Засухин сам себе художник, гримёры  отвечают только за его парик. На белом чехле полудивана лежит кольчуга, в которой Ричард будет убит в шестнадцатой картине. Вбегает. За ним - одевальщица.
    - Ты ждёшь? Хорошо. Так, спасибо, Нюрочка. Где меч? Так, всё.
   ...Совсем скоро, перекрывая темпераментом Рихадра Вагнера, он ворвётся на пустую сцену.
   Затравленный убийца мечется перед лицом мира и своих бесчисленных жертв... "Коня! Коня! Полцарства за коня!" Предсмертной судорогой грозного зверя заразится, заболеет черно-кровавое пространство от кулис до кулис... И затрепещет ртутный столбик зрительного зала, и забьётся под самый потолок в горячной одержимости своей...
   ...Два или три раза "Ричард III" было сыгран на сцене Театра имени М.Н.Ермоловой. И зашёл я как-то после спектакля в гримёрную Засухина о чем-то, кажется, договориться. Видим - входит известный артист, красивый, полный, сияющий улыбкой - Леонид Галлис. Ермоловец пришел приветствовать в своём доме дорогого гостя. Засухин стоит перед ним Ричард Ричардом, взмокший, но добродушный.
   "Браво, дорогой коллега! Спасибо, поздравляю от всей души!" Засухин вежливо кланяется, извиняется, переодевается. Галлис садится, и Николай Николаевич ему виден только в трюмо. Они весело обмениваются репликами, Галлис перечисляет, кто из столичных знаменитостей был сегодня и какие комплименты дарили... И вдруг... бледнеет на глазах. А артист привычно снимает парик, иссиня-черный, до плеч, накладные брови, бережно отделяет гуммозный нос, стирает морщины... На месте жгучего брюнета с рельефной удлинённой физиономией оказывается простодушный, белобрысый, лысеющий и курносый самарец, рыбак, добряк - кто угодно, только не кровожадный Ричард... И видавший многие виды Леонид Галлис начинает хохотать, бить себя по коленке, изумляться и цокать языком: "Вот это номер! Вот это не ожидал! Чтобы такой простой парень - и вдруг... Ну и ну! Теперь уж я поздравляю, извините, самого себя...гм, с открытием!"
   Только под занавес жизни в Куйбышеве на опыте своего отчетливого потрясения старшим мастером в шекспировской роли я стал понимать нечто наиболее важное. Здесь театр был посвящен актёру, и актёр возвращал театру сторицей, совершался феноменальный акт "зажигания", и мне стало пронзительно ясно, каков может быть настоящий актёр. Не только в силу особенного таланта: талантами, как говорится, Русь пребогата. И в том же театре немало славных имён поспорит с Засухиным по части природной одарённости. Но быть таким мучительно беспокойным с утра до вечера, не утоляться похвалами, а спешить вперёд, но уметь извлекать из театра не выгоду, а уроки, чувственно соединять заботы и страсти данной роли со своими кровью и плотью - это может только Художник.
   Я опустил в рассказе, как много Засухин - обычно молчаливый и внимательный слушатель - как много он говорил во время подготовки "Ричарда III"... Говорил о детстве, о родителях, о каких-то обидах и недоверии к нему смолоду в театре, о своём любимом дядьке - знаменитом артисте П.А.Константинове, а всего  чаще - о войне, о риске, о смертях, об аэросанях, о своём фронтовом прошлом.. И это он не ради моих "красивых глаз" исповедовался. Интуиция актёра поставила на карту ради великой роли всё сущее в нём. Он хлопотливо разгребал то, что нажил, и особо доискивался до сильных впечатлений. Война и болезни, смерти и подлость, взлёты и падения питали, мне кажется, мозг и фантазию артиста. Этот багаж личных страстей и догадок о мире позволил ему сыграть труднейший образ так просто, трагично и неповторимо..."
  Именно на опыте столь дорогого мне актёра я понял постепенно (и гораздо позже), во-первых, театр этот обошел меня, не задел, не просквозил моего личного сознания, а во-вторых,  возможен и прекрасен другой случай, где актёр становится артистом - то есть возвышается над ролью, вооружается ролью и играет ею, филигранно отработав все детали, ради чего-то высшего, ради высшего Добра, может быть. Только в этом случае театр оказывается праздником игры и школой жизни - в самой нешкольной, захватывающей степени.
   Что до понятия "провинциальности", то я и сегодня убеждаюсь, что оно меньше всего географично. У многих завзятых москвичей-артистов, кроме пренебрежения к другим и беспочвенного бахвальства, ничего "столичного" за душой. А художественная интеллигенция Ростова, Саратова, Воронежа или Новосибирска, как известно сто очков вперёд даёт иным своим московским собратьям по части эрудиции и творческой энергии...
« Последнее редактирование: Март 30, 2018, 01:32:21 от Ольга Певица » Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2243


Просмотр профиля WWW
« Ответ #34 : Декабрь 04, 2018, 04:24:38 »

Высветилось в РГБИ (надо проверять).

1 СТАТЬЯ ИЗ ЖУРНАЛА. Смехов В. Б., Владимир Высоцкий (Аврора. 1994. № 1. С. 78-80 : 1 ил.)
2 Статьи из журналов. Смехов В. Б., "Когда жене донесли о моем романе, дома начался вселенский пожар..." (Караван историй. 2004. № 8. С. 8-27: 6 ил., 8 цв. ил.)
3 Статьи из журналов. Смехов В. Б., Александр Вилькин (Театр. 2003. № 5. С.131: 1 портр.)
4 Статьи из журналов. Смехов В. Б., Семен Фарада (Театр. 2003. № 5. С.140-141: 1 портр.)
5 Статьи из журналов. Смехов В. Б., Другая вертикаль (Персона. 2006. № 6/7. С. 12-17: 4 цв. портр.)
6 Статьи из журналов. Яков В. В., Все билеты проданы (Театрал. 2011. № 5. С. 3, 29 : 6 цв. портр.)
7 Статьи из журналов. Дручек Н. И., Четыре неслучайности (Театральная жизнь. 2013. № 2/3. С. 184-193 : 4 ил.)
8 Статьи из журналов. Смехов В. Б., Век индивидуализма (Театрал. 2014. № 4. С. 3 : 1 цв. портр.)
9 Статьи из журналов. Перетрухина К. В., Театр драмы и комедии (Театрал. 2014. № 1. С. 12-13 : 1 цв. ил., 1 цв. портр., 2 портр.)
10 Статьи из журналов. Смехов В. Б., "Автомобиль - один из лучших романов в моей жизни" (Театрал. 2015. № 7/8. С. 48-49 : 1 цв. портр., 1 ил.)
11 Статьи из журналов. Гафт В. И., "Хотелось, чтобы он раскаялся..." (Театрал. 2017. № 9. С. 18-19 : 1 цв. ил., 3 цв. портр.)
12 Статьи из журналов. Смехов В. Б., "Послушайте..." (Искусство кино. 2017. № 7/8. С. 152-162 : 4 ил.)
13 Статьи из журналов. Макаров Ю. В., "У современного театра широкая палитра" (Театрал. 2018. № 6. С. 28-30 : 1 цв. ил., 5 цв. портр.)
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2243


Просмотр профиля WWW
« Ответ #35 : Сентябрь 11, 2019, 04:55:07 »

Вот весточки из РГАЛИ (если Вениамин Борисович не будет против)
Вот стихотворение Борису Евгеньевичу Захаве из юбилейного альбома Щукинского "Век почти что прожит. История Вахтанговской школы. Том 1" из сообщения форума http://www.smekhov.net.ua/lounge/index.php?topic=492.msg7027#msg7027

Десятилетие 1965-1974
стр. 273 Юбилеи и семейные праздники

стр. 274 поэтическое продолжение Улыбающийся


А вот оригинал целиком!!!





Мой милый маг, моя Россия,
Благослови же мой театр!
« Последнее редактирование: Сентябрь 11, 2019, 05:13:09 от Ольга Певица » Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2243


Просмотр профиля WWW
« Ответ #36 : Сентябрь 12, 2019, 05:15:28 »

Сколько нового и интересного! "И снова мама мылом Милу мыла" (вспоминаются строчки из "Театра моей памяти" об учебе в Щукинском, когда не понимали зачем) и странно звучащее "Пускай ты в скобках, гордый институт". Почему в скобках? А борода это что, по нашему хвосты (не сдачи)? Сколько всего зашифровано в одном и от души!
« Последнее редактирование: Сентябрь 12, 2019, 08:28:49 от Ольга Певица » Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2243


Просмотр профиля WWW
« Ответ #37 : Сентябрь 12, 2019, 08:38:11 »

А вот фотография с юбилея Людмилы Ивановны Касаткиной
20 мая 1985 года.

 там поют...
Чуть позже выложу посвящение (тогда сорвался заказ)...
« Последнее редактирование: Сентябрь 12, 2019, 10:09:40 от Ольга Певица » Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2243


Просмотр профиля WWW
« Ответ #38 : Сегодня в 12:46:47 »

Это ли поют на сцене, не знаю. Но посвящение вот такое
Кто со свечей к нам войдёт
Тот от свечи и прикурит!

Твори, сияй весенним днём
Как вечным Днём Рождения,
А кто нам портит настроение
Гори, гори, гори огнём!

Твори всегда, как будто заново
Ни сна, ни отдыха не знай,
Твори, твори Людмиливановна
Та татасамая звезда!
В.Смехов
Записан
Страниц: 1 2 [3]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.8 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!