Веб-сайт В.Б.Смехова : В начало форума
Декабрь 01, 2021, 02:38:50 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Дата открытия форума - 18 февраля 2009 г.
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 59 60 [61]
  Печать  
Автор Тема: Коллекция ссылок на интернет с прессой о В. Смехове  (Прочитано 262039 раз)
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #900 : Июль 06, 2021, 11:27:06 »

Атос — 40 лет спустя

Стихи в инстаграме, съёмки на Алтае, новая книга и отказ от звания народного — как живёт актёр-«мушкетёр» Вениамин СМЕХОВ?

И это всё о нём

В Новосибирск Вениамин Смехов приезжал с поэтической программой «Несерьёзная исповедь»: на сцене ГКЗ им. А. М. Каца читал стихи поэтов Серебряного века — Маяковский, Северянин, Пастернак, — а также Самойлова, Высоцкого, Бродского. Известный актёр, любимый многими Атос в культовом советском фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра» (1978 года) снялся в более чем 30 фильмах и продолжает сниматься в кино. Большая часть его творческой жизни связана с Театром на Таганке, где Вениамин Смехов был ведущим актёром, режиссёром и соавтором Юрия Любимова.

Несколько лет работал в «Современнике», сегодня занят в спектаклях Гоголь-центра и Театра Наций. Как режиссёр поставил 13 драматических спектаклей в России и за рубежом и десять оперных спектаклей в Германии и Чехии. Много лет сотрудничает с телевидением, автор и ведущий серии программ на канале «Культура».

Вениамин Смехов много гастролирует по стране. В 2020 году ему исполнилось 80 лет, и к юбилею вышла в свет его книга «Жизнь в гостях», в ней обо всём, что случилось с 1940 года по сегодняшний день. И это не первый писательский опыт, его перу принадлежат больше десяти художественных и публицистических книг, одна из самых дорогих, по признанию автора, «Здравствуй, однако…» о Владимире Высоцком.

От «Мушкетёров» до «Эльзы»

— Вениамин Борисович, не могу не задать вопрос о фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра»: его очень любят зрители, а что он значит для вас?

— Облегчить ответ поможет Пушкин: «Он был самым лёгким и получил больше всего трагических ударов судьбы…» Конечно, это кромешное удовольствие в жизни под названием «Три мушкетёра и один Боярский». Хотя это совсем не шедевр мирового кино, скажем так, утешительный жанр. Вполне весёлый и талантливый фильм, над которым работали поэт Юрий Ряшенцев (автор текстов песен), композитор Максим Дунаевский, оператор Александр Полынников и режиссёр Георгий Юнгвальд-Хилькевич, они главные в кино, актёры — на втором месте. Люди заблуждаются, когда говорят: вот тогда были фильмы — это да, а сегодня… И сегодня есть очень хорошие имена и фильмы.

— Расскажите о своих новых работах в кино. И когда мы их увидим?

— Я снялся в весьма интересном фильме «Пассажиры», он многосерийный, каждая серия длится не больше 20 минут, и есть моя серия. Ещё одна работа — в сериале «Казанова в России», где я играю опекуна Казановы — его любимого папашу, которого он сначала спас, а потом вынужден был отчитываться перед ним о своих проделках. Съёмки проходили в Питере. Ещё один фильм снимался в Алтайском крае, в Барнауле, откуда мы сейчас к вам приехали — это были Дни к 80-летию Валерия Золотухина. На сцене филармонии вместе с Марией Матвеевой и Дмитрием Высоцким, актёрами Театра на Таганке, показали поэтический спектакль «Флейта-позвоночник»; побывали и в Быстром Истоке, где родился и похоронен Валера. И все эти радостные дни неотступно следовала свежесть той самой премьеры — «Земля Эльзы» по пьесе Ярославы Пулинович, фильм вроде бы вышел, но его ещё не донесли до широкой аудитории. Снят он очень хорошей командой во главе с Юлией Колесник. В конце июля фильм будет открывать знаменитый Шукшинский кинофестиваль.

Жизнь в гостях

— Год назад вышла ваш книга воспоминаний «Жизнь в гостях». Почему вы выбрали такое название?

— А как вы сами думаете, кто мы здесь?

— Гости на этой планете.

— Вот именно. В книге восемь глав, каждая посвящена одному из восьми десятилетий — с 1940-го до 2020-го. Эта книга о путешествиях: по годам и городам, по спектаклям и фильмам, а главное, это книга о театре — прекрасном и страшном месте, где люди работают не на станках, а на собственном организме. Со страниц читателю улыбнутся лица кумиров, моих партнёров и друзей: Владимира Высоцкого, Лили Брик, Николая Эрдмана, Юрия Визбора, Аллы Демидовой и многих других. С юности я попал в водоворот театральных событий, происшествий, встреч с осколками прошлого, а в зрелом возрасте сумел объехать полмира. И если говорить о том, что составляет главное сейчас, в сегодняшнем дне, — это, конечно, моё соприсутствие с молодым поколением в театре, на телевидении и в кино.

— Какие постановки сейчас для вас особенно важны? И как вы относитесь к современному театру?

— Я занят в спектакле «Пастернак. Сестра моя — жизнь» в Гоголь-центре. И в удивительном спектакле «Иранская конференция» в Театре Наций, по пьесе Ивана Вырыпаева — молодого, но едва ли не самого заметного сегодня автора, интересного, провокационного. Я отказался от продолжения театральной карьеры, ибо достаточно уже было сделано и в Театре на Таганке, и отчасти в «Современнике». И неожиданно для себя поучаствовал в самых интересных страницах того театрального бума, который произошёл в нашей стране, связанного с именами Кирилла Серебренникова, Максима Диденко, Виктора Рыжакова, Дмитрия Брусникина. И это чудо! Мне приятно, что я говорю об этом в Новосибирске, потому что ещё в моём детстве папа рассказывал, что ему очень нравится Вера Редлих, с именем которой связан расцвет «Красного факела».

Театр сегодняшний замечательный, спасибо «Золотой Маске», которая нарушила привычное обалдение перед Москвой у огромной страны. Известная вам Мария Ревякина (в прошлом директор театра «Глобус») — абсолютный герой, фестиваль «Золотая Маска» под её руководством просто спасительная история для театров России. Я это знаю, потому что начинал свою театральную жизнь в Самаре, и фактически бежал оттуда, потому что искал себя даже не как актёр, а как многостаночник. И нашёл это в Театре на Таганке, самом главном в моей жизни. У Любимова было плотное окружение, как назвал нас в своём последнем интервью Высоцкий, — «соавторы». Актёры — соавторы, таким был наш Театр на Таганке. Такого театра больше не было, и нет.
Меняется ли человек

— В своём спектакле «Несерьёзная исповедь» вы рассказываете о Николае Эрдмане, человеке, написавшем сценарии к фильмам «Весёлые ребята» и «Волга-Волга». Он был репрессирован, жил в ссылке и, вернувшись из лагеря, продолжал работать на советскую власть. Так рождается ирония в России?

— Мы сегодня проезжали мимо домов, которые строили заключённые, это центр Новосибирска. Мы видели это во время гастролей и в Карелии, и в Архангельске, и в Казани. Где бы мы ни были, везде есть отзвуки прошлого, мы не расстаёмся с ним, и об этом моя книга. Право на иронию дала судьба и великая поэзия России. Без юмора, иронии не выжили бы герои Серебряного века. Русский авангард развивался параллельно с убийствами и уничтожением царской России. Когда росло наше поколение, шло постоянное сравнение с 1913 годом… Мы не выдерживаем этого сравнения и сейчас, потому что Столыпинское время и время наших замечательных капиталистов-меценатов — Щукина, Морозова, Мамонтова — всё это осталось в истории. Благодаря их вложениям процветают наши сегодняшние художественные музеи, в том числе и новосибирский.

— Думаете ли вы, что и люди должны измениться, стать лучше, или это всё тщета?

— Все мы переживаем новый весьма непростой период нашего Отечества, но есть такая тема: при всех странностях и непонятностях политиков мы защищены предыдущей безнадёжностью… Кто умный, тот поймёт, о чём я говорю. Мне приятно, что на мой вечер приехал один из моих неожиданных друзей — Александр Александрович Карелин. И это тема для какого-нибудь романа или книги серии «Жизнь замечательных людей», судя по тому, что я знаю о его судьбе и чем удивлён.

Все мои большие труды нового времени связаны с телевидением, телеканалом «Культура», и с Санкт-Петербургом, где уже четвёртый год идёт проект, посвящённый блокадному театру, это музыкально-поэтические спектакли с целой россыпью любимых имён — мы говорим о том, как искусство поддерживало жизнь в блокадном Ленинграде. Это всё есть в моей книге «Жизнь в гостях», мне приятно, что в восьми главах я признавался в любви больше, чем когда-либо в жизни.

— Чем вы занимались в пандемию?

— Я никогда так много не работал… бесплатно, как в пандемию. И тут нужно поклониться семейству Дмитрия и Марины Брусникиных. Он очень рано ушёл, а Марина — и создатель, и педагог, и чудесный режиссёр — несколько раз призывала меня в ZOOM-театр, где я играл и в «Трёх сёстрах», и в «Гамлете» — Клавдия, как на сцене Таганки. Мы с моей Глашей, Галиной Аксёновой, вдвоём прожили полгода, никого не пускали. И появилась идея у моей подруги делать минутные видео в инстаграме — 60 поэтов за 60 дней. От Пушкина до Пригова. Мне приятно, что это было утешением для многих людей. Так что вся пандемия прошла под знаком поэзии. Между прочим, мы с вами разговариваем в разгар пандемии, и прогульщики вакцинации, как мне кажется, люди дурного отношения к собственному здоровью и жизни.

— Почему вы отказались от звания народного артиста, которое вам должны были присудить к 70-летию?

— Я никогда не выступал на тему «Спасибо, государство, мне не надо!». Никаких подобных выступлений не было, так получилось. Театр на Таганке был не любимым театром. Об этом было сказано много в прозе, а уж в стихах Евтушенко предельно ясно: «Был театр такого рода, как внутри тюрьмы свобода…» Так было всегда: все, кого при господстве власти не любили, после смерти стали классиками — и Высоцкий, и Бродский, и Стравинский, и Прокофьев… А что касается меня, я не отказывался, это придумали в интернете. Когда тебе звонят и говорят: вы получаете звание, напишите, пожалуйста, анкету и заявление. Что же это за награда такая?! Вот такие казусы государственной неопрятности сопровождают нашу жизнь.

 
Марина ШАБАНОВА
Газета "Ведомости законодательного собрания Новосибирской области", 05.07.2021
http://ведомостинсо.рф/%D0%90%D1%82%D0%BE%D1%81-%E2%80%94-40-%D0%BB%D0%B5%D1%82-%D1%81%D0%BF%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8F
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #901 : Август 07, 2021, 10:57:06 »

Журналисты выяснили, что Атос из «Д’Артаньяна и трёх мушкетёров» провел детство на Красном Ключе
7-08-2021, 08:31

Автор: Кристина Матвеева

Название материала в печатной версии газеты: Судьбе не раз шепнём: «Мерси боку»
Сенсация! Атос провел свое детство на Красном Ключе...

На дворе 1979 год. Весь Советский Союз прильнул к экранам телевизоров. На экранах скачут кони, звенят сабли, и вот уже все распевают песню главных героев «Пора-пора-порадуемся». Фильм «Д’Артаньян и три мушкетёра» стал мгновенно сверхпопулярным, и о жизни Атоса, Портоса, Д’Артаньяна и Арамиса поклонницы знали, казалось, всё…

ЕСТЬ В ГРАФСКОМ ПАРКЕ ЧЕРНЫЙ ПРУД

Но вот один факт из жизни Вениамина Смехова, сыгравшего роль графа де Ла Фер, стал известен только сейчас. На одном из творческих вечеров в Казани артист предался воспоминаниям о своём детстве. Оказалось, что первые годы своей жизни он прожил в посёлке Красный Ключ.
«Именно с Татарстана и начинаются мои первые воспоминания. Сюда в 1941 году в поселок Красный Ключ в эвакуацию приехала со мной моя мама…»
Через социальные сети мы нашли супругу Вениамина Борисовича, которая по совместительству является его личным помощником и директором. Галина Аксёнова сразу пошла нам навстречу, пообещав, что всё, что сохранилось в мемуарах артиста о его жизни на Красном Ключе, обязательно пришлёт.
 
«В своей книге «Жизнь в гостях» Вениамин Борисович пишет о том, что помнит. Боюсь, что больше сказать ему нечего. Ему в тот период был всего год», – ответила нам Галина Аксенова и выслала отрывки из автобиографии супруга.

И ВЕТЕР ХОЛОДИТ БЫЛУЮ РАНУ

Отрывок из книги воспоминаний Вениамина Смехова «Жизнь в гостях» (печатается с разрешения автора):

«… Как только Молотов объявил о начале войны, мы срочно вернулись в столицу. Папа остался в Москве, а нас с мамой погрузил на пароход, и мы вместе с госплановскими семьями отправились в эвакуацию под Казань, в поселок Красный Ключ, между Чистополем и Елабугой. Вскоре папа ушел на фронт добровольцем, несмотря на бронь, которая имелась у него как у работника Госплана. Но его «выловили», посчитав, что он принесет гораздо больше пользы, служа в действующей армии по специальности.
Мама к началу войны окончила два курса медицинского института. На Красном Ключе досрочно стала врачом и обслуживала семьи эвакуированных госплановских работников и раненых. К маме пациенты часто приходили не потому, что плохо себя чувствовали: чтобы пожаловаться на судьбу, поделиться переживаниями по поводу мужей-фронтовиков.
 
Ей было непросто в двадцать с небольшим лет переживать тяготы войны, нелегкий труд, разлуку с молодым мужем. А на руках у нее – я, пожилые мамины родители, да еще племянник, которого мама взяла с собой…

КУДА ВАС, СУДАРЬ, ЗАНЕСЛО

…Через 30 лет я опять оказался на Красном Ключе. Летом 1974 года, когда Театр на Таганке был на гастролях в Набережных Челнах, нас повезли в Елабугу. На перекур мы остановились на Красном Ключе. Поиграли в волейбол и выпили портвейна… Я говорю: «Ребят, а здесь, между писательским Чистополем и Елабугой, была эвакуация госплановцев, а в Елабуге – финал Марины Цветаевой».

Я был взвинчен. Заработала «память места». Я думал и о том, что когда летом 1941-го мы приехали на Красный Ключ, рядом погибла Цветаева, и о своем возвращении в военное детство. Мне казалось, что я многое узнавал, а может быть, это мамины рассказы перевоплотились в мои воспоминания. В конце 1943-го года мы с мамой вернулись в Москву».

Этот маленький кусочек воспоминаний Вениамин Смехов навсегда сохранил в своем сердце. А после выхода книги он делится этой частью своей биографии с поклонниками своего творчества.

СУДЬБЕ НЕ РАЗ ШЕПНЁМ: «МЕРСИ БОКУ»

В прошлом году Вениамин Смехов отметил свой юбилей. Атосу исполнилось 80 лет. И, видимо, так сошлись звёзды, что именно в юбилейный для Нижнекамска год мы узнали о том, что, будучи маленьким ребенком, актёр проживал на нашей земле.
 
– Проходят годы, но детство остаётся наверху всех воспоминаний. А моё детство началось в эвакуации в 41 году до 43 года, на реке Кама… Там, где сейчас Нижнекамск, в посёлке Красный Ключ, я проживал с моей любимой мамочкой, когда папа был на фронте. Я вам очень желаю еще 55 лет и еще 55! Чистого неба, мира и будьте здоровы! – поздравил нижнекамцев с юбилеем города Вениамин Борисович.

Эти интересные факты из жизни знаменитого артиста стали нам известны благодаря нижнекамке Ольге Акимичевой и, конечно, концертному директору Вениамина Смехова, его супруге Галине Аксёновой.


https://ntr-24.ru/index.php?newsid=83066
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2493


Просмотр профиля WWW
« Ответ #902 : Август 20, 2021, 12:56:04 »

Крупнейший в мире музей велосипедов будет открыт в Ростове после реконструкции Гостиного двора
17.08.2021  11:00

В Ростове началась реконструкция Гостиного двора. Работы проводятся в рамках инвестиционного проекта «Ростов Великий – духовный центр России», соглашение о реализации которого в июне на Петербургском международном экономическом форуме подписали губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов и генеральный директор ООО «Вояж» Олег Жаров. Объем частных инвестиций в проект составит 1,65 млрд рублей.

– Реализация проекта позволит обеспечить сохранность и возрождение богатого исторического наследия Ростова, значительно увеличить его туристическую и инвестиционную привлекательность, создать дополнительные рабочие места, – отметил Дмитрий Миронов. – Все это будет способствовать развитию и города, и региона в целом.
 
По словам руководителя проекта Олега Жарова, после реставрационных работ в Гостином дворе планируется разместить крупнейший в мире музей велосипедов. Здесь будут представлены более ста экспонатов, созданных в период с середины XIX века до 60-х годов ХХ века. Также в здании откроют сеть ресторанов, в том числе русской и европейской кухни, и торговую зону с лучшими образцами сувенирной и гастрономический продукции городов Золотого кольца.
 
Проект предусматривает создание еще целого ряда мест туристического притяжения. Среди них –Всероссийский центр венчания и крещения, а также первый в стране сюжетный мультимедийный парк на основе оригинального сценария, в котором переплетаются история городов Золотого кольца, фэнтези и игра.
 
В доме Серебряниковых планируется открытие музея «Женское счастье» на основе переданной семьей Вениамина Смехова уникальной коллекции дамских сумочек, шляпок, платьев, бижутерии, кружев, некоторые из которых были изготовлены в середине XIX века. Кроме того, предусмотрено создание крупнейшего в России Музея карет и саней, музеев ретро-автомобилей, ювелирных часов, истории кирпичного производства с интерактивной площадкой, музея театра и кино с театральным кафе, бара-музея Васи Ложкина и паба «Английский бульдог» с самой крупной в мире коллекцией бульдогов Александра Гафина.
 
– Очень важно, что все это будет стимулировать гостей приезжать в Ростов не на один день, а оставаться здесь надолго, на что нас, собственно, и нацеливает национальный проект «Туризм и индустрия гостеприимства», – сказал и.о. директора департамента туризма Владимир Лысенко.
 
​Работы планируется провести в течение ближайших 5 лет.
АВТОР: Портал органов государственной власти Ярославской области
ИСТОЧНИК: АСН-инфо
ИСТОЧНИК ФОТО: meteor-v-petergof.ru

https://m.asninfo.ru/news/98551-krupneyshiy-v-mire-muzey-velosipedov-budet-otkryt-v-rostove-posle-rekonstruktsii-gostinogo-dvora
« Последнее редактирование: Август 20, 2021, 12:57:42 от Ольга Певица » Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2493


Просмотр профиля WWW
« Ответ #903 : Август 22, 2021, 08:17:13 »

В Подмосковье в сентябре пройдут яблочные фестивали

20 августа 2021 21:49

   В Подмосковье в любой сезон каждый может найти себе активность по душе. Сентябрь – лучшее время для того, чтобы посетить подмосковные фестивали, заявила «Радио 1» сопредседатель Туристической гильдии при Серпуховской торгово-промышленной палате Анна Шибаева. По её словам, в основном они посвящены яблокам, так как в регионе много садов.

  «4 сентября можно отправиться в Коломну на IХ Международный яблочно-книжный фестиваль «Антоновские яблоки». В этом году он приурочен к двум датам – 200-летию со дня рождения Достоевского и 10-летию музея-резиденции «Арткоммуналка». На главной сцене в сквере Зайцева выступит писатель Денис Драгунский – тот самый Дениска из рассказов своего отца Виктора Драгунского. Актёр Вениамин Смехов поделится воспоминаниями о жизни в период оттепели. Будет инсталляция под названием «Выйти за рамки», будет книжный маркет, будет театральная программа. Для детей в Английском павильоне устроят импровизационной английский театр. 5 сентября фестиваль продолжится в фамильной усадьбе Достоевского Даровое. Будет вкусно и интересно», – рассказала собеседница «Радио 1».

   11 сентября в Ленинском городскому округе, в деревне Богданиха, состоится праздник «Октоберфест по-русски», сообщила Шибаева. Это музыка, пиво, праздник урожая. А Серпухов приглашает гостей и жителей Подмосковья 25-26 сентября на День города.

   «Надеемся, что он будет ярким и праздничным. Он у нас пройдёт на площади Ленина – одной из самых больших площадей Подмосковья. Именно в эти праздничные дни состоится презентация нашего нового музея Серпухова, где главная героиня – купчиха Агриппина Трифонова. Будем угощать гостей яблочными серпуховскими блюдами – это яблочная шарлотка, яблочные чипсы, яблочные варенье и повидло», – заключила Анна Шибаева.

Ранее «Радио 1» сообщало, что 26 августа в Истре стартует фестиваль «Сыр. Пир. Мир».

Фото © Фотобанк МО
Лада Коротун, Лора Луганская
https://radio1.news/article/v-podmoskove-v-sentyabre-proydut-yablochnye-festivali/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #904 : Сентябрь 09, 2021, 09:37:07 »

Вениамин Смехов: «Свободу мы получили, но научиться ей не успели»

Вениамин Смехов – человек-легенда.  Актер, режиссер, сценарист, телеведущий, блестящий чтец, литератор, чьи воспоминания о театре – настоящая энциклопедия театральной жизни Москвы. Смехов сыграл сотни ролей – от величественного Воланда и терзающегося муками короля Клавдия до таинственного и благородного Атоса, жуликоватого кюре Максимена и десятков наших современников, переживающих глубокую жизненную драму.  В Нижний его привёл фестиваль «Золотая маска», заключительным аккордом которого стал спектакль «Иранская конференция», поставленный Виктором Рыжаковым по пьесе популярного современного драматурга Ивана Вырыпаева.  О том, чем театры привлекает современная драматургия, своём творчестве и Нижнем Новгороде актер рассказал нашему корреспонденту.
 
Классики и современники

– Вениамин Борисович, «Иранская конференция» покорила зрителей, хотя у драматурга Вырыпаева неоднозначная репутация – в его пьесах мат, богохульства и фривольности. И всё-таки публика его любит. В чём секрет?

– Он хороший драматург. Если писатель бередит душу живого актёра, то актёру не стоит быть трусом и думать о мате или фривольностях. Думать надо только о себе и о том, что самому нравится. И тогда всё понравится и зрителю. А запреты мата на сцене связаны, скорее, с поведением Государственной думы. Чтобы работа депутатов казалась нужной, они создают целую систему запретов, в том числе запретов на показ обнажённого тела в музеях! Это означает, что Венеру Милосскую надо нарядить – дать ей бюстгалтер и надеть трусики! Конечно, над такими запретами люди смеются. Когда власть ведёт себя глупо, это уже начинает быть похоже на брежневское время, когда анекдотов становилось с каждым днём всё больше.

– То есть вы не против мата в искусстве?

– Ну не запрещать же пушкинские стихи, в которых есть эти слова или вместо слов точки идут. Это же было и у Маяковского. Это тоже классика, как и новая русская классика – поэма «Москва – Петушки» Венедикта Ерофеева. Хорошо, что пока не дошло до того, чтобы всё это запрещать. Вспомните историю: запрещали бороды, длинные волосы, в советское время запрещали слово «смерть», потому что в Кремле было очень много пожилых людей. Но как-то же мы с этим живём!

Настоящие чувства

– Вы вновь и вновь возвращаетесь к личности Маяковского. Каждый раз на своих концертах читаете его стихи, заражая этой любовью к поэту. Вы прекрасно знаете его творчество и биографию. Скажите, можно ли верить фильмам, что сегодня выходят про Маяковского?

– Я не смотрю эти фильмы. На переломе эпохи, когда началась перестройка, те, кто знал по-настоящему жизнь и голос Маяковского, понимали, что правда, а что ложь. Маяковский все свои произведения посвящал своей музе Лиле Брик. В советское время выходили статьи, которые окружили имя любимого человека Маяковского мерзопакостной ложью и слухами, а сейчас настало новое время. Вышла очень хорошая книга Василия Катаняна «Лоскутное одеяло» – о женщинах Маяковского и о его любви. Но я знаю, что есть и передачи телевизионные, и книги, где опять идёт фальшивка, которая разогревает малокультурную публику. Это как передачи Малахова или всех этих дорогостоящих ведущих программ с повышенным рейтингом, которые из жителей страны пытаются сделать зомби. Тут каждый решает сам, чему верить и какие книги читать.

– Это не всегда зависит от нас, зрителей. К примеру, когда мы сможем увидеть на большом экране фильм «Земля Эльзы», в котором вы сыграли с Ириной Печерниковой и который получил приз «За самый пронзительный актёрский дуэт» на фестивале экранизаций «Читка»? Он давно анонсирован, но так и не вышел на экраны.

– Это временно, из-за пандемии. Продюсер фильма вчера написала мне, что он уже стартовал в нескольких кинотеатрах Москвы и вскоре пойдёт и дальше по России. Обещал его показать и канал «Россия 1». У Ярославы Пулинович очень хорошая пьеса, которая стала основой фильма, но сценарий про другое – и то, что играла Ирина, и то, что играл я. Этот фильм о последней любви пожилых людей и о несправедливостях, которые творятся с их детьми, которые против этой любви.

– А что за фильм «Этерна», который сейчас у вас в производстве? Он снят по циклу романов современной писательницы Веры Камши «Отблески Этерны»?

– Да, это очень серьёзное фэнтези. В нашем кино это очень молодое направление, которое вызывает горячее соучастие талантливых людей. Это интернетное поколение, но на самом деле все страсти и кошмары вымышленной страны отчасти похожи на то, что бывало и раньше – от Жюля Верна до братьев Стругацких. Роман, в котором буйствует фантазия. Мне было интересно в нём сниматься. Я сыграл там герцога Вальтера Придда – одного из лидеров оппозиции, серьёзного папашу, очередного злодея. Но не буду раскрывать сюжет.

– Вы читаете фэнтези?

– Я всё подряд читаю. Но есть вещи, которые меня очень трогают. Скорее всего те, что ближе к мемуарной литературе. Я сам литератор, у меня вышло порядочно книг, и все они о жизни, о том, что пережито. Поэтому мне близки книги Гузель Яхиной, Евгения Водолазкина, Людмилы Улицкой. Дальше идёт Акунин – блестящий писатель, фонтанирующий фантазией.

– Создаётся впечатление, что у вас настоящее литературное братство, и вы вдохновляете друг друга на творчество. Вчера нижегородский предприниматель и писатель Дмитрий Бирман выложил фото с презентации ваших мемуаров «Жизнь в гостях» в нашем книжном магазине «Дирижабль». Как вас встретили нижегородцы?

– Дмитрий – мой давний друг и очень интересный человек. Его хорошо знают в Нижнем Новгороде, потому что он успешный предприниматель и общественный деятель, но я с ним познакомился случайно. И когда он предложил устроить в Нижнем презентацию, я согласился. Ваш книжный магазин очень хороший – такого рода презентации были у этой книги во всех магазинах Москвы, в главном магазине Петербурга, в очень хорошем месте на Ярославщине, в городе Вятское. И мне было приятно представить книгу нижегородцам. Меня очень удивила теплота вашей публики. О книге они не спрашивали, потому что ещё её не читали, но книг им много я подписал.

Города и годы

– Вы в Нижнем Новгороде частый гость, как вам преображение города к юбилею?

– О, об этом в этот раз все спрашивают. Жена моя, Галина Аксёнова, главный знаток не только театра и кино, но и музеев всех мест, где мы с ней бывали и бываем за 42 года нашей совместной жизни. Она заново увидела Нижний и сказала, что появилось очень много хорошего. Город изумительный. А то, что есть критики… Не было случая, чтобы кто-то из мастеров что-то сделал и чтобы людям всем всё понравилось. Обязательно все готовы критиковать то, что сами не делали. Это не менталитет, это исторически сложившееся наше качество. Все критиковать и цензурировать.

– На конференции перед спектаклем вы сказали, что цензуры сейчас почти нет.

– Нет места, в котором она была и которое называлось Главлит. Его закрыли, вот поэтому я так и говорил. Раньше, перед тем как делать что-нибудь на сцене, директор и руководство театра должны были пьесу дать на подпись в Главлит. Сейчас никуда не дают, но должны поставить в известность управление культуры или министерство культуры города, края или области. Так что подобие надзора есть. Проблема в другом. Свободу мы получили, но научиться ей не успели.

– Тут было бы желание. Можно и «Гамлета» сыграть так, что его запретят.

– Реакцию зрителя, как и успех, нельзя предугадать. Все знают спектакль «Гамлет» с Высоцким. Я там работал главного мерзавца – короля Клавдия. И до последней черты никто не понимал, что будет. Генеральная репетиция, мамы, папы. И вот – зритель. Современной может быть любая пьеса. Играя «Гамлета», мы попадали в живые чувства, и народ валил к нам. Главное – разбередить свои собственные чувства и через них показать, что делается вокруг, здесь и сейчас. «Гамлет», «Тартюф», «Мастер и Маргарита» – все они современны.

– Тогда в чём важность современной литературы?

– Сейчас идёт колоссальный театральный бум, интересно работает новая поэзия, новая литература, наука, которая живёт, несмотря на то, что огромное количество талантов отбывает на запад. Сегодняшний день – какой-то необъяснимый удивительный чернозём, который не зависит от властей и экономических эпох. Мне это напоминает то, что творилось в 1930-х годах, когда появлялись шедевры в музыке, живописи, в кино, в театре. То же самое происходит и сейчас.

Ольга Севрюгина
Газета "Нижегородская правда"
№67 от 08.09.2021
https://pravda-nn.ru/interview/veniamin-smehov-svobodu-my-poluchili-no-nauchitsya-ej-ne-uspeli/
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #905 : Сентябрь 21, 2021, 11:10:21 »


Вениамин Смехов: "Меня привлекло, как правдиво и остро отображены социальные недуги общества"

Журнал «Активный возраст» уже рассказывал о фильме «Земля Эльзы» — драме о любви двух немолодых людей, встречающей ожесточённое неприятие со стороны окружающих. Мы попросили исполнителя главной роли Вениамина Смехова поделиться впечатлениями о съёмках фильма и рассказать о работе с актрисой Ириной Печерниковой, сыгравшей в этом фильме свою последнюю роль.

— Вениамин Борисович, чем вас так зацепила история, рассказанная в «Земле Эльзы», что вы согласились сниматься?

— Мне понравились герои, понравились сюжетные повороты. Но главное, что меня привлекло, — как правдиво и остро отображены социальные недуги общества. Я имею в виду прежде всего детей главных героев. Это новый виток старой темы, которая в моей памяти звучит по-булгаковски: «обыкновенные люди, квартирный вопрос только испортил их». Подкупила профессиональная устремлённость и настрой Юли Колесник, режиссёра этого фильма. Ну и, конечно, счастьем было сниматься с актрисой Ириной Печерниковой. К сожалению, Ира не дожила до премьеры.

— Это была ваша первая совместная работа?

— Да, но мы были знакомы с 1970-х. Володя Высоцкий снимался с Ириной у Митты в фильме «Сказ о том, как царь Пётр арапа женил» и пригласил её в наш Театр на Таганке на «Гамлета». А до этого мы не раз встречались в писательском посёлке в Красной Пахре, в доме у наших общих друзей-славистов. Там собиралась чудесная компания: Белла Ахмадулина, Динара Асанова, Ия Саввина, Виктор Титов… И Ирочка была всеобщей любимицей. Несмотря на свою огненную красоту, она была человеком глубокого внутреннего содержания, скромности и благородства. На съёмках мы вспоминали те встречи и вместе с моей женой Глашей (киноведом Галиной Аксёновой. — «АВ»), с которой они сдружились, вели разговоры о Театре на Таганке, о Малом театре, где работала Ира, об общих друзьях, о сегодняшней жизни.

— Ирина Печерникова — очень популярная в прошлом актриса — почти не снималась в этом столетии. У вас же обратная ситуация: вы в последние годы играете в кино значительно чаще, чем в советское время. Как так вышло?

— Наверное, дело в том, что кино для меня всегда было делом третьестепенным. Театр на Таганке был так хорош и силён, и его было так много в моей жизни, что мне просто не нужно было другого. А Высоцкого и Золотухина, с которыми мы были очень близки, кино привлекало, они стремились сниматься. Но и для них театр был всё-таки важнее. Кстати, для Иры Печерниковой, насколько я знаю, театр также становился главным делом жизни и отодвинул кино на дальний план.

— В Театре на Таганке идёт спектакль по той же пьесе Ярославы Пулинович, что легла в основу сценария «Земли Эльзы». Вы видели его?

— Нет, но мне говорили, что это очень достойная работа замечательного режиссёра Юлии Ауг. А в главных ролях там потрясающие актёры Люба Селютина и Юра Смирнов — мои товарищи по «золотому веку» Таганки.

— Одним из «героев» фильма стало удивительной красоты место, где живут главные герои.

— Фильм снимали в Барнауле, а потом — в Горном Алтае. Это действительно необыкновенное место с особенной энергетикой — мощной, свободной. И я до сих пор с большой радостью и благодарностью вспоминаю те съёмки.

https://zen.yandex.ru/media/aktivniy_vozrast/veniamin-smehov-menia-privleklo-kak-pravdivo-i-ostro-otobrajeny-socialnye-nedugi-obscestva-613e41a188d59c30fdff3d5d
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #906 : Октябрь 16, 2021, 06:35:29 »


16.10.2021
"Жаль, в Музей оккупации не попасть!" Вениамин Смехов о рижской родне, уроках Херманиса и Боярского

Кристина Худенко
Журналист

Почему Вениамину Смехову в Риге было важно попасть в Музей оккупации Латвии, какие уроки он получил от латышского режиссера Алвиса Херманиса и что ему помогает в самых трудных ситуациях не падать духом? Об этом участник фестиваля "Золотая маска" в Латвии" и самый благородный Атос пост-советского пространства рассказал порталу Delfi.

К своему 80-летию в прошлом году Вениамин Смехов подарил себе 848-страничную книгу "Жизнь в гостях", основанную на заметках и дневниках, которые вел всю жизнь. Наконец нашлось время отредактировать ее и издать. Смехов с детства стремился стать писателем — чувство слога досталось ему в фамильный дар. Пандемийное заточение позволило найти время для редактуры и издания обстоятельного рассказа о своей жизни, которую Смехов помнит начиная со "дня крика и плача" 9 мая 1945 года — это событие позволило ему увидеть отца, ушедшего воевать и вернувшегося после победы.

Смехов рассказывает о своем актерском пути. В 17 лет его настолько потрясло известие, что его не аттестуют для второго курса Щукинского училища, что он упал в обморок. Но не сдался. В итоге стал отличником по мастерству актера… Четверть книги посвящена Театру на Таганке. И конечно, не забыта роль, принесшая Смехову всесоюзную любовь и славу — режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич отвоевал право, чтобы Атоса сыграл именно этот актер…

С тех пор Вениамин Борисович вышел далеко за рамки профессии, проявив себя в качестве режиссера, сценариста, телеведущего, литератора и исполнителя невероятного количества аудиоспектаклей и аудиокниг. Он работал во многих странах мира и на многих языках. При этом все реже возвращаясь к тому, с чего начинал.

Роль в спектакле Театра наций "Иранская конференция" стал для Смехова предложением, от которого невозможно отказаться. В пьесе Ивана Вырыпаева представители датской интеллектуальной элиты собрались в Копенгагене, чтобы обсудить нарушение прав и свобод человека, казни, пытки и военные конфликты на Ближнем Востоке. Постепенно вопросы о том, кто виноват в противостоянии на планете, сменяются размышлениями о человеке и смысле жизни, о личном и сокровенном… Герой Смехова — великий датский дирижер и почетный гражданин Паскуаль Андерсен — человек, чьи слова изучают в школах Дании, при этом преисполненный трагического предчувствия конца света и исключительной иронии к самому себе.

Перед спектаклем Смехов принял участие в мероприятии по награждению премией "Золотая маска" лучшего латышского сценографа Андриса Фрейбергса. После церемонии театральные деятели вдруг о чем-то очень эмоционально разговорились. После этого все наше намеченное интервью пошло не по плану, а по спонтанному и очень неожиданному сценарию самого Вениамина Борисовича. И внезапно прервалось появлением строгого директора, заботящегося о здоровье актера, недавно получившего серьезную травму руки…

- Что вы так оживленно обсуждали с нашим Фрейбергсом?
....
Дальше материал доступен только для подписчиков
https://rus.delfi.lv/delfi-plus/zurnali/zhal-v-muzej-okkupacii-ne-popast-veniamin-smehov-o-rizhskoj-rodne-urokah-hermanisa-i-boyarskogo.d?id=53679127
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2493


Просмотр профиля WWW
« Ответ #907 : Октябрь 18, 2021, 09:27:44 »

а у меня бабушка освобождала Прибалтику... Либава, Приэкуле... Паневежис, место дислокации.
И кто называет этих девушек так?
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2493


Просмотр профиля WWW
« Ответ #908 : Октябрь 21, 2021, 11:04:36 »

Страничка Вениамина Борисовича в Гоголь-центре.
https://gogolcenter.com/we/veniamin-smexov/
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #909 : Октябрь 22, 2021, 01:33:01 »

Вениамин Смехов: это был золотой век Таганки
Автор
Борис Тух

Наша встреча состоялась за несколько часов до того, как Театр Наций сыграл на «Золотой Маске в Эстонии» спектакль «Иранская конференция». Я читал пьесу Ивана Вырыпаева, она и в чтении виделась мне очень сильной и… необычной: в жестком конфликте сталкивались не характеры, не персонажи, но мировоззрения.

В постановке Виктора Рыжакова пьеса стала захватывающе интересной. Вениамин Смехов играл в ней 90-летнего знаменитого дирижера, маэстро Паскуаля Андерсена, человека, который с высоты своего жизненного опыта вышучивает благонамеренную говорильню остальных участников, неспособных оторвать тревогу за мировую цивилизацию от личных проблем. На вопрос ведущего: «Чем жизнь является для подавляющего большинства?» Маэстро отвечал: «Трагикомической ошибкой о важности своей свободы и паническим страхом перед взрывом бомбы в метро».

С такой же горькой и от многого знания несколько циничной мудростью мог бы сегодня ответить на подобный вопрос один из лучших (а для меня самый значимый, наряду с Клавдием из «Гамлета») персонажей Вениамина Смехова – Воланд.

- Я не ожидал, что снова вернусь на сцену, - сказал мне артист. - После той Таганки, того «золотого века» мне в драматическом театре было неинтересно по сравнению с интересами новой жизни. Я открыл для себя оперную режиссуру, телевизионный поэтический театр, это моя воля, мой интерес, и это большая радость.

- Я трижды смотрел «Мастера и Маргариту» на Таганке, два раза в Москве и в третий – во время таллиннских гастролей театра в 98-м году, но Воланда играл уже другой актер.

- В 98-м году я договорился с Юрием Петровичем Любимовым, что остаюсь в галерее портретов, но буду на вольных хлебах. Это был уже новый век Любимова. Мы с моей женой Глашей с тех пор приходили в театр на премьеры и 23 апреля в день рождения театра.

- Помню, как тогда я спросил у Любимова, чем объяснить то, что четыре ведущих актера Таганки: Владимир Высоцкий, Леонид Филатов, Валерий Золотухин и вы – были прекрасными писателями и/или поэтами. Юрий Петрович усмехнулся: «Ну, наверно, они полагали, что советская власть наш театр когда-нибудь разгонит, и надо иметь на всякий случай вторую профессию».

- Правда?

- Да.

- Значит, он был в тот момент миролюбив.
Эти бронебойной силы премьеры

- В своей книге «Записки на кулисах», главы из которой печатались в журнале «Аврора», вы – кажется, первым в то время - замечательно написали о Высоцком. Вы были с ним близкими друзьями?

- Нет, я не думаю, что прилагательное «близкий» здесь приложено к месту. По-настоящему близких друзей у него было немного, как у каждого из нас. Но друзьями мы все-таки – даже по его определению – были, по крайней мере, первые годы «золотого века» Таганки. Нас приговорил к дружбе Юрий Любимов тем, что эти бронебойной силы премьеры были нашими премьерами. «Добрый человек из Сезуана», «10 дней, которые потрясли мир», «Антимиры», «Павшие и живые», «Послушайте!», «Галилей». У каждого из нас были ведущие роли, и это нас очень сближало.

- Мне из ваших ролей особенно запомнились Воланд и Клавдий в «Гамлете». Мне казалось, что ваш Клавдий – по-настоящему страшный человек; лучше на его пути не становиться. И эта жестокость, брутальность время от времени подчеркивалась светом; освещение рисовало лик Клавдия жестким и скрывавшим в себе какую-то страшную правду о себе самом.

- Все, что касается света и дизайна – это Давид Боровский (Давид Боровский, 1934 – 2006, гениальный художник-сценограф - Б.Т.), тут ему равных не было. Боровскому хотелось, чтобы в знаменитой сцене молитвы короля я был босой, полуголый – в распахнутой на груди хламиде. Ему ужасно хотелось натурализма, и это очень мудро. Но для меня это было неорганично. Поэтому мне он придумал хорошие грубые шерстяные носки, может быть, из эстонской шерсти.
Полтора килограмма пота на каждом спектакле

- В тех вязаных костюмах, в которые были облачены артисты в «Гамлете», тяжело было играть?

- Когда жарко – очень тяжело. Особенно Демидовой и мне, но воспоминания на эту тему были веселые. А Высоцкий в «Гамлете» за каждый спектакль терял по полтора килограмма обязательно.

- А вы?

- Для меня самой тяжкой стала невыносимая жара лета 72-го года. Таганка гастролировала в Ленинграде. Мои питерские друзья, спортсмены, научили меня спасительному в тех условиях режиму дня. Я практически ничего не ел, ограничивался кефиром и бесконечно принимал тёплый душ. Я выдержал – но похудел за гастроли на 10 килограммов.
Сцена из «Часа пик». ФОТО: личный архив

Для меня самым изматывающим был «Час пик» по роману польского писателя Ежи Ставиньского: он выкачивал из меня полтора-два килограмма веса на каждом спектакле.

«Час пик» был мне очень дорог еще и потому, что Любимов нашел там ключ к самому трудному жанру – трагикомедия. Большое искусство - выровнять обе половинки этого слова. Но поровну оценить трагическую и комическую сторону могли только искушенные коллеги. Ведь даже самые знаменитые из них удивительно противоречили в высказываниях об этом спектакле, если угодно.

На премьере «Часа пик» были все главные лица нашего ремесла, не только наши но и заграничные. Пришли и представители мхатовской, условно говоря, школы: школы психологической достоверности и очень пониженного интереса к условному, метафорическому театру, к авангардному театру. В том числе Олег Ефремов и Анатолий Эфрос.

Эфросу очень понравилось, он увлек меня в какой-то уголок наверху, у Любимова, и там я от него услышал: «Должен тебе сказать, то, как ты играешь вторую часть, ты должен перенести в первую». А первая – очень легкомысленная: мой герой Кшиштоф – большой начальник и все принадлежит ему, люди, институт, женщины, иностранцы. А во втором акте он узнает свой диагноз: рак; покаянно идет к тем, кем владел, и оказывается, что они давно его раскусили. И он остается один.

- А потом оказывается, что диагноз ошибочный…

- …И у моего Кшиштофа всего лишь грыжа. «Долго он еще будет жить?» - спрашивал в конце бухгалтер (его играл Готлиб Ронинсон). И врач отвечал: «20 лет как минимум, а дальше - как пойдет».

Так вот, Эфрос настаивал, чтобы печальную, трагическую, человеческую линию второго акта я учитывал в первой части. А замечательный Ульянов Михаил Александрович и Владимир Абрамович Этуш, мой учитель, говорили: «Вот первый акт – это вахтанговское! Надо, чтобы это проявлялось и во втором. А то он такой унылый…»

Эффективный менеджер Клавдий

- Но…

- Но я не ответил вам на вопрос о Клавдии. Клавдий – тема вопросительная для меня.

Как бы ни было грешно избыточное самолюбование, актер - все равно профессия женская; актер все время смотрит на себя в зеркало и зависит от комплиментов. И, хочешь – не хочешь, я отлично помню все похвалы в адрес этого трудного героя.

Если вечером предстоял «Гамлет», настроение утром всегда было самое плохое. Всегда! Я играл мерзавца. Но по Станиславскому и вообще по правде театра я должен любить своего героя. Во всяком случае, он должен быть мною оправдан. И он был мною оправдан. Потому что я искренне видел, в какую труху мой старший брат превратил мою страну, и как хороша его жена, королева, моя сверстница. Любимовская гениальная идея была в том, что все в его постановке - Гамлет, Лаэрт, Розенкранц, Гильденстерн, Горацио, Гертруда, Клавдий - все они молодняк. А старика – не надо! Стране должно быть хорошо.

- Клавдий – эффективный менеджер?

- Да, я был эффективный менеджер, мне нравилось это, и я жил тем, что приношу отечеству пользу. И поэтому излишни воспоминания о том, как я избавился от моего брата. Со стороны Гамлета напоминать мне об этом было явной бестактностью. За которую ему следовало расплатиться.

До конца я не был доволен ролью Клавдия. Но зато от тех, кого уважал, я получил серьезные комплименты. Недавно ушедший от нас блестящий театральный критик Вадим Гаевский в статье о «Гамлете» написал:

«Гамлет в спектакле на „Таганке“ - ославленный Гамлет. Его окружают не только предательство, но и дурная молва. Гамлет Высоцкого ведёт войну не на жизнь, а на смерть, а эльсинорский свет приходит в ужас от его манер и не может простить Гамлету его гитары. Будь он похож на вюттенбергского студента или на балетного принца, Эльсинор принял бы его с восторгом. В спектакле показано, как с Гамлетом говорят по-хорошему и как с ним говорят строго, и как ему втолковывают по-дружески, и как внушают официально. Дания в Театре на Таганке не столько тюрьма, сколько исправительный дом. Однако Гамлет Высоцкого неисправим. Неисправимость человека в некотором возвышенном смысле слова – постоянная тема Высоцкого».

А обо мне он написал: «Не совсем понятна концепция у артиста, который поразительно сыграл в «Часе пик». И я позвонил Гаевскому и сказал ему: «Ничего хорошего о «Часе пик» не было в прессе. И вот наконец!». Он рассмеялся.

А на пресс-конференции в Белграде, когда мы на фестивале БИТЕФ получили гран-при наравне с Робертом Уилсоном и Питером Бруком, ко мне подошли Питер Брук и какая-то очень знаменитая английская дама-театровед, и она сказала: «Как же вы хорошо играете! С самого начала виден бодрый тон человека, который с самого начала взял и оседлал как лошадь эту роль!»

Интерес сопутствовать молодым

- Сейчас каждую неделю удается видеть вас в телепередаче «Дело темное».

- Это был ужас! Мне приходилось бороться с авторами, которым давали задание о любом, даже самом хорошем человеке найти гадости. Я отказался от сериала о гибели Есенина. Они все равно сняли этот сюжет, но сняли так, как я хотел! Напрочь отказались от Маяковского, потому что понимали, что я все переверну. Для них это попсовый интерес. «Правда, что Есенина евреи убили?». А вот что придумали насчет Маяковского: Вероника Полонская только вышла от него – и в дверях столкнулась с чекистом, который его тут же застрелил. Как мне претило неряшливое согласие умелых людей идти на поводу мелкого гнусного интереса к пакости по адресу кумиров.

- Недавно вы снялись в пилотной серии «Этерны» по многотомной эпопее-фэнтэзи Веры Камши, которую я очень люблю. Если даст Бог, сериал может стать российским ответом на «Игру престолов».

- Меня в роли старого герцога Придда уже отсняли. Это уже новое время, когда поводом является нестыдный материал, а причиной – интерес сопутствовать молодым людям в искусстве. Это очень интересное занятие. Это «Пастернак. Сестра моя жизнь» в Гоголь-центре, Это «Иранская конференция» в Театре Наций. Это и поэтический спектакль по стихам Евгения Евтушенко на Таганке с молодыми людьми «Нет лет».

Нигде русское слово не звучало так гибко и выразительно

- С разделением Таганки на два театра теперь покончено?

- Это вы красиво сказали о несуществующем театре.

Та Таганка, которая вошла в мировую литературу о театре ХХ века, закончилась с уходом Любимова в 83-м году, а совсем строго говоря, ее век – это с рождения в 64-м году и до 80-го, до смерти Высоцкого Это золотой век Таганки и это та самая Таганка.

До насильственного отъезда, фактического изгнания Любимова в эмиграцию, он служил искусству так, как это было по классике русского театра. Прежде всего это были интересы художественные. А во-вторых, все остальное. И самолюбие, и прочее. Вернулся из шестилетней прогулки по западным театрам уже другой Любимов, который оценил арт-бизнес и работал в этом духе. Но когда мы появлялись с моей женой на Таганке, мне все равно было приятно смотреть его спектакли – рука осталась та же. То, что было в Любимове неискоренимо – пристрастие к эпохе русского авангарда и Серебряного века, инфекция Мейерхольда, это осталось до самого конца. И в интервью он постоянно повторял имена: Шостакович, Эрдман, Шнитке, Маяковский, Есенин, Вахтангов, Мейерхольд…

Послушайте, что открыл Высоцкий в интервью: «Уникальность Таганки в том, что команда Любимова – команда не только исполнителей, но и соавторов». Высоцкий был актером-соавтором Любимова. И меня соавтором он называл меня в интервью о спектаклях «Послушайте!», «Час пик», где я в литературной основе был любимовским соавтором. И это была такая кухня театрального ремесла. Актерского, режиссерского, сценарного.

И еще очень важно. Юрий Любимов и Петр Фоменко – это два театра литературы. Слова. Ни в одном другом театре русское слово не звучало так гибко и выразительно, как в театрах Любимова и Фоменко.

Петра Наумовича Фоменко я считаю своим учителем. Но получилось так, что я рекордсмен несыгранных ролей у Фоменко. Он приглашал меня в «Дон-Жуана», когда работал в Питере, но я не смог приехать. Он хотел снимать меня в двухсерийном телефильме о Мольере. Я должен был играть Мольера, а чудесный Михаил Филиппов - Сганареля. Мы уже репетировали, но начальство закрыло проект. Позже Петр Наумович приглашал меня поставить «Самоубийцу» Николая Эрдмана. И это могло стать праздником в его театре, где так умеют играть словом и со словом. Но кто-то заболел, несколько актрис забеременели – и эта история не состоялась.

Эстония – моя любовь

- Вениамин Борисович, помнится, вы поставили в Таллинне в Ноорсоотеатре пьесу Анатолия Брежнева «Диксиленд». Как возник этот проект?

- Было это в год после смерти Владимира Высоцкого. Все началось с того, что Ноорсоотеатр предложил Сергею Юрскому поставить спектакль. Сергей Юрьевич ответил отказом и посоветовал обратиться ко мне. И тут как раз возникла пьеса Анатолия Брежнева, кинодокументалиста, киевлянина; нас с ним познакомил в Киеве Виктор Платонович Некрасов.

Тяжесть испытаний после смерти Высоцкого была такова, что уехать из Москвы казалось мне спасением. И началась работа над пьесой. Действие происходило перед гинекологической клиникой, на сцене находились мужчины, а их жены в клинике стояли на краю эсхатологических решений: быть или не быть новому человеку. Пьеса была очень странно построена и излишне многословна. Тем не менее я рассказал о ней Давиду Боровскому, тот придумал оформление, мы с ним приехали в Таллинн и спустились с Вышгорода на улицу Лай к Ноорсоотеатру.

Разговаривали с чудесным человеком, актером и режиссером Калью Комиссаровым и Яаком Алликом, другом Комиссарова, важным тогда лицом в эстонском истеблишменте. Боровский смотрел сцену и соизмерял свои намерения с реальностью, а мое пребывание на 30% было посвящено достойному воплощению пьесы и на 70% - счастью быть с моей возлюбленной. Это был старт нашей большой любви и жизни. В то время я был еще женат и Галина еще замужем, и нам не полагалось селиться в гостинице в одном номере. Но Яак Аллик сделал так, что за время постановки мы поменяли пять разных гостиниц.

А работа сама шла в Клоогаранде, и мы на побережье с Калью Комиссаровым кромсали пьесу. И в переводе она уже была вдвое меньше и более занятна. Калью разбудил во мне режиссерский интересы; мне нравилось учиться режиссуре, и этот игровой театр, соединение формы и пристрастия к добрым человеческим чувствам и мыслям, сделали мое пребывание очень хорошим. Тогда же мы подружились с семейством Юхана Юрна, который перевел пьесу Анатолия Брежнева на эстонский. Юрна был замечательным человеком на незамечательных местах – в руководящих партийных и советских учреждениях. Став министром культуры, он обезопасил свободолюбие театральных деятелей Эстонии. В те годы впервые в Советском Союзе была поставлена Людмила Петрушевская, кажется, «Чинзано».

- Совершенно верно. Две одноактные пьесы Петрушевской, «Чинзано» и «День рождения Смирновой», на малой сцене Ноорсотеатра в постановке Мерле Карусоо.

- И чего нигде не было в России – в Эстонии поставили абсурдистскую пьесу Беккета.

- Да, «В ожидании Годо». И поставил ее совсем молодой тогда, он как раз заканчивал Школу сценического искусства, Лембит Петерсон.

- …И вот мы выпустили «Диксиленд», и на премьере, где Юхан по дружбе переводил мне все речи, главный герой поднял тост за меня. Признался, что, если бы они, актеры, лучше говорили по-русски, мне было бы трудно с ними, они бы сопротивлялись, задавали вопросы, а тут были лишены такой возможности. И я им ответил так:: «Вы не хотели, а поневоле были идеальными актерами. Потому что идеальный актер не задает режиссеру вопросов – а почему я должен то-то и то-то. Без почему! Актеры - исполнительское ремесло».

Анатолий Брежнев приезжал на премьеру. В отеле «Виру» регистраторша сказала: «Мест нет». Брежнев показал свой паспорт, она опешила и робко и спросила: «Вам с видом на море или на город?»

Премьера прошла хорошо. Но нам с Галей было не до этого. У нас была любовь. И любовь к Таллинну в том числе.

И не только к Таллинну. Нас пригласили в Тарту, где я встретился с Юрием Михайловичем Лотманом, Леонидом Наумовичем Столовичем и другими блистательными тартускими учеными из той плеяды. И там я провел вечер памяти Высокого. На память мне остался автограф Лотмана на пригласительном билете, его беглый автопортрет в образе Эйнштейна, с которым они были так похожи.

Тогда я рассказал Лотману, что однажды в Симферополе на концерте получил записку: «Правда ли Высоцкий был женат на самой Марине Влади?» Я рассердился и ответил: «Пройдет время, и вы, и мы будем гордиться, что жили в эпохе Владимира Высоцкого, как когда-то гордились те, кто жил в эпоху Пушкина». Лотман задумался и сказал: «Знаете, об этом, наверно, будут писать. Потому что там есть соединительная ткань биографий».

И теперь я был счастлив вновь увидеть Таллинн.

https://rus.postimees.ee/7367125/veniamin-smehov-eto-byl-zolotoy-vek-taganki
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2493


Просмотр профиля WWW
« Ответ #910 : Октябрь 28, 2021, 07:52:55 »

немножко с запозданием, но приятно читать
Палдиес и будьте здоровы! Российские актеры сыграют в подарок латвийским врачам и вопреки пандемии  (1)
 Кристина Худенко
Кристина Худенко
Журналист
27

Палдиес и будьте здоровы! Российские актеры сыграют в подарок латвийским врачам и вопреки пандемии
Foto: Māris Morkāns
Новая волна пандемии, напряженные отношения между странами, очередное ужесточение ограничений в Латвии… Второй год подряд оказавшись на грани жизни и закрытия, 15-ый театральный фестиваль "Золотая маска" в Латвии" все же стартовал в театре "Дайлес". Сегодня и завтра зрители, сертифицированные, но в полном зале увидят спектакль Театра наций "Иранская конференция". Часть купивших билеты на другую нашумевшую российскую постановку - "Горбачев" Алвиса Херманиса - спектакль увидеть не смогут, в зале останутся лишь 60%.

"Я счастлива, что я, литовская женщина? приехала с русским театром в Латвию… - объявила Ингеборге Дапкунайте в тональности знаменитого монолога Веры Марецкой из фильма "Член правительства" ("Вот стою я здесь перед вами, простая русская баба, мужем битая, попами пуганная, врагами стрелянная — живучая!") - Мы занимаемся искусством, а эта комбинация, которую я представляю, и есть пересечение границ вне политики. Мы общаемся искусством, это наше средство коммуникации..."

Тему подхватил Вениамин Смехов: "Мой учитель, один из лучших режиссеров мира Петр Фоменко говорил: уже стали рутиной соцреализм, футуризм, натурализм… На самом деле, существует только один "-изм" - "вопрекизм". Надо оценивать все, что мы видим и что возбуждает нашу кровь, с этой точки зрения… Мы здесь, потому что вопрекизм. Вопреки пандемии, политике, которые нас разлучают, государственной политике и истории - тем более, все равно мы вместе… Я не разбираюсь в политике и экономике, и не хочу в них разбираться. Дай бог всем им побед и здоровья, но то что русская культура, наша отечественная культура имеет внутреннее и международное значение, эти связи между одним человеком и другим человеком, как бы ни звучала его национальная речь. Так что… палдиес и будьте здоровы".

Foto: Māris Morkāns
Артистам и журналистам впервые пришлось разместиться в просторном помещении театра "Дайлес" в причудливом шахматном порядке с расстоянием в два метра. Увидеть лица известных актеров удалось лишь в момент краткого совместного поднятия бокалов на здоровье нового лауреата премии "Золотая маска" - знаменитого латвийского сценографа Андриса Фрейбергса, который за свою жизнь сделал декорации для более, чем 200 спектаклей по всему миру. Одним из самых важных своих учителей Фрейбергс назвал легендарного сценографа российской Таганки Давида Боровского, чьи спектакли не пропускал.

Foto: Ira Polyarnaja
Обладатель "Золотой маски" прошлого года спектакль Виктора Рыжакова по пьесе Ивана Вырыпаева "Иранская конференция", который сегодня и завтра увидят зрители, рассказывает о конференции в Копенгагене, на которую собрались представители датской и мировой интеллектуальной элиты, чтобы обсудить наболевшую "иранскую проблему" – нарушение прав и свобод человека, ежедневные казни, пытки и военные конфликты на Ближнем Востоке. Слово по очереди берут теолог, политолог, военный журналист, востоковед, супруга премьер-министра (Ингеборга Дапкунайте), писатель, священник, знаменитый дирижер (Вениамин Смехов), иранская поэтесса – лауреат Нобелевской премии по литературе. Постепенно вопросы о том, кто виноват в происходящем на планете, сменяются размышлениями о человеке и смысле жизни, разговорами о личном и сокровенном…

Foto: Māris Morkāns
Артистам и журналистам впервые пришлось разместиться в просторном помещении театра "Дайлес" в причудливом шахматном порядке с расстоянием в два метра.

"В спектакле мы намеренно заняли артистов, миссия которых не заканчивается театром, - рассказал режиссер Виктор Рыжаков. - Эти актеры занимают особую позицию в строительстве взаимоотношений человека с миром и в отношении медицины — помогают детям, старикам и людям с особыми заболеваниями… Они возглавляют большие и серьезные благотворительные фонды, которые занимаются нашим с вами будущим — будущим цивилизованных людей. Этому и посвящен спектакль, который говорит о том, как выжить в этом сложном и как будто проклятом мире".

"Мне близка в моей героине, мысль о том, что человек может менять этот мир, - рассказала Ксения Раппопорт, которая в спектакле играет журналистку, женщину с активной жизненной позицией, а в реальной жизни патронирует фонд "Дети-бабочки", помогающий детям, страдающим буллезным эпидермиолизом. - Каждый из нас может. И это выбор каждого, менять мир к лучшему, худшему или никак. Я рада быть в Риге. Много раз тут была. И всегда это огромное счастье".

Продолжая тему милосердия, партнеры фестиваля — представители Rietumu Banka и компании Severstal объявили, что часть билетов на "Маску" они подарят врачам из рижских больниц - им. Страдиня и в Гайльэзерсе. "Наши врачи, постоянно находятся в ситуации, когда они каждый день видят больных и умирающих, зачастую трудясь без выходных и отпусков, - пояснила директор фестиваля Юлия Лочмеле. — Это правильно, что они смогут сходить на спектакль и отдохнуть".

"Пусть даже в полупустых залах вы получите аплодисменты как от 100% зрителей!" - пожелала госсекретарь министерства культуры Латвии Даце Вилсоне, порадовавшись, что вопреки развитию эпидемиологической ситуации и трудностям, 15-й фестиваль "Золотая маска" открылся, а зрители Риги, Лиепаи и Вентспилса смогут увидеть восемь спектаклей. В том числе и долгожданную постановку Алвиса Херманиса для Театра Наций "Горбачев" с участием Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой. Именно на этот спектакль, куда билеты были раскуплены моментально, эпидемиологические нормы не позволят попасть почти половине зрителей.

Гендиректор премии "Золотая маска" Мария Ревякина назвала происходящее антиутопией и не скрывала облегчения, что на этот раз часть препятствий уже удалось одолеть. Она рассказала об уникальных театрах, которые в этот раз доберутся до Риги. Например, спектакль "Мертвые души" приедет из маленького городка Лесосибирск, который находится в 250 км от Красноярска.

В этот раз в программе несколько танцевальных спектаклей - "Танцпол" от балета "Москва", также "Дон-Кихот" и Гала-концерт от питерского Театра балета имени Якобсона и киновариант балета "Ромео и Джульетта" из Екатеринбурга. Латвию ждет и детский спектакль "Цацики идет в школу" от петербургского театра "Суббота" - написанная шведским автором история девочки, которую мама назвала в честь любимого греческого блюда.

"Люди, любите друг друга!" - призвала Нелли Уварова словами своей героини из "Иранской конференции".
https://rus.delfi.lv/showtime/news/whatson/family/paldies-i-budte-zdorovy-rossijskie-aktery-sygrayut-v-podarok-latvijskim-vracham-i-vopreki-pandemii.d?id=53676065&utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #911 : Ноябрь 16, 2021, 11:26:54 »

10.11.2021 20:30:00
Горький очень часто падал

Вениамин Смехов, Александр Панкратов-Черный и много писателей в Нижнем Новгороде

 А пандемию нам еще придется очень сильно поблагодарить. Если б не она, писатели не смогли бы углубиться в свое творчество, а читатели так не соскучились бы по писателям. Пятый, юбилейный фестиваль имени Максима Горького, который проходил в Нижнем Новгороде, доказал: увлечение художественной литературой никуда не делось. Оно существует, несмотря на постоянно декларируемое падение интереса к чтению.

Открытие фестиваля ознаменовалось торжественной церемонией, состоявшейся в нижегородском театре «Комедiя». С приветственными словами выступили: министр культуры Нижегородской области Олег Беркович, председатель городской Думы Олег Лавричев, глава администрации Нижнего Новгорода Юрий Шалабаев (он же вручал премии, подарки и дипломы победителям), а также актеры Вениамин Смехов и Александр Панкратов-Черный, писатели Виктор Ерофеев и Олег Рой.

Когда на сцену вышел Вениамин Смехов, зал насторожился. Под его пиджаком легко угадывалась рука на перевязи. Но как истинный артист, который умеет оправдывать любое положение, Смехов разрешил возникшее замешательство присутствующих изящно, остроумно и, главное, продолжая горьковскую тему: «Горький очень часто падал, и ему лечили руки и ноги. Я немножко последовал его примеру накануне фестиваля. Это ничего не значит, я замечательно обхожусь, тем более что мне, как и Горькому, очень повезло с женой. Горькому с суммарной женой, а мне – с единственной». Одобрительным и понимающим гулом ответил зал.

Но дальше пошел серьезный разговор. Деятельность Горького Вениамин Смехов назвал «вулканической и вселенской». И эти слова конкретными примерами подтверждал почти каждый выступающий, кого ведущие приглашали с приветственным словом на сцену.

полностью https://www.ng.ru/ng_exlibris/2021-11-10/15_1102_writers.html
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #912 : Ноябрь 25, 2021, 10:32:28 »

Антон Трофимов: «Жизнь в гостях»

23.11.2021 15:07

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» Улыбающийся

В 1984 году в нашей квартире появился первый магнитофон — ламповая «Комета». А вместе с ним и первые катушки с записями, в том числе Юрия Визбора. Из множества его песен мне тогда больше всего запомнились две. Первая — еще не запетая и не затертая до бессмысленности «Милая моя». Вторая — ироническое посвящение Вениамину Смехову, в которой «если б я собрался в путь дальний, я бы Смехова позвал Веню». Не имея представления о том, как выглядят автор песни и его адресат, я представлял их кряжистыми мужиками с суровыми лицами. Может представить мое изумление, когда во время очередного показа отечественной саги о трех мушкетерах я наконец вчитался в титры. Любимый герой — Атос — оказался тем самым «Веней Смеховым»…

Я испытываю особенное уважение к этому замечательному человеку, отмеченному многогранным талантом актера и писателя. Потому и брался за его новую книгу «Жизнь в гостях» с некоторой опаской. Мне не раз случалось читать мемуары достойных людей и мучаться оттого, что в своих воспоминаниях они представали предо мной в совершенно ином свете. Чем старательнее автор записок о своей жизни пытается выставить себя в лучшем свете, тем хуже у него это получается. Такой вот эмпирически выведенный закон.

Но удовольствие, которое доставила мне книга «Жизнь в гостях», оказалось двойным. Во-первых, от самого текста. Вениамин Смехов действительно замечательный писатель, язык его прозрачен и одновременно ярок, а некоторая старомодность в обращении со словом мне лишь импонирует. Во-вторых, автор совершенно не пытается изобразить себя не то, чтобы лучше, чем он есть на самом деле, а вообще кем бы то ни было, кроме как самим собой. Могу себе представить, какой внутренней смелости это потребовало! Зато и уважение такой подход вызывает неподдельное.

Я, пожалуй, посоветую с особой осторожностью читать эту книгу безоглядным фанатам Театра на Таганке и его легендарного основателя Юрия Любимова. Беспощадный к самому себе, Вениамин Смехов остается объективным и по отношению к своим товарищам. Всем без исключения. Жизнь, у которой он в гостях, на страницах этой книги предстает почти такой, какая она есть на самом деле. С неожиданными превращениями друзей в не-друзей и обратно, с внезапными сменами векторов в отношениях, с падшими кумирами и оправданными обидчиками… Я написал «почти», потому что какие-то детали наверняка опущены, то ли забытые за давностью лет, то ли из уважения к участникам событий. И это, пожалуй, правильно.

Когда мы пишем свои дневники, они кажутся нам если не настоящей литературой, то уж как минимум образцом искренности и честности, а также великолепного слога. Опубликованные много лет спустя, они могут вызвать (и зачастую вызывают!) ощущение неловкости, отчего многие авторы правят их перед публикацией. Вениамин Смехов этого делать не стал. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление. И тем самым превратил дневниковые записи из частного взгляда на частную жизнь в документ, достойный всяческого внимания. В честное свидетельство эпохи, если хотите. Я — хочу.

Вениамин Смехов «Жизнь в гостях». Издательство «Старое кино», Москва, 2021 год. Цена в «Гиперионе»: 1500 руб.
https://hyperionbook.ru/news/5839
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4188


Просмотр профиля
« Ответ #913 : Ноябрь 27, 2021, 09:51:30 »

Вениамин Смехов. Поэзия и правда на Земле Обетованной
26.11.2021

Первые впечатления от поэтического моно-спектакля "Стихи и я", показанного вчера артистом в Израиле

Марк ЭПЕЛЬЗАФТ

"Вениамин Смехов с программой "Стихи и я". Звучало в звонках друзей — любителей поэзии и Театра на Таганке. Читалось в постах на фейсбуке.

И время, и голоса поэзии и правды, застучали пульсом где то у виска. Озарился воспоминаниями.

Мне посчастливилось множество раз видеть и слышать Вениамина Борисовича на сцене Таганки в конце 80-х годов ХХ века.

Другого Воланда быть не могло. В любимовском "Мастере". Хотя примерялся и Высоцкий к роли. И все -таки Смехов — наиболее точное воплощение. Из всех виденных на сцене и в кино Воландов. Точнее, мне думается, чем то, что сделал Олег Басилашвили в кино. Бесстрастней и, одновременно, демонически — страстно в кульминационные моменты. Глебов в "Доме на Набережной" по Трифонову — жестко и точно изображенный артистом.

А еще тогда существовал на сцене Таганки поэтический вечер — спектакль Вениамина Смехова под названием "В поисках жанра".

Во время чтения стихотворения Высоцкого "О судьбе" у актера напрягались   жилы на шее, краснело лицо — и драма — трагедия поэта Высоцкого представала перед зрителями во всем кафкианском ужасе и экзистенциальной бездонно-пропастной глубине.

И вдруг — на контрасте, сразу после этого, печальное, мудрое и прекрасное окуджавское "На фоне Пушкина".

А еще в том спектакле-монологе звучали вещи самого Смехова: бурлески, этюды, стихи. Зарисовки.

И я до сих пор помню многие моменты тех текстов.

Спектакль "Владимир Высоцкий"

Стихи наиболее зримо и точно читал Смехов.

"Дурацкий сон, как кистенем, избил нещадно"- незабываемо прочитано.

И все помнят кристально честную позицию Вениамина Смехова в 80-е по отношению к изгнаннику Юрию Любимову. Текст книги Смехова о Любимове цитировали в 80-е "вражеские" голоса. В знак протеста против действий властей по отношению к Мастеру и нового искусственного, насильного назначения другого главрежа в театр актёр ушел в "Современник".

Знаток настоящей поэзии, литератор, режиссер и актер, свидетель страшного, но удивительного времени — все это Вениамин Смехов.

Мы с друзьями отложили все дела и поехали в Кармиэль, послушать бесценного свидетеля времени.

Ведь что нужно в сущности от стихов?

"Чтоб тикали и говорили время".

Вчерашний вечер Вениамина Смехова на Земле Обетованной, в уютном ресторане "Карина" города Кармиэль, был разговором о времени поэтическими средствами. О времени, о любимых поэтах — любимых людях — и о себе внутри этой парадигмы. Зрители услышали на самом деле живое и бесценное свидетельство от Вениамина Смехова.

Программа " Стихи и я" с первой до последней ноты была выдержана безупречно. Ни грамма фальши. Мастерски, на одном дыхании Вениамином Смеховым прочитаны, сыграны, прожиты несколько десятков стихотворений — стихи поэтов серебряного века, символиста Брюсова, Игоря Северянина, гиганта Владимира Маяковского.

Разговор о поэте поэтов Борисе Пастернаке. Точная интонация в этом разговоре.

Интонация Пастернака в прочтении нескольких его бессмертных шедевров.

…Когда строку диктует чувство,

Оно на сцену шлёт раба.

И здесь кончается искусство.

И дышат почва и судьба…

Александр Межиров, Борис Слуцкий — это уже современники и старшие товарищи Вениамина Смехова, свидетели и участники чуда золотого века Театра на Таганке.

Спектакль " Павшие и живые"

Андрей Вознесенский. "Антимиры".

Провала прошу, аварии.

Будьте же так добры —

Пускай со мною провалятся

Все беды в тартарары.

Я слушал Смехова и вспоминал, как Слуцкого и Вознесенского читал полвека тому назад Владимир Высоцкий. Благо, записи этого чтения сохранились.

Спектакли " Послушайте" по поэзии Маяковского , " Товарищ, верь", " Под кожей статуи свободы" и " Час пик", где Вениамин Смехов был сценаристом и соавтором Любимова, о котором точно и тепло сказал — и о сути любимовского театра, и о тех советских монстрах из ГБ и ЦК, кто бесконечно издевался над Любимовым, до наших буквально дней, кстати.

"Их дети занимали все первые ряды в театре, на все спектакли".

Отдельный разговор — о Владимире Высоцком. Об Иосифе Бродском.

"Я показал Володе, как его стихи могут звучать без гитары".

И высказывание об этом Иосифа Бродского уже в 1981-м году.

"Ни одной книги или подборки при жизни. И одновременно это был любимый поэт всей России. Ничего не позволяли. Все запрещали, замалчивали".

А и просто физически убрали М.Э.

Смехов: "1980 год. На вечере в Крыму мне приходит записка. " А правда, что Высоцкий был мужем той самой Марины Влади?"

И я тогда ответил, что настанет время, когда вес и значение Высоцкого и Пушкина будут сопоставимы.

В Тарту, в том же году, высказал эту мысль гениальному Лотману.

"Может быть, может быть", — ответил тогда он.

"Печаль моя светла". Эту пушкинскую строку вспоминал, слушая свидетельства Смехова о времени. В прочтении стихов любимых поэтов и в разговоре с теми, кто находился в зале.

И смех сквозь слезы. И жизнь. И любовь. И судьба.

http://www.isrageo.com/2021/11/26/smehovv/
Записан
Страниц: 1 ... 59 60 [61]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.8 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!