Веб-сайт В.Б.Смехова : В начало форума
Март 01, 2021, 06:01:26 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Дата открытия форума - 18 февраля 2009 г.
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 55 56 [57] 58
  Печать  
Автор Тема: Коллекция ссылок на интернет с прессой о В. Смехове  (Прочитано 223873 раз)
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4120


Просмотр профиля
« Ответ #840 : Август 17, 2020, 10:07:45 »

10 августа 2020
Хороший актёр нужен всем! О творческом пути Вениамина Смехова
Григорий Заславский
Культурный обозреватель "Вестей FM"…

Сегодня поздравления с 80-летием принимает актер, режиссер и писатель Вениамин Смехов. Несмотря на большое количество киноработ, сам Смехов признается, что он прежде всего – театральный человек: большую часть своей жизни прослужил в Театре на Таганке. А еще – заядлый путешественник. К своему юбилею Вениамин Борисович выпустил книгу воспоминаний, сразу ставшую бестселлером. О творческом пути мастера – культурный обозреватель “Вестей FM” Григорий Заславский.

Речь в честь Вениамина Борисовича Смехова хочется начать со старой – впрочем, всё-таки не такой уж и старой – сказки про «Али-Бабу и 40 разбойников». Старая-старая сказка из сборника «1001 ночь»; наша, которая сильно моложе, была переписана своими словами Смеховым в самом конце 70-х годов, музыку-песни на стихи Смехова досочинили Сергей Никитин и Виктор Берковский, и с самого начала 80-х весь Советский Союз знал уже наизусть монологи и диалоги из этой сказки, которую на двух виниловых пластинках исполняли самые известные актёры – кстати, и тогда самые известные, и сегодня по-прежнему известные, хоть некоторых, увы, и нет на этом свете: Табаков, Юрский, Тенякова, Джигарханян, Леонид Филатов. Сам Смехов там читает текст за сапожника Мустафу.

Театру на Таганке, в котором Смехов прослужил большую часть своей жизни, сильно повезло на пишущих и сочиняющих актёров. Только мемуары про Таганку эпохи Юрия Петровича Любимова написаны, причем написаны талантливо, захватывающе Аллой Демидовой, Валерием Золотухиным и Смеховым тоже; Смехов, кстати, очередной увесистый мемуарный том выпустил сейчас, как раз к своему юбилею. Судьба его – актёрская судьба – примечательна, она не похожа на судьбы большинства других звезд любимовской Таганки, поскольку Смехов пришел на Таганку за год до Любимова и оказался среди считанных единиц, кого Любимов взял с собой, – нелишнее доказательство тому, что хороший актёр нужен всем! Кстати, когда Любимов в 1983 году не вернулся из зарубежной гастроли, Смехов – снова среди немногих – на время ушел из Таганки и нашел пристанище у Галины Борисовны Волчек в «Современнике». Когда Любимов вернулся, Смехов вновь оказался в Театре на Таганке, но, если можно так сказать, служил там вполноги: у него уже начиналась своя, другая жизнь, он начал сам ставить, ездил преподавать за границу, и на Таганке он согласился доигрывать один-два спектакля, в том числе – Воланда в «Мастере и Маргарите».

Смеховская сказка про «Али-Бабу…» – это памятник советской интеллигентской иносказательности, где почти за каждой рифмой и уж точно за каждой шуткой скрывались разные, многим понятные смыслы, потому неудивительно, что сказке не дали выйти на экран, а как бы мягко сослали – на фирму «Мелодия», что, впрочем, не помешало громадному её успеху. Примерно то же сыграл Смехов и в «Трех мушкетерах», где молчание его Атоса скрывало абсолютное понимание всего происходящего: ну, что говорить? Без слов всё ясно – содержательному молчанию Атоса-Смехова в советском кинематографе найдётся немало примеров, самый известный – конечно, Тихонов в «Семнадцати мгновениях весны».

Смехов, кстати, – из тех талантливых и редких у нас людей, кто подтверждает верность слов о том, что в России надо жить долго, в том числе и для того, чтобы подытожить и поправить сказанное другими мемуаристами.

https://radiovesti.ru/brand/61178/episode/2429799/
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4120


Просмотр профиля
« Ответ #841 : Август 22, 2020, 10:30:14 »

https://rus.lsm.lv/statja/kultura/kultura/veniamin-smehov-russkoe-slovo--eto-i-est-strana-rossija.a371310/
Вениамин Смехов: «Русское слово — это и есть страна Россия»

Автор: Маша Насардинова (критик)
Он именно такой, каким мы хотим видеть своих кумиров. Не теряющий с годами таланта, достоинства, красоты. Не пасущий народы, не высказывающийся публично по любому поводу, не переходящий из одного телешоу в другое. Свое 80-летие Вениамин Смехов встречает автором новой книги, которая вот уже несколько недель находится в списке российских бестселлеров, и исполнителем роли великого дирижера Паскуаля Андерсена в спектакле "Иранская конференция".


— Знаете, у нас люди ночевали в очереди перед Новым Рижским театром, чтобы купить билет на Барышникова. Это случилось один-единственный раз за этот век, и об этом говорили и писали, как о феномене. На Таганку такие очереди стояли годами. Как это на вас сказалось? Вы чувствовали себя молодыми богами?

— Это было, конечно, в свое время. Оно сейчас должно называться незабываемым, чудесным, «когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли»… Не хочется нести чушь с опозданием на столько лет. Поэтому попробую коротко ответить так. В 1974 году были переполнены залы Оперы в Риге и Русского театра Риги: шли шумные гастроли нашего Театра на Таганке.

Я это описал в книжке — она только что вышла, не очень маленькая, 848 страниц, называется «Жизнь в гостях». Я бы очень хотел, чтобы те, кто с интересом относится к моей скромной персоне, каким-то образом ее прочли… Впрочем, дело не в книге, а в том, что извлекая из памяти и дневников пережитое за 80 лет, обойти главные события в главном театре жизни было невозможно… Восемь глав как восемь десятков лет — и моя Таганка в 60-80-х… А в последней главе — в 2010-х — моя «нечаянная радость»: новый театральный  опыт, сегодняшняя встреча с двумя лидерскими театрами Москвы — Гоголь-центром Кирилла Серебренникова и Театром Наций Евгения Миронова. В Гоголь-центре я исполняю роль Пастернака в спектакле Максима Диденко «Сестра моя — жизнь. Борис Пастернак», в Театре Наций играю в спектакле «Иранская конференция», с которым, очень надеемся, вскоре окажемся в моей любимой Риге.

Я, кстати, не так давно выступал у вас с концертом и еще раз порадовался красоте города, размаху рынка… А что касается рынка, я все время попадал на глаза моих зрителей. Могу похвастаться: любимой жене я из Риги привез разных сыров, от уплаты за которые отказались гуманные продавцы.

— А был случай, когда вы встретились со своим зрителем — и вот прямо вот зауважали себя за то, что у вас такой зритель?

— Мне, конечно, дороже всего то в моей жизни, что имело обратный адрес. Нельзя работать в публичном искусстве, если не имеешь ответной реакции. Если говорить о недавних подарках судьбы, то это знакомство и общение с гениальным музыкантом Евгением Кисиным. Он оказался среди зрителей моего сольного концерта в Чехии... А потом выяснилось, что он хорошо относится к такому чтению стихов.

И в результате у нас с Кисиным родился спектакль, посвященный еврейским поэтам, которые стали жертвами сталинского террора. 1952-й год, гибель членов Еврейского антифашистского комитета, а перед этим — убийство Соломона Михоэлса… И вот чудесные поэты, Перец Маркиш, Давид Гофштейн и другие, которых я читаю в русском переводе Заболоцкого, Ахматовой, Светлова, а Женя Кисин и по-русски, и на языке оригинала — на идише, который в те времена, когда я впервые был в Риге, еще звучал свободно на улицах... Но спектакль в декабре не смог состояться из-за травмы Жени, а когда он восстановился, начались гастроли, потом пандемия и изоляция… Теперь он опять в работе, его ждут во всем мире... Но тем не менее и я надеюсь, и он надеется, что наш спектакль сбудется…

— Есть расхожая фраза, которую приписывают Конфуцию — не дай нам бог жить в эпоху перемен. Вам бог дал, многим из нас тоже. Сейчас, оглядываясь назад, вы можете сказать, что перемены — политические в первую очередь — так уж значимы? Что они влияют на личность, формируют ее?

— Об этом говорит не только Конфуций, но, скажем, и ближайшие умницы в нашем времени — например, Владимир Высоцкий, Давид Самойлов, Александр Межиров, Иосиф Бродский — мыслители-поэты. Их судьбы, как и судьбы всех настоящих творцов, прихотливым образом и зависят, и не зависят от политических поворотов. Я процитирую Бродского: «Россия — уникальная страна, которая осознает себя через культуру даже в эпохи политического унижения». Это очень значительное высказывание. К нему можно прибавить и то, что Миша Барышников слышал от самого Бродского: «Единственная правота — это доброта».

Если вдуматься, получается, что ничего не меняется. Александр Пушкин был невероятным образом унижен властью, она украсила его короткий путь тремя ссылками, бесконечными доносами, интригами, цензурой, ну и сами знаете, как все закончилось. Но как при этом Пушкин свободно создавал шедевры и был счастливейшим из всех поэтов — ответить нелегко. Подобные парадоксы обобщают некий опыт взаимоотношений культуры и политики.

В сегодняшней России происходит небывалый подъем в театральной области и в литературе, отчасти — в музыке и в живописи.
В последние годы люди снова полюбили концерты звучащего слова — и я на своем опыте замечаю, как Большой зал консерватории и Зал Чайковского в Москве, многие-многие концертные залы России, полупустые в конце 1990-х-начале 2000-х, вдруг стали полны слушателей, которые живут и дышат искусством. А русское слово — оно все-таки (или мне так кажется) божественного происхождения. Как только закончится власть этого слова над согражданами, над страной, страны не будет. Так полагали поэт Мандельштам и академик Лихачев.

Русское слово — это и есть страна Россия. Я имею в виду не «государство», а именно «страну».       
— Вы Пушкину спектакль посвятили. И сыграли его в очень неожиданной компании, с Алексеем Кортневым, Светланой Сургановой…

— Скажу так: я как будто бы догадался, что настоящие мастера живут не по правилам, а по исключениям. И сам я лично, по совету моего любимого героя Воланда, никогда ничего не просил. Ни у кого. Тем более, у начальства. Но так сложилось, что мне необыкновенно везло. И одно из везений последнего времени — встреча с компанией Dance Open из Санкт-Петербурга, которая предложила мне придумать композицию. А это добрая часть моей профессии — драматургия поэтических спектаклей и фильмов.

Может, вы знаете, что на канале «Культура» за последних десять лет я много сочинил таких сценариев, поставил и участвовал: восемь сольных программ «Я пришел к вам со стихами», посвященных шестнадцати русским поэтам. Потом было еще несколько телевизионных работ.

Вот в этом же роде я получил заказ от Dance Open. В 2017 году был сыгран в самом старом и прекрасном концертном зале империи, в Большом зале филармонии в Санкт-Петербурге, спектакль «Прошу слова! Октябрь 1917». Мне повезло соединить в нем диалоги и противоречия в высказываниях самых ярких личностей того времени: Маяковского, Блока, Булгакова, Есенина, Пастернака, академика Павлова, патриарха Тихона… Происходили живые столкновения свидетелей катастрофы 17-го года — и за, и против. Один и тот же актер, скажем, Гарик Сукачев, страстно читал стихи Нестора Махно и горько произносил слова Владимира Набокова о переживаниях эмигрантов-писателей и поэтов… Этот спектакль был отмечен вниманием и возбуждением благодарного переполненного зала.

А спустя год я придумал сложную композицию в честь Александра Сергеевича Пушкина. И называлось наше представление по словам Блока, «Веселое имя Пушкин». Мы его сыграли в октябре 2019-го там же, в Большом зале Филармонии, и тоже в чудесной компании актеров. В 2017 году это были Маша Матвеева, Дима Высоцкий, Дарья Мороз, Евгений Дятлов, Гарик Сукачев, а в октябре 2019 на сцену вышли — Дима Высоцкий, мой любимый актер-любимовец, и Аня Геллер, и Леша Кортнев, и Светлана Сурганова, и Сергей Чекрыжов.

Это был счастливый праздник — и сострадания, и ярости, и споров, и нежности к «Веселому имени Пушкина». И если карантин не помешает — мы сыграем его еще.     

— Вы когда-нибудь упрекали себя за то, что не сосредоточились на чем-то одном: актерстве, литературе, режиссуре?

— Нет. Мне не за что пенять на судьбу, потому что я смолоду мечтал о гораздо меньшем, и все, что удается делать, все для меня подарочно. У меня в этой книге — «Жизнь в гостях» — есть ссылка на мою премудрую жену, прекрасную Галю Аксенову, Глашу. Она однажды подытоживала наши совместные годы и сказала мне: ты от природы воспринимаешь неприятности как нечто данное, как почти нормальное, ожидаемое. Но зато к любому небольшому доброму событию относишься как к невероятному сувениру судьбы. А по моей жизни, сообщила она, неприятность — это сразу катастрофа, а добрые новости — это ожидаемое. И еще раз сошлюсь на книгу: я и актером себя не видел и не чувствовал, пока не родился в Театре на Таганке жанр поэтических представлений.
До той поры я был довольно застенчив, когда должен был публично от себя высказываться. Потом я вообще хотел уйти в литературу, и вдруг произошло открытие: когда читаю стихи, я становлюсь актером. И с этого на Таганке у меня все началось: «Антимиры», «Павшие и живые», спектакль о Маяковском и так далее. Почти у каждого актера бывает подобное, спасает от неуверенности некий «ключик»… Я помню, как гениальные артисты Смоктуновский или Евстигнеев, которых мне довелось близко знать, что-то подобное находили в своей биографии.

— В людях, с которыми вас сталкивала и сталкивает жизнь, что для вас ценнее — профессиональные качества или человеческие?

— Я не провожу водораздела между этим. Человекопрофессиональные. Однако я понимаю, на что вы можете ссылаться, скажем так. В мировой литературе — Кнут Гамсун, например, или в музыке — Герберт фон Караян… Но
ежедневное зрение — оно близоруко. Когда проходит эпоха, люди мудреют в отношении тех, кому посылали наветы и проклятия.
Видите, вот и при мне рядышком находился истинно большой поэт России, в одной гримерной со мной, Владимир Высоцкий, он — Гамлет, я — Клавдий, мы готовились к спектаклю каждый раз, и к «Антимирам» вместе, и к «Павшим и живым» вместе. Это грустное хвастовство: в своей жизни Высоцкий прочитал о себе только одну публикацию — в журнале «Аврора» за две недели до смерти, и это была моя статья «Мои товарищи — артисты», там были литературные портреты — Высоцкого, Золотухина, Демидовой, Славиной и Табакова…

…Так что человеческое и творческое… Ну, просто грустно, когда не соединяются эти две части. Во многих случаях мы торопимся осуждать. А судьи кто… Вопросительный знак.   

— Вы часто останавливаете себя, когда вам хочется мысленно нырнуть в прошлое?

— (Смеется.) Нет. Совсем не останавливаю. Вот здесь опять процитирую дорогого мне человека. Петр Фоменко — он, наверное, самое в моей жизни значительное лицо, и как учитель, и как режиссер, и как друг — когда-то дал очень глубокий совет: двигаться спиной вперед. Я не расстаюсь ни на секунду с прошлым. Потому что прошлое — это правда, я его так чувствую, мне это хорошо — так чувствовать: прошлое это и есть настоящее. То, что мы называем настоящим — мы это угадаем только в будущем, было ли оно настоящим или было ненастоящим.

— Интерес к жизни, постоянный творческий процесс — для вас это естественное состояние сейчас или вы принуждаете себя к активности?

— Не знаю. Это по-разному бывает.

Главное, мне очень интересно. Это вот простое наречие — важнее всего. Должно быть интересно.
Если бы этого не было — и «Иранской конференции» у меня бы не было. Потому что естественным было смущение от такого слишком захватывающего призыва со стороны Евгения Миронова и Виктора Рыжакова. И, может быть, я бы отказался, потому что страх был велик. Драматург любимый, Иван Александрович — как Хлестаков — Вырыпаев. Замысел хорош — пьеса выстреливает в самые больные точки сегодняшнего человечества. Но актеры — те, кого больше всего знал и любил — я предпочёл бы их видеть на экране. А вот быть их партнером…

Дело в том, что пьеса строится на соревновании мнений, монологов интеллектуалов. Поневоле кажется, что и мы, актеры, соревнуемся. Я вообще не люблю конкурсов и соревнований в жизни. Когда говорят, что Окуджава нравится больше, чем Высоцкий и что Галич нравится меньше, чем Визбор, мне всегда неловко, потому что событие искусства — оно единозначно. И о вкусах в искусстве не спорят. Так что… мне было бы нормально извиниться и отказаться. Но режиссер нашел какие-то слова…
И стало интересно, и я не отказался.

— «Правда — это и есть главный смысл нашей жизни», — говорит великий дирижер Паскуаль Андерсен, ваш герой в спектакле «Иранская конференция». Вы с ним согласны?

— Тут интересная история. В 64-65 году Слава Любшин был Лермонтовым в спектакле «Герой нашего времени» у Любимова. Потом он ушел из Таганки, и я стал исполнять эту же роль. Теперь, через много-много лет, в «Иранской конференции», мы вновь совпали в назначении. Он играет, наверное, замечательно, я его очень люблю, но мне было увлекательней все сделать по-другому — и Рыжаков на это очень откликался, поскольку он не только мхатовский профессор, он еще и вахтанговский выученик, он учился в Щукинском училище, и вахтанговское игровое качество ему очень близко. Я хвастаюсь в моей книге, что великолепная, даже гениальная актриса Ксения Раппопорт признавалась мне в том, что ее острое исполнение было продиктовано правом на эксцентрику, которую она увидела в какой-то моей прогонной репетиции. Вообще, трагическая эксцентрика — трудный, но очень желанный жанр…

Герой мой, Паскуаль Андерсен, по предлагаемым обстоятельствам, — 90-летний любимец страны Дании, и не только страны, но и мира. Его, как никого другого, на конференции встречают аплодисментами все участники. Его объявляют, как человека, слова которого изучают в школе. То есть он уже расцвечен всеми цветами радуги. И как после этого его играть?! Только как человека, преисполненного иронии к самому себе.

И мы с Рыжаковым пришли к такому эксцентричному водопаду слов, где мой герой подтрунивает над всеми, кто до него выступал. Это уже самый финал, а в финале, как полагается в хорошей драматургии, все идет к какой-то развязке, как в музыке — к разрешающему аккорду: был диссонанс, а дальше — ассонанс и гармония. Но Паскуаль Андерсен — гениальный дирижер и, скорее всего, не видит никакого разрешения диссонанса в страшной проблеме, которая расколола человечество и вызывает трагическое предчувствие конца света…

Но открою вам тайну. Для меня мой герой — это человек, который владеет божьим даром — Музыкой. И чудесно, что это слово не произносится, но если он о чем-либо говорит, то только об этом. Надежды на все остальное покинули моего героя. Они покинули в какой-то степени, я думаю, и вас, и меня в этой жизни. Но есть музыка, есть искусство — иначе чего бы вы тратили время на это интервью, а я бы тратил время на ответы, если бы это не было бы нашей защитой?..

Наша боязнь, что некоторые зрители будут уходить со спектакля — не оправдалась. Этот разговор ужасно заманчив, как выяснилось.
Так здорово все у автора и режиссера сплелось, что оторваться невозможно. Очень интересно, как люди хотят говорить о главном в истории цивилизации, а в результате говорят о главном для себя лично. И зрители слушают. Зрители смотрят. Потому что этот разговор касается каждого…

PS Спектакль «Иранская конференция» будет показан на фестивале «Золотая Маска в Латвии» 10 и 11 октября. Автор пьесы — Иван Вырыпаев, режиссер — Виктор Рыжаков. В ролях: Чулпан Хаматова/Нелли Уварова, Ингеборга Дапкунайте, Ксения Раппопорт, Вениамин Смехов, Игорь Гордин, Виталий Кищенко, Алексей Вертков, Владимир Большов, Игорь Хрипунов, Илья Исаев.
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #842 : Август 25, 2020, 11:13:23 »

Вениамин Смехов - о продолжении «Мушкетеров»: Я сошел с седла с тяжелым приступом радикулита
10 августа благородный Атос отметил 80-летний юбилей
Анна Велигжанина

  В продолжении «Мушкетеров» встретились все герои первого фильма (слева направо): Валентин Смирнитский, Владимир Балон, Игорь Старыгин, Михаил Боярский и Вениамин Смехов. Фото: Кадр из фильма

  В преддверии круглой даты Вениамин Смехов издал книгу, некий отчет о прожитых годах - «Жизнь в гостях». Про съемки первого фильма о мушкетерах написано много. А о продолжении «Мушкетеры двадцать лет спустя», снятого в 1992 году, - нет. Этой картине и уделил внимание Смехов в своей новой книге. С разрешения автора публикуем фрагмент из нее.
  Книга Вениамина Смехов «Жизнь в гостях»

  Лихие 90-е
  Та же Одесская студия, тот же режиссер Юра Хилькевич, тот же композитор Максим Дунаевский, те же мы четверо. Перемены существенные: сценарий неплохой, но лишенный блеска пьесы Марка Розовского - основы нашей первой ленты. Тексты песен - сносные, но без блеска иронии поэта Юрия Ряшенцева - автора «тех песен». Ситуация в стране отразилась на всех деталях работы и быта. Громкое слово «коммерциализация» отзывалось невесело в ежедневных: «Стоп! Артисты, снимаем второй, и он же последний дубль! Пленка дорогая, это вам не совковая «Свема», у нас «Кодак»! И третьего дубля не бу-дет!!!» Но мы - профессионалы, и быть опять, через 12 лет, рядом - нам в радость.
  У графа украли костюм
  Город Таллин, пока мы там снимались, на эстонском и английском языках удлинился на одну букву: Tallinn. Под Таллином старинный, хмурый замок - мыза Вазалемма - на сутки стал «Замком Атоса». Через 12 лет после первого сериала у моих товарищей «по мушкету» буйства поубавилось, но характеры сохранились. Тоскующий без дела (без риска, без приключений) д’Артаньян - Миша (Боярский). Обаятельно обстоятельный, но с «бесом в ребре» Портос - Валя (Смирнитский). Секретно лирический, хрупкий и непредсказуемо-проказливый Арамис - Игорь (Старыгин). Натурные съемки проходят на булыжной мостовой таллинского Вышгорода.
Съемки в Таллине - это шумная история с воровством шпаг и одежды. Ну и что же такого, что в Таллине до моего прилета украли весь костюм графа де ла Фер? Это ж время такое - стреляют, воруют, крышуют, и вот-вот лопнет хилая веревочка, что отвечала за видимость нерушимой связи 15 республик! Коммерция вслепую: по блату, через контрабанду, по дешевке, добывается бесценная пленка «Кодак». Добывшие сами же продают ее своей кинофирме по заломленной цене.   На разницу покупаются авто-иномарки.
   Когда в начале экспедиции съемочную группу обокрали, и мы недосчитались как оружия, так и готового платья, по совету мушкетеролюбивого начальства тюрьмы под Таллином мы отправились на шефские выступления к зекам. Какая связь, - спросите вы? Заключенные в обмен на выступление «живых д’Артаньянов» (бесплатно) сваяли, вырезали, художественно отделали исторически достоверные недостающие мушкетерские и гвардейские кинжалы, ножи и ножны.
Одна из любимых женщин актера - дочь Алика. Фото: Persona Stars
 
  Лошадиный заговор
  Эстонские конноспортивные базы давали лошадей покрепче львовских, но падать с них было больнее. Нам досталась группа брыкающихся животных во главе с эстонкой-тренершей, не умеющей скрыть нелюбовь к нам, русскоязычным актерам. Она отказывалась говорить по-русски, хотя все понимала. Инструкции через переводчика давала сухие и странные. В результате один за другим, как спелые груши с дерева, мы стали падать на землю. Галопом я так и не овладел и пал первым. Потом дважды и пребольно грохнулся бывалый Смирнитский. Он с боевым матом взмыл над крупом своего коня, а потом на миг затих в траве. Падали мой сынок Рауль и дружок Арамис. Когда же бешеная лошадь д’Артаньяна, извиваясь под могучим наездником, неподдельным гасконцем Мишей Боярским, все же «катапультировала» его на землю, тут я уверенно заподозрил «национально-патриотический» заговор. Похоже, что участники киноэкспедиции оптом зачислялись в список врагов эстонского народа.
   Аристократы в тапках
  Съемки проходили и в Питере, и в Петергофе, в перголе Верхнего парка и в Нижнем парке, около и внутри дворца «Марли», в Секретарской, Голубой приемной и Куропаточной Большого петергофского дворца. Мы входили туда в сапогах, на которые напяливались неуклюжие войлочные музейные тапки. По команде «снимаем» - снимали и тапки, и кино.
Как-то вечером должна сниматься сцена визита Атоса к королеве Анне. Ждем в служебных помещениях. Сыро, холодно и голодно. В нашу комнату заходит Алиса Фрейндлих, берет термос, наливает себе чаю... Исподтишка наблюдаю за ее движениями, за ее статью, за ее улыбкой и манерой говорить. На платье героини Алиса Бруновна набросила кофту. Движения актрисы домашние. Просто, без участия камеры, света прожекторов и красивой музыки, я оказался в королевском окружении. Именно домашние, незначительные бытовые жесты подтверждали истинное королевское величие Фрейндлих. Как сказал мой герой у Булгакова в «Мастере и Маргарите»: «Кровь - великое дело».
  ИЗ ДОСЬЕ «КП»
  Вениамин СМЕХОВ родился в Москве. С детства играл в драмкружке во Дворце пионеров. Окончил театральное училище им. Щукина, с 1962 года служил в Театре на Таганке, с 1985 по 1987 год - в «Современнике», откуда вновь вернулся в Театр на Таганке.
  Первая жена Алла Смехова, редактор радио, родила артисту дочерей Елену и Алику.
  Вторая жена - Галина Аксенова, киновед.
  Одна из любимых женщин актера - жена Галина.

Фото: Михаил ФРОЛОВ
А БЫЛ ЕЩЕ СЛУЧАЙ
Финальный плевок верблюда
- Юра Хилькевич не хотел следовать финалу у Дюма, хотел смерть мушкетеров заменить кадрами ухода героев в жаркие страны, в пески, в прекрасное никуда. Он придумал сохранить нам жизнь, чтобы мы дружно растворились на горизонте, но не на лошадях, а на двугорбом виде транспорта. Интересно, что же нашептал Дюма-отец, очевидно, в нетрезвом состоянии, Юре-режиссеру, что тот убедил нас именно на верблюдах завершить шестисерийное путешествие?
Прибыли мы в Каракумы. Боярский первым попробовал проехаться - из гасконского благородства. Мой горбатый гигант был мужчиной. У Портоса - тоже. Благодушный Арамис расселся между горбами дамы. Муж-верблюд, видимо, разок обидел свою «верблюдочку», и она ответила ему хрестоматийным плевком. Как же я в детстве, в Московском зоопарке, мечтал увидеть, как плюются верблюды! Но они, вероятно, делают это только на воле. И вот мечта сбылась: мне 50 лет, я сижу верхом на верблюде, и его подружка плюет широко и интересно - прямо на воле, в пустыне.
Я окончательно сошел с седла с тяжелым приступом радикулита. Вечерняя съемка: встреча «двое-надвое», на мосту - Атос с Арамисом за короля и д’Артаньян с Портосом - за кардинала. А пока что измученного болью Атоса трое гвардейцев, они же каскадеры-дублеры, бережно укладывают с земли в седло. Дальнейшее из памяти уплыло, но на экране все обошлось гладко - и встреча, и «шпаги наголо»...

+8
Анна Велигжанина
Анна Велигжанина
обозреватель еженедельного выпуска
Источник:kp.ru
https://www.kp.ru/daily/217170/4272143/
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #843 : Август 26, 2020, 12:06:50 »

Минск-новости
  СПОЕМТЕ, ДРУЗЬЯ. «Песня мушкетеров»
23 августа 2020 20:40
О том, как создавалась «Песня мушкетеров», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».
  Из-за судебной тяжбы между режиссером фильма, автором сценария и автором слов песен премьера ленты задержалась на целый год.
  Ровным счетом
  25 декабря 1979 г. в эфире Центрального телевидения начался показ «Д’Артаньяна и трех мушкетеров». Актеры, исполнившие главные роли, сыграли потом еще в сотне других картин, Максим Дунаевский, Михаил Боярский спел десятки популярных песен. Однако при любом удобном случае ему и остальным задают вопросы именно об этом фильме. Как шутил Валентин Смирнитский (Портос), каждый актер должен построить дом, посадить дерево и… сыграть в «Д’Артаньяне».
  Успех связан не только с популярностью романа Дюма, но и с песнями, прозвучавшими в ленте. Изначально их было 30! Поют почти все персонажи, но динамика сюжета от этого не снижается, кино не напоминает вялотекущий мюзикл. Но 31-я песня, написанная прямо на съемочной площадке, стала яблоком раздора между создателями. Музыку ко всем написал Максим Дунаевский, доказавший, что природа на детях отдыхает не всегда. Как премьера «Веселых ребят» в 1934 г. изменила судьбу его отца композитора Исаака Дунаевского, так и приключенческое кино о мушкетерах стало для молодого композитора мостиком к славе.
  Но многие известные сегодня песни писались совсем не для телефильма.
  От пьяницы до ребенка
  Когда режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич подал заявку на экранизацию известного романа, друзья тщетно советовали ему сходить в московский ТЮЗ на пользующийся с 1974 г. успехом спектакль Сандро Товстоногова. По мотивам произведения А. Дюма Марк Розовский написал Георгий Юнгвальд-Хилькевичтеатральную пьесу. На сцене звучали песни Дунаевского на стихи Юрия Ряшенцева «Баллада о дружбе» («Когда твой друг в крови…»), «Баллада об опасной дороге», «Смерть Констанции», позже вошедшие в картину. Юнгвальд-Хилькевич заявлял, что не хочет превращать кино в оперетту. Но когда настойчивые приятели сумели привести его в театр, мнение режиссера кардинально изменилось. Спектакль, как и последующая лента, не оставлял впечатления музыкальной безделицы. К тому же это был взгляд на приключения мушкетеров с иронической точки зрения. Он решил снимать по пьесе Марка Розовского. Конечно, материал пришлось адаптировать для кино, что и стало еще одним камнем преткновения для авторов.
  Дополнительные композиции, написанные специально для фильма, — это «Песня мушкетеров» («Пора-пора-порадуемся…»), «Баллада Атоса», «Бургундия, Нормандия…» и десятки других. В истории создания «Песни мушкетеров», которую сейчас назвали бы саундтреком ленты, есть разночтения. Юнгвальд-Хилькевич рассказывал, будто предложил авторам оттолкнуться от песенки из американской комедии «Три мушкетера», написанной в 1930-е Самуилом Покрассом. В ней был напев Very-very-very, то есть «Очень-очень-очень», который поэт Ряшенцев превратил в «Пора-пора-порадуемся». Ритм, по словам режиссера, должен был напоминать стук копыт и запоминаться всем «от пьяницы до ребенка».
  Ряшенцев опровергал слова Юнгвальд-Хилькевича, утверждая: вводных никто не давал. Он просто поспорил с Розовским, что сможет написать слова песни, которую будут горланить во всех ресторанах. И написал.
  Под запись
  В 1969 г. Максима Дунаевского восхитили ультрамодные аранжировки Геннадия Гладкова в мультфильме «Бременские музыканты». Максим Исаакович мечтал то же самое реализовать в кино. Дирекция киностудии убеждала сделать стилизацию песен под XVII в. И навязывала симфонический оркестр кинематографии, который с 1924-го исполнял всю музыку для кино. Максим хотел только современных ритмов, сопротивлялся, а когда бороться уже не было сил, уехал в Полтаву, где заранее нашел ансамбль «Краяны». С собой привез и свой «Фестиваль». В студии Полтавского радио и записали всю музыку для картины. Голоса — уже в Москве.
  Д’Артаньян стал медведем
  На роль д’Артаньяна изначально утвердили прекрасного, но не поющего Александра Абдулова. Композитор настаивал на Михаиле Боярском с хорошим вокалом. Актеру было под 30, староват для 18-летнего гасконца. Сперва он получил роль Рошфора. Но Розовский и Дунаевский — выходцы из театра МГУ, Елена Дриацкаяединомышленники — смогли убедить режиссера. Лепту внесла и Алиса Фрейндлих, утвержденная на роль королевы Анны. Она коллега Боярского по театру имени Ленсовета. Абдулову повезло: если бы он исполнил роль д’Артаньяна, не сыграл бы юношу-медведя в картине «Обыкновенное чудо» (1979), после выхода которой стал звездой. Съемочные периоды лент совпали.
  Боярский — один из немногих, кто пел в фильме своим голосом. Сами пели Алиса Фрейндлих, Алексей Кузнецов (Бэкингем), Александр Трофимов (Ришелье). Забавно, что песня осталась в его исполнении, а роль переозвучил Михаил Козаков. Вокальные партии Констанции и служанки Кэт исполнила певица Елена Дриацкая. Рок-балладу «Есть в графском парке черный пруд» записал Вениамин Смехов. По рассказам актера, перед этим он выпил коньяку. Запись была не самой удачной. Назначили повторную, но она не состоялась. Тромбонист ансамбля «Коробейники» Вячеслав Назаров спел за актера. Смехов рассказывал, что каждый раз после показа картины по ТВ он звонил своему товарищу Дунаевскому и в телефонную трубку пел не спетую им в ленте песню.
  «Коробейники» отработали не только за Вениамина Смехова — записали все хоровые партии. Владимир Чуйкин, солировавший в ансамбле, сладкоголосо исполнил песни за Арамиса.
  Для первой серии «Куплеты Рошфора и миледи» актер Борис Клюев записал в студии с Еленой Дриацкой. В третьей серии «Песню миледи» спела сама Маргарита Терехова. Эта песня стала последней каплей, переполнившей чашу терпения соавторов.
  Дела судебные
  Когда потребовалась дополнительная, 31-я в ленте песня для миледи, режиссер не стал звонить из Львова, где проходили съемки, Юрию Ряшенцеву в Москву, а обратился к Вениамину Смехову. Актер сочинил нехитрые стихи, а Максим Дунаевский прислал готовую музыку из своего запасника. Марк РозовскийКак пояснял сам Ряшенцев, режиссер вправе вставлять в фильм любые композиции. Претензия была в том, что в титрах Ряшенцев указан как единственный автор слов всех песен. А автором, на его взгляд, глупых строк «Я провинилась чистотой, я провинилась красотой» поэт быть не хотел и не был. Говорил: «Я не писал этого, как не писал «трактор в поле дыр-дыр-дыр, мы за мир». Требовал, чтобы в титрах стояла фамилия настоящего автора 31-й песни — Смехова. Ряшенцев подал в суд на киностудию и лично на режиссера. То же самое сделал Марк Розовский, так как остался недоволен правками, внесенными Юнгвальдом-Хилькевичем в его пьесу для экранизации. Премьера могла состояться в декабре 1978 г. Но целых 12 месяцев длились судебные тяжбы. Шутили: благо Дюма не восстал из могилы с заявлением. Председатель Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию Сергей Лапин оказался щепетильным в юридических вопросах. И только когда Розовский и Ряшенцев выиграли суд, за неделю до нового, 1980 года страна прильнула к телеэкранам.
https://minsknews.by/spoemte-druzya-pesnya-mushketerov/
Про песню миледи я слышала уже раньше, но всё равно открытие и вопрос со строками: Что там ещё Хилькевч переписал?
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #844 : Август 26, 2020, 12:11:18 »

Театр наций с афишей на Иранскую конференцию 11 и 24 сентября с Любшиным...
У Таганки тоже мимо. И в Гоголь-центре.
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #845 : Сентябрь 22, 2020, 08:55:42 »

Фото с историей: Высоцкий стал жертвой "Охоты на волков" Перанов Олег Культура И ТВ 02:09, 20 сентября 2020 «Собеседник» №35-2020

Источник: https://sobesednik.ru/kultura-i-tv/20200914-vysockij-stal-zhertvoj-ohoty-n
© Sobesednik.ru
Театр на Таганке и поэта Андрея Вознесенского связывали годы сотрудничества. По его произведениям главный режиссер Юрий Любимов ставил спектакли. Один из них – «Берегите ваши лица» – был показан для зрителя всего лишь три раза. «Осторожней с искусством, звери!» В феврале 1970 года на премьерном показе постановки, когда артисты вышли на поклоны, на сцену вызвали режиссера Юрия Любимова и автора стихов Андрея Вознесенского. За пять лет до этого Андрей Андреевич уже выпустил с Юрием Петровичем спектакль «Антимиры», который прошел с большим успехом. И вот они снова решились на эксперимент. Юрий Любимов писал в своих мемуарах: «Это был странный спектакль. Это был спектакль с открытой режиссурой. То есть я сидел за режиссерским столиком и говорил вступительное слово зрителям, минуты три. Смысл слова был такой: (…) есть случаи, когда, на мой вкус, этюды Иванова в «Явлении Христа народу» интереснее, чем сама картина, и этюды Репина к «Государственному совету» тоже интересней, чем сама картина. Это был такой театр импровизации. Я считал, что театр имеет право, как и художник, этюдно набрасывать, не думая о дальнейшей судьбе, что может из этюдов сложиться что-то интересное… Я публике говорил, что «это не спектакль, – потому что пьесы не было, – это такие этюды, заготовки, полуимпровизация, поэтому я постараюсь вам не мешать, уважаемые зрители, но мы договорились с актерами – если они будут, с моей точки зрения, плохо импровизировать и не так, как мы с ними договорились, – то я буду останавливать, и поэтому это открытая репетиция». Договоренность актеров со мной была очень твердая, мы не играли в поддавки перед зрителями… А потом я действительно останавливал. Один раз остановил, там такая была сцена: картины, шедевры, они падали, их надо было поправлять, и они действительно очень грубо уронили, и я сказал: «Осторожней надо обращаться с искусством, звери!» – и публика захохотала и зааплодировала. Все это принимали в адрес властей… На последнем спектакле я раза два остановил эти этюды и говорил с Владимиром Высоцким – он читал стихотворение Вознесенского, где есть такие слова: «Погашены мои заводы, (…) Не пишется, душа нема. (…) Я в кризисе – в бескризиснейшей из систем, один переживаю кризис. Но ничего, пять тысяч поэтов нашей Федерации напишут за меня, они не знают деградации!» И Владимир это прочел так зло и вызывающе. Я говорю: «Володя, подожди, зачем ты так, ну зачем, скажи это более мягко, по-доброму и легко, с иронией. Стоит ли тебе, на кого ты злишься? Возьми выше, где тебе удобно». И он действительно читал второй раз по-другому. И публика хлопала». Андрей Вознесенский: Я не тихушник и другим не советую
– Спектакль «Берегите ваши лица» делался весело и здорово, – рассказывает «Собеседнику» один из участников постановки Вениамин Смехов. – Юрий Петрович сидел в центре зала под своей настольной лампой, рядом с ним – Андрей Вознесенский с женой Зоей Богуславской. Поэтический жанр тянула основная группа ведущих актеров театра и наши блестящие пантомимисты. В самом центре сцены художник Энар Стенберг опустил черные подъемники, на которых обычно вешаются декорации (их видно на фотографии за артистами), и мы на них сидели, как на нотном стане, в черных костюмах – «битловках» и брюках. Такие черненькие птицы, они же ноты. Это был спектакль с очень большой долей гражданского сарказма. Как я вспоминаю, на генеральную репетицию Вознесенский позвал несколько властных большевиков и очень важного человека – Альберта Беляева, который в отделе культуры ЦК ведал литературой. Одновременно и спаситель, и большая дрянь. Кого-то из хороших писателей он награждал своей милостью, а кого-то запрещал. Сам факт, что эти люди пришли на генеральную, означал тактическую хитрость Вознесенского. Были на показе и друзья театра – ученые, космонавты, хоккеисты, журналисты – Бовин, Черниченко, Карякин, пришли Майя Плисецкая, Лиля Брик, Элем Климов. А еще было около двадцати американцев. По-моему, профессура. Андрея любили и переводили в Америке, Англии, Италии, Франции. И той же ночью «Голос Америки» это событие отметил, что, конечно, не понравилось господам-товарищам. Главным жалом для советской цензуры стало исполнение Володей Высоцким песни «Охота на волков».
"Все богини – как поганки перед бабами с Таганки!"
Шквал аплодисментов... как предвестник беды
Действительно, в том спектакле «Охоту…» и еще одну песню – «Ноты» – Высоцкий исполнил впервые на зрителя, чем вызвал восхищение у публики... и возмущение у чиновников.
– Трудно забыть ту зловещую тишину на премьере, воцарившуюся в зале после «Охоты на волков», затем шквал аплодисментов долго не отпускающего его зала – и сразу же острый холодок предощущения беды. «Я из повиновения вышел – за флажки, – жажда жизни сильней! Только сзади я радостно слышал удивленные крики людей» – это звучало как призыв к действию, – вспоминает вдова Вознесенского Зоя Богуславская. – Растянутое вдоль сцены зеркало, в котором отражались лица зрителей, над ним нотные линейки, где темными каплями сползали актеры, певшие о потере собственных лиц, о загнанном в тупик искусстве («Как школьница после аборта, пустой и притихший весь, люблю тоскою аортовою мою нерожденную вещь», «Убил я поэму, убил не родивши, к Харонам хороним поэмы?») – о чем уж тут было толковать?! Речь шла о фарисействе, лжи, двуличии общества и, увы, о нас, породивших это время. Над спектаклем возникла угроза закрытия.
 Кстати, в этом спектакле Владимир Высоцкий, помимо того, что сыграл Поэта и самую верхнюю ноту си, единственный раз в жизни вышел в женском образе – дворничихи тети Моти. В платочке и в длинном фартуке, актер читал стихи Вознесенского «Время на ремонте».
Фото с историей: Евтушенко пьет за Вознесенского в Белоруссии
– Андрей привел Мелентьева – бывшего министра культуры РСФСР, – вспоминал Любимов. – Вознесенский мне сказал: «Вот это свой человек, он нам поможет». Мы выпили, все радостные, прием прекрасный у публики, и я начал говорить: «Ох уж эти люди, странные какие-то, не ждать ли от них удара сильного», – потому что был же скандал, как только спел Владимир «Охоту на волков», хоть это и относилось к Америке, публика стала топать ногами и кричать: «Повторить!» И мне господин Мелентьев сказал: «А вот я и есть, как вы называете, «те люди». А потом мы к нему на квартиру поехали и там разлаялись окончательно – его жена нас растаскивала. Мы выпили крепко, он мне начал свои взгляды на жизнь рассказывать, а я ему возражать начал. И он считал, что, если он со мной вот так поговорит, он убедит меня, что он прав – ну во имя человечества-то прогрессивного сейчас не время это ставить. Выпил он, наверно, один пол-литра и всерьез начал дальше это долбить. Потом Мелентьев написал на меня донос, что я издеваюсь над нашими неудачами в космосе, и это вызвало гнев.
Дело в том, что на заднике сцены была надпись, которую придумал Вознесенский: «А Луна канула». Причем получился палиндром: фразу также можно было прочитать наоборот. Незадолго до этой премьеры американцы первыми высадились на Луну. Советские чиновники почувствовали в данной надписи издевку над нашей космонавтикой. И спектакль по требованию руководителей компартии все-таки закрыли.
Был случай Вознесенский и Высоцкий часто выступали друг у друга на концертах. Но, говорят, в жизни не особо дружили. Например, художник Михаил Шемякин однажды вспоминал, как Высоцкий, получив от Бродского книжку с надписью: «Большому поэту», ликовал, а Вознесенский, узнав об этом, на каком-то вечере подошел к Владимиру, положил руку на плечо и сказал: «Растешь!» Якобы этого Высоцкий забыть не мог. * * * Материал вышел в издании «Собеседник» №35-2020 под заголовком «Высоцкий стал жертвой "Охоты на волков"».

Источник: https://sobesednik.ru/kultura-i-tv/20200914-vysockij-stal-zhertvoj-ohoty-n
© Sobesednik.ru
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #846 : Сентябрь 22, 2020, 09:02:02 »

"Святой Владимир" объявил конкурсантов в номинации игрового кино
VI Международный фестиваль кино и телефильмов духовно-нравственного содержания "Святой Владимир" будет проходить в Севастополе с 17 по 22 октября.

  "Святой Владимир" объявил конкурсантов в номинации игрового кино
   КАДР ИЗ ФИЛЬМА "ЗЕМЛЯ ЭЛЬЗЫ"
  По результатам работы отборочной комиссии объявлены фильмы, которые вошли в конкурсную программу номинации "Игровое полнометражное кино". В конкурсе восемь картин, каждая из которых будет по-своему интересна севастопольским зрителям. Часть картины "Счастье в конверте" снимали в Севастополе, а фильм "Клятва" практически весь снят в Крыму...
  КАДР ИЗ ФИЛЬМА "СЧАСТЬЕ В КОНВЕРТЕ"
  Представлены трогательные, поучительные, вдохновляющие истории, которые не оставляют людей равнодушными, с участием популярных актёров - Вениамином Смеховым, Анной Уколовой, Александром Самойленко, Владимиром Сычевыв... Для Ирины Печерниковой роль в фильме "Земля Эльзы" стала последней в её жизни. На приз лучшего полнометражного игрового фильма в этом году претендуют:

  "Анико" (Анна Арутюнян, Армения)
  "Душа Пирата" (реж. Айсыуак Юматулов, г. Уфа, РФ)
  "Земля Эльзы" (реж. Юлия Колесник, г. Москва, РФ)
  "Клятва" (реж. Роман Нестеренко, г. Москва, РФ)
  "Лекарство для Веры" (реж. Андрей Лескин, Белоруссия)
  "Навстречу мечте" (реж. Ирина Гобозашвили, г. Красноярск, РФ)
  "Святой Владимир", Пётр и Феврония побывали в Перово
  "Отряд Таганок" (реж. Айнур Аскаров, г. Уфа, РФ)
  "Счастье в конверте" (реж. Светлана Суханова, г. Москва, РФ)
https://crimea.mk.ru/culture/2020/09/20/svyatoy-vladimir-obyavil-konkursantov-v-nominacii-igrovogo-kino.html
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #847 : Ноябрь 08, 2020, 08:36:33 »

«Единственный плюс пандемии: нервы стали крепче»
Екатерина Галанова о новой постановке, особенностях работы во время пандемии и будущем фестиваля Dance Open
       
Ъ-Санкт-Петербург-Online от 30.10.2020, 16:56
Руководитель крупнейшего в России фестиваля балета Dance Open и одноименного event-агентства, продюсер и режиссер-постановщик социокультурных проектов Екатерина Галанова в этом сумасшедшем году привыкла жить сегодняшним днем. Это неудивительно: когда за сутки трижды приходится перебронировать 700 билетов на самолеты для артистов (а потом страны все-таки закрываются), волей-неволей вырабатывается элегический стоицизм. Но в том, что касается спектакля «Музы сопротивления: Хрупкий голос непреклонного города», Екатерина совершенно уверена: постановке — быть.

«Важнейшие моменты в этой истории — честность, искренность, глубина»

— Как появилась идея создания спектакля?

— Идея была общая, всей нашей творческой команды. К ней подключились Вениамин Борисович Смехов, который написал сценарий, Руслан Кудашов, режиссер спектакля, и блестящая команда артистов — Николай Буров, Ксения Раппопорт, Светлана Крючкова, Максим Леонидов, Павел Григорьев, Михаил Морозов. Спектакль покажут 14 ноября в театре музыкальной комедии. Это посвящение артистам и зрителям Ленинграда в годы Блокады. О ней столько написано, столько сказано. И когда у тебя за спиной такой мощный и щемящий памятный «архив», сложно не повториться. Но мы стараемся. То, что получается,— это не просто трогательная светлая человеческая история, это другой взгляд на происходившее тогда. Картина складывается из эпизодов, из осколков судеб тех, кто по разным причинам не был отправлен в эвакуацию и разделил с городом все, что выпало на его долю. Труппа Театра музыкальной комедии в полном составе всю блокаду работала в Ленинграде, работали артисты оперы и балета Кировского театра, музыканты Филармонии, дикторы и радиожурналисты Ленинградского радиокомитета, поэты, композиторы, хореографы… Они расскажут о себе сами — через дневники, письма, воспоминания. О том, как не только выживали, но жили: работали, любили, с радостью выходили на сцену и испытывали невыразимое счастье — да-да, счастье! — от осознания того, что они нужны, что их ждут и что своим творчеством они реально спасают тех, у кого и надежды-то никакой уже не осталось. Невероятное чувство человеческого достоинства было у них — об этом «Музы».

— У вас есть какая-то личная история, связанная с блокадой?

— Моя бабушка находилась в эвакуации в городе Рыбинске и после освобождения Ленинграда приехала сюда с двумя дочками — моей мамой и тетей. Скорее, у них были воспоминания, связанные с городом, который только что вышел из блокады, но это тоже было ужасно. Все это невероятно тяжелое время, голодное, бедное.

А дедушка погиб, защищая Ленинград, в 1941 году. Он похоронен в братской могиле в Гатчине.

— Почему именно Руслан Кудашов?

— Мне кажется, этот режиссер необыкновенно глубокий и очень искренний. Важнейшие моменты конкретно в этой истории — честность, искренность, глубина. Ничего декоративного, излишнего, популярного, наигранного.

— Сложно ли было договориться с такими крайне востребованными артистами?

— Договориться — просто. Сложно все совместить. Самая большая проблема: когда ты хочешь собрать в спектакле такое количество звезд, главное — найти то самое «единое окно», где стыкуются плотные графики и у всех есть возможность встречаться и репетировать. Мы с этим работаем почти на каждом проекте. Сложно, но решаемо.

— Не пробовали репетировать онлайн? В пандемию это крайне распространено.

— Нет-нет. Наша команда очень много проектов сделала таким образом, и хочу сказать, что эффективность онлайна сильно переоценена. И вообще, особенно в случае с театром, ничто не может заменить живого присутствия. Репетиция онлайн — невозможная для меня история, и думаю, многие артисты и режиссеры со мной согласятся. Как и балетное обучение, это не работает. Понятно, что за неимением гербовой пишут на простой, но надо отдавать себе отчет в том, что это профанация.

— Почему каждый осенний спектакль проходит только один раз?

— Это связано с загрузкой и бешеным графиком артистов. Но мы всегда снимаем такие постановки, показываем (иногда не по одному разу), выкладываем на популярные общедоступные ресурсы. Хочется, чтобы зрителей было как можно больше. И в этот раз будем продолжать традицию: телеверсию спектакля можно будет посмотреть уже в декабре эксклюзивно в «Триколоре» — через спутник и в онлайне на канале «День Победы» и в приложении «Триколор Кино и ТВ» в проекте «Большой эфир». Постановку также можно будет увидеть в официальных сообществах «Триколора» в соцсетях.

«Ничто не сравнится с живым показом»

— Что для Dance Open как команды стало самым тяжелым испытанием пандемии?

— Какое-то количество времени все пребывали в панике. И окружающий мир был враждебен — в большей степени потому, что всем было просто очень страшно. Так я это ощущала.

Но мы боролись. Мы сняли два, на мой взгляд, замечательных телеконцерта, которые увидели зрители телеканала «Санкт-Петербург». Один — это «Музыка Победы», посвященный 75-летию победы в Великой Отечественной войне, второй — «Классика в честь Дворцовой», признание в любви нашему городу с участием множества популярных артистов. Пели звезды Мариинского и Большого театров, «Новой Оперы» — мы собрали лучшие голоса. «Классику в честь Дворцовой» до сих пор можно бесплатно посмотреть на мультимедийной платформе Wink «Ростелекома». Вообще, больше миллиона зрителей проект собрал только итогам только первого показа. Может быть, сыграл роль тот факт, что люди сидели дома и скучали по опере и хорошим голосам.

— Известно, что вы перенесли в студию из декораций хрустальную люстру — символ «Классики на Дворцовой».

— Да. Она весит почти полтонны. Мы перевезли ее в разобранном виде. Но это не тяжелая задача. Технологически мы делаем гораздо более сложные проекты, когда нужно внимательно рассчитать массу составляющих — от нагрузки на точку до яркости проектора. Скажу без хвастовства: у Dance Open очень сильная техническая команда и приглашаем к сотрудничеству мы в буквальном смысле «штучных» профи. Например, на этих съемках с нами работал известный телевизионный режиссер Юрий Рябинин: и «Музыку Победы», и «Классику в честь Дворцовой» мы снимали с командой «Матч ТВ».

— Почти четыре миллиона человек присоединились к апрельскому онлайн-марафону Dance Open. Какие его составляющие стали хитами?

— Онлайн-энциклопедия «Энрико Чеккетти и балет XX века». Это наш первый опыт digital-проекта, совершенно нетленного, который был актуален вчера и будет актуален через пять лет. Проект будет развиваться. Сейчас в этой энциклопедии 89 персон, остальные только намечены. Делали мы ее чуть больше двух недель, круглосуточно, в сотрудничестве с ведущими балетными экспертами. Если собраться и мобилизовать все ресурсы, главным образом интеллектуальные, такое возможно.

— Почему именно энциклопедия, а не, к примеру, привычный показ архивных записей?

— Мы прекрасно понимали, что так сделает большинство культурных институций: растрясут дальние шкафы, стряхнут пыль с раритетов, оплатят авторские права и будут делиться со зрителями замечательными записями. Нового — ничего.

У нас было семь премьер в рамках онлайн-марафона. Но такие показы тоже собирались делать все, и в этом также не было ничего нового. Более того: ни одна онлайн-постановка по силе эмоционального воздействия не сравнится с показом вживую в театре. А нам очень хотелось, чтобы проект выглядел многослойно, чтобы он был разноплановым, современным, модным и… полезным с просветительской точки зрения. Раз уж мы уходим в сети, давайте будем там не просто крутить записи, а образовывать, развивать зрителя, создавать digital-контент, который максимально адаптирован под задачи online и хорошо воспринимается с экрана.

«Чеккетти» — очень понятная, легко укладывающаяся в голове онлайн-энциклопедия, как математика Петерсон. Человек своим собственным аналитическим умом доходит до элементарных вещей, у него все выстраивается в голове, причем зрительно: вдруг ему со всей очевидностью становится понятно, как развивался балет, а точнее, от кого к кому. Потому что история балета — это своего рода генеалогическое древо преемственности, передачи мастерства и его воспитания. Вот и получается, что от великого хореографа и педагога, который родился 170 лет назад, жил и работал в России, в Санкт-Петербурге, через плеяду мировых звезд эти самые нити преемственности тянутся к ведущим танцевальным брендам мира и к современным хореографам, которые приезжают на Dance Open. Когда вы видите эту картинку и можете поиграть с ней, рассмотреть, приблизить, сегментировать, зайти и почитать интересную статью, у вас появляется полное представление о том, как одно с другим связано.

— Когда в начале пандемии Александринка пустила записи совсем свежих премьер, то, по словам генерального продюсера Новой сцены театра Александра Малича, приобрела больше чем деньги — аудиторию. Множество зрителей сказали: «Мы обязательно придем на живой показ».

— Конечно, зрителей онлайн-просмотров и посетителей в сети в сотни раз больше, чем в зале, это очевидно. Но ответ содержится в вашем вопросе: зрители увидели спектакль online и на этом не успокоились, не поставили галку «просмотрено» — они захотели прийти в живой театр. Потому что, если говорить о художественной составляющей, ничто не сравнится с живым показом.

Если мы хотим хорошо снять балет или оперу, просто оснастить зал безумным количеством камер — мало. Установить дороги, краны и прочее спецоборудование, которое позволит добиться интересных ракурсов, многоплановости съемки — тоже недостаточно. Надо снимать балет так, как снимается кино: в студии, с остановками, с крупными планами, кропотливо и вдумчиво. Так пока никто не делает. Ну или почти никто. Иногда снимают из зала, а потом делают досъемку. Например, у Бориса Яковлевича Эйфмана есть такой опыт, он приближается к этой технологии. Но все равно возможности на полгода закрыться в студии и снимать балет как кино, по несколько сцен в день, ни у кого нет. Как всегда, вопрос упирается в бюджет: это огромные деньги. Хотя такой балет было бы безумно интересно смотреть.

— Будете ли вы развивать ту сторону, которая в марафоне шла под хэштегом #stayhome? Когда звездные артисты сидят у себя дома, в окружении супругов и детей, выглядят как обычные люди, и говорят или делают очень понятные, простые и человеческие вещи — очень искренне…

— Это было в каждом нашем проекте. В «Музыке Победы» артисты театра и кино, поэты и рок-музыканты читали из дома стихи о войне, мы «замешивали» эти видео со съемками в студии, где оперные звезды пели песни военных лет. И в «Классике в честь Дворцовой» зрителей тоже поздравляли известные петербуржцы — и космонавты, и спортсмены, и военные. Было очень трогательно и тепло. Очень важно, уйдя в онлайн, не потерять живую подачу. Чтобы экран не убил то живое, что возникает между артистами и зрителями. А у него такое свойство есть.

«Спокойное отношение к тому, что ты работаешь в мусорное ведро»

— Вы ведь придумали online-марафон, когда стало понятно, что offline-фестиваля не будет?

— Да, в последнюю декаду марта.

— Наверное, все планы рушились как карточный домик?

— Мы пересаживали артистов, которые летели из разных стран Европы, с рейса на рейс. Последние дней десять до заявленной даты мы так по 700 человек по три раза в день и пересаживали. И потом всё отменили.

Я не могу сказать, что у нас уменьшилась результативность. Мы по-прежнему делаем очень много проектов. Но для того, чтобы они были реализованы, мне и моим ребятам приходится тратить в десять раз больше сил. За то время, пока мы пытались сделать фестиваль Dance Open в апреле, а теперь пытаемся сделать его в декабре, мы в прошлой — «доковидной» — жизни могли бы провести 15 фестивалей.

— Очень многие мероприятия автоматом перенеслись на год. Вы не думали над тем, чтобы сразу на 2021-й перенести Dance Open?

— Я считаю, когда в мире что-то меняется, все равно кто-то должен быть первым. Можно и на пять лет перенести. Я, как и любой человек на земном шаре, не уверена в завтрашнем дне. Уверенность, планирование — эти понятия исчезли из нашей жизни. Мы живем в новой реальности, когда не знаем, что с нами будет завтра. Но отказываться от жизни и от попыток что-то делать в той области, которую ты любишь, неправильно. Нужно пытаться. Но при этом спокойно относиться к тому, что может ничего не получиться. Переставать шевелиться — это грандиозная ошибка. Однажды можно перестать шевелиться совсем.

— Вы оценивали потери, которые понесли?

— Финансовые — конечно, и они огромные, закрываются не одним самым хорошим годом. Психологические потери тоже серьезные: не все еще отошли от истерии. У моей команды сейчас стабильное состояние, у нас появилась уверенность, что мы работали, работаем и будем работать. Правда, теперь, повторюсь, стандартная результативность требует нестандартных затрат. В разы больших. К примеру, переносится мероприятие. Один, два раза — и это не предел. Что это значит для менеджера: если дата меняется, значит, меняется программа концерта, поскольку не все артисты могут выступить в другой день. Замена концертных номеров влечет за собой замену видеоконтента, сценических костюмов, света, сценографии — в общем, всего. Все можно выбросить в помойное ведро и начинать заново. ТОЛЬКО БЫСТРО! Потому что могут перенести еще раз — и мы снова должны успеть. В таком режиме мы живем с апреля. Расстраивает ли нас это? Уже нет. Это единственный плюс пандемии: нервы стали крепче. Появилось здоровое невозмутимое спокойствие. Нервничать при отмене мероприятий перестало быть модным в нашей компании, это не вызывает ничего — ни улыбки, ни расстройства. Просто констатируем факт и продолжаем работать.

— Тем не менее, несложившихся выступлений каких артистов особенно жаль?

— Да всех жаль. У нас была невероятная программа Dance Open в апреле. Я бы даже сказала, никогда раньше не было такой программы, которая нравилась бы мне каждым своим пунктом. Это не только потому, что мы молодцы. Часто это стечение обстоятельств: артист долго не может приехать — у него графики на несколько лет вперед, и вдруг в этот год — может. Так сложилось.

Второй момент: целый ряд безумно талантливых, востребованных, модных балетмейстеров одновременно сделали что-то действительно очень интересное. Шедевры не рождаются по заказу. Это тоже скорее судьба, чем наша заслуга. Правда, мы все это собрали и честно хотели привезти в Петербург.

Очень многое перенеслось на 2021 год: мы планируем двадцатый сезон в апреле. Собственная, уже проработанная программа юбилейного года и та, что не смогла состояться этой весной, как-то пересеклись, суммировались, и получился мегаплан: вычеркнуть из него что-либо не поднимается рука.

— А если коронавирусные ограничения и весной 2021-го сохранятся?

— Значит, снова перенесем. Сделаем еще один online. И так до скончания века. Крепкие нервы и спокойное отношение к тому, что ты работаешь в мусорное ведро,— это две вещи, которые нас, продюсеров и артистов, могут спасти. Мы работаем, не понимая, откроем ли двери театра для зрителей. Но останавливаться не будем.

— Вы объявили Dance Open. В этом году он все-таки состоится?

— Должен. (Смеется.) С 10 по 16 декабря.

Беседовала Наталья Лавринович
https://www.kommersant.ru/doc/4556674
14 ноября при событии 29 октября... Звучит пугающе.
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #848 : Ноябрь 09, 2020, 09:30:10 »

«Нет, весь я не умру…»: спектакль Вениамина Смехова подарил северянам полтора часа наедине с Пушкиным
Спектакль Пушкин в Архангельске
Сценарист и постановщик спектакля «Пушкин» – Вениамин Смехов. Он же – один из шести участников спектакля, который показали в Архдраме 27 октября. Кроме Смехова на сцену вышли музыканты Алексей Кортнев, Светлана Сурганова, Сергей Чекрыжов, актер Таганки Дмитрий Высоцкий и актриса молодежного театра Анна Геллер.

Да, на сцене – всего шесть человек. В обстановке, приближенной к гостиной пушкинских времен с белым кабинетным роялем, артисты рассказывают о Пушкине, показывая гения русской поэзии с самых неожиданных сторон. В основе монологов – известные и не очень высказывания о Пушкине его современников и потомков, замешанные на основных вехах драматичной биографии. Актеры рассказывают о рождении, няне, лицее и дуэли, деньгах, женщинах, детях, читают отрывки из личных писем поэта.

Зрители лицом к лицу встретились с теми, кто знал Пушкина: с соседями по имению и друзьями по лицею, нежными подругами, поклонниками и завистниками, учителями и учениками, последователями и преследователями, закадычными врагами.

Со сцены прозвучали свидетельства Гоголя и Булгарина, Достоевского и Керн, Писарева и Горчакова. Мережковский, Блок, Цветаева, Зощенко, Ерофеев, Высоцкий, Окуджава рассказали устами артистов о своем Пушкине.

Из речи Александра Блока «О назначении поэта», 1921 год: «Дело поэта вовсе не в том, чтобы достучаться непременно до всех олухов; скорее добытая им гармония производит отбор между ними с целью добыть нечто более интересное, чем среднечеловеческое, из груды человеческого шлака».

«Первое, что я узнала о Пушкине, что его убили. (…) Пушкин был мой первый поэт, моего первого поэта – убили. С тех пор, да, с тех пор, как Пушкина на моих глазах на картине Наумова убили, ежедневно, ежечасно, непрерывно убивали все мое младенчество, детство, юность – я поделила мир на поэта и всех и выбрала – поэта», – читает слова Марины Цветаевой Светлана Сурганова.

«При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле никто из поэтов наших не выше его и не может более называться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нем, как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка… Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла», – словами Гоголя говорит со сцены Архангельского драмтеатра Дмитрий Высоцкий.

Очень приятно и тепло удивила реакция зала на происходящее на сцене. Зритель вместе с актерами читал знакомые с детства строки, подпевал, смеялся и замирал в паузах тоже вместе.

Федор Достоевский: «Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но Бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и, бесспорно, унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем…»

Конечно, звучали со сцены и хрестоматийные строчки, которые всем известны с детства: «У Лукоморья дуб зеленый…», «Нет, весь я не умру», «Буря мглою небо кроет…». И именно они лично меня заставили задуматься о том, что и сам Пушкин, и его творчество для нас давно стали… обыденными, что ли. Спектакль Вениамина Смехова помог зрителю вспомнить Пушкина-гения, Пушкина-человека, Пушкина-ловеласа с его «донжуанским списком». В нем в хронологическом порядке идут имена двух сотен женщин, которыми увлекался поэт или с которыми был близок. «Наталья I, Катерина I, Катерина II, княгиня Авдотия, Настасья, Катерина III, Аглая, Калипсо, Пульхерия, Амалия, Элиза, Евпраксея, Катерина IV, Анна, Наталья…» – читает актриса Анна Геллер на фоне проекций рисунков и рукописей Пушкина.

Спектакль Пушкин в Архангельске

Спектакль подарил зрителям прекрасную возможность заново открыть для себя Пушкина – счастливого, любящего мужа и заботливого отца в письмах жене Наталье:

«Милая женка, вот тебе подробная моя одиссея. Ты помнишь, что от тебя уехал я в самую бурю. Приключения мои начались у Троицкого мосту. Нева была так высока, что мост стоял дыбом…»

«Милый мой ангел! Я было написал тебе письмо на четырех страницах, но оно вышло такое горькое и мрачное, что я его тебе не послал, а пишу другое. У меня решительно сплин. Скучно жить без тебя и не сметь даже писать тебе все, что придет на сердце…»

Марина Цветаева:

Пушкин – тога, Пушкин – схима,
Пушкин – мера, Пушкин – грань…
Пушкин, Пушкин, Пушкин – имя
Благородное – как брань.

«Женка, женка, потерпи до половины августа, а тут уж я к тебе и явлюсь и обниму тебя и детей расцелую. Ты разве думаешь, что холостая жизнь ужасно как меня радует? Я сплю и вижу, чтоб к тебе приехать, да кабы мог остаться в одной из ваших деревень под Москвою, так бы Богу свечку поставил; рад бы в рай, да грехи не пускают. Дай, сделаю деньги, не для себя, для тебя. Я деньги мало люблю – но уважаю в них единственный способ благопристойной независимости…»

«Хорошо, коли проживу я лет еще 25; а коли свернусь прежде десяти, так не знаю, что ты будешь делать и что скажет Машка, а в особенности Сашка. Утешения мало им будет в том, что их папеньку схоронили как шута и что их маменька ужас как мила была на аничковских балах… Ну, делать нечего. Бог велик; главное то, что я не хочу, чтоб могли меня подозревать в неблагодарности. Это хуже либерализма. Будь здорова. Поцелуй детей и благослови их за меня…»

А еще Пушкина, который «был неблагонадежным» и «не терпел зависимости», азартного, веселого и любящего жизнь «со всею возможною страстью».

Примечательно, что литературно-музыкальная постановка не предлагает, как это нынче модно, ни разгадки тайн биографии Пушкина, ни новой трактовки его творчества. И это прекрасно. Потому что порой то, что, называя это «новым веянием в искусстве», новомодные сценаристы и режиссеры делают с классиками, приводит в ужас. Нам же Вениамин Смехов со своей командой показали истинную красоту и пушкинской души, и пушкинского слова.

Ирина Колесникова

Спектакль Пушкин в Архангельске

ИА DVINA29   
3 ноября 2020 в 10:42
https://dvina29.ru/net-ves-ja-ne-umru-spektakl-veniamina-smehova-podaril-severjanam-poltora-chasa-naedine-s-pushkinym/
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #849 : Ноябрь 11, 2020, 10:56:57 »

Спектакль по пьесе Ивана Вырыпаева получил "Золотую маску"

Впервые с 2004 года национальная театральная премия "Золотая маска" проводилась сегодня в онлайн-формате. Торжественная церемония началась ровно в полдень по московскому времени.

"Глагол" поздравляет иркутянина Ивана Вырыпаева. Премию "Золотая маска" как лучший драматический спектакль большой формы получила постановка московского Театра Наций "Иранская конференция". Как верно отметили на церемонии, в нем команда замечательных артистов в центре Москвы говорит о самых важных вопросах, которые нас всех вместе волнуют. Вместе большие артисты могут существовать и делать фантастические вещи. В спектакле задействованы Евгений Миронов, Ксения Раппопорт, Ингеборга Дапкунайте, Чулпан Хаматова, Станислав Любшин, Вениамин Смехов, Игорь Гордин и другие ведущие артисты. Иван Вырыпаев - один из самых известных в мире иркутян, самый востребованный российский драматург и театральный режиссер - написал пьесу в 2017 году. В 2019 году ее поставил Виктор  Рыжаков, и, несомненно, пьеса стала главным событием прошлогоднего театрального сезона. Сначала "Конференция" была поставлена по-английски в Польше. Год назад вышел роскошно оформленный текст  "Иранская конференция" на русском и английском языках, а также беседу автора с Евгением Пустошкиным.

Две "Золотые маски" едут в Красноярск. Номинацию "Лучшая работа художника по костюмам в драматическом театре" взяла Фагиля Сельская за спектакль "Мы, герои" в Красноярском драматическом  театре имени А. С. Пушкина. Специальная премия жюри "За новый взгляд на оперный жанр в новом театральном пространстве" присуждена Красноярскому театру оперы и балета и творческому коллектив спектакля "Груди Терезия".

Без наград не остался и Новосибирск. Премию за "Лучшую мужскую роль второго плана" получил Андрей Черных (Чепурной) за работу в спектакле "Дети солнца" легендарного театра "Красный факел".

Премию "За выдающийся вклад в развитие театрального искусства" получили 14 человек - питерский сценограф Марина Азизян, театровед, эксперт по Шекспиру Алексей Бартошевич, президент фонда по сохранению и развитию жанра оперетты, отметивший в сентябре свое 85-летие Герард Васильев, народная артистка РСФСР Нина Гуляева (в следующем году ей исполнится 90 лет), народный артист России, актер Большого драматического театра имени Г. А. Товстоногова Валерий Ивченко, народный артист России, худрук Астраханского театра юного зрителя Юрий Кочетков, народная артистка РСФСР, с 1959 года - ведущая актриса Московского академического театра имени Владимира Маяковского Светлана Немоляева,  народный артист России, актер Екатеринбургского ТЮЗа Владимир Нестеров, драматург, сценарист, прозаик Людмила Петрушевская, народная артистка России 92-летняя Татьяна Пилецкая, заведующая литературно-педагогической частью Московского детского музыкального театра имени Н. Сац, 93-летняя дочь уроженки Иркутска Натальи Ильиничны Сац Роксана Сац-Карпова, историк театра, доктор искусствоведения Анатолий Смелянский, народный артист России, актер Ярославского ТЮЗа Виталий Стужев и народный артист СССР, артист балета Николай Фадеечев.
https://glagol38.ru/text/10-11-2020/014

"Золотая маска": лучший режиссер - Крымов, спектакль - "Иранская конференция"
Текст: Инга Бугулова
Цитировать в комментарии Сообщить об опечатке
Театральный фестиваль "Золотая маска" назвал победителей. Церемония, которая должна была состояться еще в апреле, прошла спустя несколько месяцев согласно духу времени в онлайн-формате. Зато присоединиться к торжеству смогли абсолютно все заинтересованные зрители. Вскрывали заветные конверты актеры Дарья Мороз и Сергей Епишев.
Премия "Золотая маска" в онлайн-формате

Фото: Сергей Куксин/РГ
- "Золотая маска" отражает веяния жизни, поэтому фестиваль прошел через все испытания, которые всем нам в этом году выпали. Из конкурсной программы нам удалось показать только треть спектаклей, потом все было приостановлено и перенеслось. Но так или иначе мы справились, - отметила на открытии тожества генеральный директор национальной театральной премии и фестиваля "Золотая маска" Мария Ревякина.

Она отметила, что на нынешней церемонии важно не только услышать решение жюри, но и объединить всех героев этого непростого года вместе.

Лучшим драматическим спектаклем стала "Иранская конференция" Театра Наций.

- С нашим спектаклем все просто: команда замечательных артистов в прекрасном театре в самом центре Москвы говорит о вещах, которые нас всех волнуют. Мы развеиваем миф о том, что большие артисты не могут вместе сосуществовать. Могут, и делают при этом фантастические вещи, - прокомментировал режиссер постановки Виктор Рыжаков.

Лучшим драматическим режиссером признали Дмитрия Крымова за его спектакль "Сережа", поставленный в МХТ им. Чехова. Лучший драматург - Павел Пряжко ("Сосед", "театр post", Санкт-Петербург). Из драматических спектаклей малой формы любовь жюри снискали "Преступление и наказание" Константина Богомолова (Театр "Приют комедианта", Санкт-Петербург).

Фото: theatreofnations.ru
Театр Наций поставил спектакль на злобу дня по роману Уэльбека
"Маску" за лучшую женскую и мужскую роли в драме получили - Мария Смольникова ("Сережа", МХТ им. Чехова) и Иван Волков ("Сирано де Бержерак", Александринский театр, Санкт-Петербург). Аналогичные награды за роль второго плана ушли в регионы - Дарье Чураевой ("Ревизор", Театр драмы им. А.С. Пушкина, Псков) и Андрею Черных ("Дети солнца", театр "Красный факел", Новосибирск).

В номинации "Оперетта / мюзикл" триумфатором стал "Винил" - постановка пермского Театра-Театра собрала сразу пять наград. В их числе лучшие женская и мужская роли (Анна Огорельцева в роли Капитолины и Марат Мударисов в роли Жоржи), лучшая роль второго плана (Илья Линович в роли Полковника), а также лучшая работа дирижера (Татьяна Виноградова) и лучший спектакль. Напомним, конкуренцию ему составляли "Большой секрет для маленькой компании" петербургского театра "Карамболь" и "Стиляги" столичного Тетра Наций, который таки одну награду забрал - Алексей Франдетти стал лучшим режиссером в этом жанре.

В номинации "Балет / современный танец" три награды получил Большой театр: "Зимняя сказка" была отмечена за лучшую работу дирижера (Антон Гришанин) и за лучшую мужскую роль (Артем Овчаренко в роли Леонта), а "Артефакт-Сюиту" назвали лучшим балетным спектаклем.

- Иметь такое произведение в репертуаре - большое счастье. Спасибо труппе, репетиторам, ассистентам. Мне кажется, что в этой работе труппа балета Большого театра вновь продемонстрировала свою уникальность, - сказал, принимая награду руководитель балетной труппы Большого театра Махар Вазиев.

Лучшей женской ролью стала роль Никии в исполнении Полины Булдаковой ("Баядерка", Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь), лучшим спектаклем в современном танце -"Лилит" Танцевального проекта "Солянка" из Кирова. За лучшую работу балетмейстера, хореографа награжден Вячеслав Самодуров ("Приказ короля", Урал Опера Балет, Екатеринбург).

Урал Опера Балет был также отмечен в номинации "Опера": "Три сестры" стал лучшим спектаклем в этом жанре, а его режиссер Кристофер Олден назвал лучшим режиссером оперы. "Золотые маски" за лучшую женскую роль и мужскую роли в этом жанре получили Дарья Терехова (Бьондетта) и Антон Росицкий (Дон Альвар), оба - в спектакле "Влюбленный дьявол" Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Айнарс Рубикин награжден за лучшую работу режиссера ("Русалка", Большой театр), а лучшим композитором в опере стал Александр Вустин ("Влюбленный дьявол", Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко). Композитора не стало этой весной, награду за него получила супруга.

Фото: Максим Блинов / РИА Новости
Юрий Бутусов поставит нового "Короля Лира" в Театре имени Вахтангова
Лучшие художники по свету в музыкальном и драматическом театре - Алексей Хорошев ("Шахерезада", Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь) и Сергей Васильев и Алексей Наджаров ("Зарница", Мастерская Дмитрия Брусникина, Москва) соответственно. Лучший художник по костюмам в музыкальном театре - Галя Солодовникова ("Русалка", Большой театр), в драматической театре - Фагиля Сельская ("Мы, герои", Драматический театр им. А.С. Пушкина, Красноярск). Лучший художник в музыкальном театре - Алексей Кондратьев ("Приказ короля", Урал Опера Балет, Екатеринбург), в драматическом театре - Евгения Сафонова ("Аустерлиц", Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, Санкт-Петербург).

Распределили "Золотые маски" и среди кукольных театров: лучший спектакль по мнению жюри - "Тишина. Посвящение Эдит Пиаф" (Театральная компания Н. Суконкиной и Союз театральных деятелей России, Москва), лучший режиссер - Анна Иванова-Брашинская ("Про честное слово", театр Karlsson Haus, Санкт-Петербург), лучший актер - Алесь Снопковский ( Офелия, "Гамлет. Ширма", Большой театр кукол, Санкт-Петербург), за работу художника отметили Сергея Таныгина ("Ночной караул", Театр кукол, Йошкар-Ола).

В номинации "Эксперимент" победителем стал петербургский "театр post" и его "Хорошо темперированные грамоты" - постановка, основанная на берестяных письменах. Также отдельные спецпризы вручили драматическое жюри и жюри музыкального театра.
https://rg.ru/2020/11/10/zolotaia-maska-luchshij-rezhisser-krymov-spektakl-iranskaia-konferenciia.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop
УРА!
« Последнее редактирование: Ноябрь 11, 2020, 11:08:47 от Ольга Певица » Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4120


Просмотр профиля
« Ответ #850 : Ноябрь 13, 2020, 07:05:18 »

В декабре одним из главных релизов Bookmate станет новый сборник Бориса Акунина «Сказки народов мира». В его записи приняли участие Ингеборга Дапкунайте, Анна Чиповская, Вениамин Смехов, Егор Бероев, Юлия Пересильд, Александр Филиппенко, Игорь Ясулович, Александр Клюквин и Сергей Чонишвили.
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4120


Просмотр профиля
« Ответ #851 : Ноябрь 13, 2020, 05:53:58 »

слушать https://echo.msk.ru/programs/beseda/2674251-echo/

Книжная кухня: О новой книге воспоминаний «Жизнь в гостях»
Время выхода в эфир: 10 июля 2020, 12:06
в гостях: Вениамин Смехов

советский и российский актер театра и кино, режиссер, сценарист
Ведущий:
Наталья Дельгядо

Н. Дельгядо― Здравствуйте. С вами Наташа Дельгядо, и мы на «Книжной кухне». Сегодня у нас в студии актёр, истинно народный артист (хотя от официального звания Народного артиста он отказался) Вениамин Борисович Смехов. Здравствуйте, Вениамин Борисович.

В. Смехов― Здравствуйте, Наташа и все к вам примкнувшие.

Н. Дельгядо― Но сегодня я представляю Вениамина Смехова не только как артиста, но и как писателя, литератора. Совсем недавно вышла книга-сборник воспоминаний Вениамина Смехова под названием «Жизнь в гостях». Книга вышла в московском издательстве «Старое кино», а в Петербурге её можно купить, к моей радости, в издательстве «Вита Нова». Пока что ещё на нашем сайте, как только откроется магазин, книга появится и в нашем магазине. По-моему, это единственное место, где эту книгу можно купить в Петербурге, да, Вениамин Борисович?

В. Смехов― Да-да-да, сегодня так.

Н. Дельгядо― Я начну с обложки. На обложке написано «Жизнь в гостях», а воспоминания посвящены, конечно же, путешествиям по разным странам и временам. И в первую, и уж точно не в последнюю очередь, театру. А в театре вы тоже чувствуете себя как в гостях?

В. Смехов― Может быть, в этом моя оригинальность, действительно, что когда-то пришло на ум это название. Я во второй части этой книги, «Жизнь в гостях», объясняюсь с читателями, с друзьями, как я зацепился за это название. Объяснил я причину таким образом, что когда-то Белла Ахмадуллина о гениальном драматурге и поэте Николае Эрдмане сказала, что он обделён был талантом собственничества. И это мне очень понравилось, потому что меня много раз в жизни мои родные в этом же уличали – что я не понимаю, и у меня никогда не было собственности. Ни дачи… Нет, ну была машина – но мне всё время казалось, что это государства, что ли.

И кроме того, в этой книге 8 глав как 8 десятилетий моей жизни. И 40-е годы начинаются как раз с этого признания, что до 25 лет я жил в коммунальной квартире, где мои родители… Мама произвела меня на свет на той же улице в роддоме. Кстати, на этом роддоме уже висит доска, что здесь родился Владимир Высоцкий. Наши мамы, Нина Максимовна Высоцкая и моя мама Мария Львовна, когда-то пришли к выводу, что нас обоих родили там же. Но коммунальная квартира была казённой. Вот эти слова: казённая квартира, казённый дом и инвентарные номера… Я до 25 лет совершенно привычно смотрел на стулья, столы, на письменный стол, на всё, что меня окружало, как на атрибуты гостиницы. Эта жизнь в гостях началась ещё очень рано.

Н. Дельгядо― Я подумала, что ещё «Жизнь в гостях» – очень хорошее название и для театра, потому что, играя какую-то роль, вы тоже чувствуете себя в гостях — в той эпохе, в тех предлагаемых обстоятельствах.

В. Смехов― Вы правы. И можно даже ограничить всю нашу сегодняшнюю встречу с читателями, со слушателями только разговором о том, как богато разного рода ассоциациями это название. Мы с вами – гости сами знаете у кого, это самое большое. А дальше по мелочам: мы в гостях в своей стране, в своём городе, у своей культуры, у своих привычек, у генетики и так далее.

Н. Дельгядо― В книге 800 с лишним страниц. Я подумала, что на один день Джойсу понадобилось 700 страниц, так что 840 страниц на такую богатую событиями жизнь – это, наверное, немного.

В. Смехов― Наташа, вы меня сейчас оправдали перед теми, кто захотел бы меня пожурить – мол, чего размахнулся, книжки должны быть маленькие. И у меня действительно, как у литератора, вышло достаточно книг, и кстати, самая ближайшая… Я благодарен именно Питеру, потому что это было в 2018 году, и я в Питере отметил выход книги о Владимире Высоцком к его 80-летию «Здравствуй, однако…». Это был совершенно трогательный книжный ураган, в котором хорошее место занимала и моя книга. Сегодня в Питере моя книга у вас, «Вита Нова», и я буду счастлив, если я узнаю, что она пошла так, как она пошла сейчас по Москве. Есть шансы где-то её заказывать.

Н. Дельгядо― Если из этих 800 страниц попросить вас попытаться назвать самое важное, какие-то самые важные встречи, события? Потому что очень много ума печальных наблюдений и сердца горестных замет, и весёлых наблюдений. Но какие-то судьбоносные важные события, люди, встречи – что бы вы назвали?

В. Смехов― Я сейчас открыл оглавление: 40-е, 50-е, 60-е и так весь XX век, и потом вторая часть – XXI век, 20-летие. Во-первых, я сразу похвастаюсь открытием: когда я писал книгу и вышел уже на нулевые годы, я признался читателям, сам себе и моей родной жене Галине Аксёновой, которой, кстати, посвящена моя книга, в том, что с 1940 по 2000 год меня носило по Москве, по городам страны, по всяким приключениям, бедам, радостям. И школа, и институт, и потом, наконец, Театр на Таганке и большая жизнь в нём. А 20 лет XXI века начинаются с получения пенсии, скромной нашей державной пенсии, которую я получил в августе 2000 года.

А теперь я оглянулся назад с 2020 года и получается, что эти 20 лет были самыми свободными и самыми счастливыми по количеству новостей даже в отношении моих профессий – актёрской, режиссёрской, литературной. И получилось, что и в кино-то я в XXI веке больше снялся, чем в XX. Кстати, было ещё и телевидение, были программы, и это всё очень интересно. Это всё – расширенный ответ на ваш вопрос, Наташа. Я не могу назвать то, что больше другого. Если я назову 60-е годы, действительно очень важные, потому что я вышел уже готовым актёром из стен вахтанговской школы, Щукинского училища. И я узнал сначала самарский театр, я добровольно уехал в Куйбышев. Потом через год захотел вернуться домой, в Москву, и дальше всё закрутилось, и, наконец, Таганка. И это уже серьёзная буря в атмосфере мирового, даже говорят, театра. Уж советского точно.

И всё равно получается, что в эти 20 лет как-то горячее получилось. То есть, тема свободы, короче говоря. Тема освобождения личности от невзгод, которые называются «государственная опека». И страна наша, и этого много в книге, доказывает всё время, что ей до человека особого интереса нет. То есть, государство занимается массой. Люди. Слово «человек» очень редко вообще звучит с трибун, если вспомнить. У нас разные интересы – у государственной власти и у людей искусства. Человек искусства – кино, театр, литература, поэзия – озабочен жизнью одного человека. Книга моя посвящена именно этой дороге в моей жизни, путешествия, друзья, любовь и так далее.

Н. Дельгядо― Вы предвосхитили мой вопрос. О многих эпохах, о многих временах российской истории вы пишете, и можно ли в этих временах найти что-то общее? Скажем, в 60-х годах и 2000-х, 90-х и 70-х.

В. Смехов― Да. Вот я смотрю: 60-е, Пётр Фоменко – знакомство и на всю жизнь, самый для меня драгоценный человек, и друг, и учитель, и гений-режиссёр. 60-е годы, Юрий Любимов – следующий гений. Дальше много-много всего, названия «Таганская десятка», «Жизнь тяжелее», «Послушайте» и так далее. Дальше перекинемся в 90-е годы, я отрываюсь от Таганки потихоньку из-за того, что Любимов вернулся после вынужденной эмиграции. Это праздник, но я описываю, как страницу своей Таганки закрываю, становлюсь зрителем всего, что Любимов потом делал.

Ну и начинается жизнь в гостях: на Святой земле – я поставил спектакль в Израиле, в Германии оперные спектакли – это совсем большое обновление жизни вместе с гениальным художником Давидом Боровским, который был моим учителем фактически. Сам он много ставит оперных спектаклей со Львом Додиным, например, и с Любимовым было много поставлено. И поездки в 90-е годы в Берлин, Чикаго, и авторская телевизионная программа в Москве, и «Театр моей памяти»… Что общего? Общее, наверное – это торжество безрассудства на моей улице, за которое я получал и по башке в жизни, и вместе с тем достигал… Как это у Пастернака?

Достигнутого торжества
Игра и мука
Натянутая тетива
Тугого лука.

Это так было. Конечно, очень важная история – это история моей семьи, мама с папой, сестра Галочка. То, что они оказались в Германии – это тоже была моя работа, потому что я получил первый контракт-приглашение в Германию в замечательный город Ахен. И тогда же начались страхи за то, что происходит на родине: перестрелки, кошмары, путчи. Сестра моя волновалась за своих детишек, и очень многие покидали страну из-за детей. Это произошло и в моей семье.

Н. Дельгядо― В вашей книге много героев, много людей, о которых вы вспоминаете, с которыми вы вместе работали и дружили. Это и Владимир Высоцкий, и Алла Демидова, и Пётр Фоменко, и, естественно, Любимов, и Смоктуновский. Но есть ещё один герой, с которым вы не могли лично встречаться, но он мне кажется одной из стержневых тем этой книги – это Владимир Маяковский. Чем так важен для вас этот человек?

В. Смехов― Правильный вопрос, но местоположение Маяковского не выделяется больше, чем те, кого вы назвали. И Любимов, и Таганка, и актёры-друзья, и, конечно, Высоцкий, Фоменко, Полунин и так далее. Но то, что он возвышается сам по себе в жизни моей, конечно… Я сам с собой разбирался в том, что я послушный мальчик, гимназист, ученик советской мужской школы (до смерти главного злодея всех времён и народов, а там уже соединились мужские и женские школы). Но где-то уже в 5 классе я увидел эти странные лестничные стихи: на газетном листе, которым была обёрнута моя тетрадь, я прочитал какие-то странные стихи. Они ошарашили меня каким-то свободным духом, размером, весёлостью.

Я прочитал стихи, и я не знал этого, догадался, когда писал эту книгу, что на самом деле мне, как любому другому осмысленному молодому гражданину нашего отечества, свойственно искать выхода свободы, свободных чувств и своих ресурсов. Я не мог бы стать актёром, если бы я не встретился со стихами. Это было, когда я полюбил Маяковского, и с помощью Маяковского, я могу сказать, я узнал, что можно побеждать. И я победил на конкурсе в школе, потом в Московском Доме пионеров на Всесоюзном конкурсе, а потом пошло-поехало. Я вообще в актёры попал, потому что я удивил ректора Щукинского училища, любимца Вахтангова Бориса Захаву тем, как я прочитал:

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара…

Я вот начинаю читать и сразу же печёнками вспоминаю эти моменты. Я стеснительный был ужасно. Я стеснялся своего имени, я стеснялся, когда на меня в метро смотрят, я отводил глаза. Это всё как будто должно было быть против желания стать актёром. Да и я вообще-то желал быть писателем, преподавателем литературы в школе. Но бес меня какой-то… И в школе я играл, там была самодеятельность, и стихи читал и так далее. И когда поступал в Щукинское училище и в школу-студию МХАТ (я поступил в оба эти института), я прочитал стихи Маяковского, ректор удивился и сразу меня принял. Это была редкость.

Зато на 1 курсе я отставал от всех своих сокурсников: они были свободные, а я был зажатый. Я рассказывал, что Этуш, наш мастер, попросил меня уйти в математики, потому что из меня актёра, конечно, не выйдет. Учёный совет Щукинского училища проголосовал за то, чтобы я и Саша Збруев, которого тоже Этуш отчислял, на полгода стали вольнослушателями. А потом всё было в порядке. Так вот, стихи меня раскрывали. Сцена и свойство быть другим, показывать другого, относиться к другому по рецепту системы Вахтангова, отношение к образу и так далее – как-то всё это так или иначе вывело меня на какую-то собственную биографию свободы. Родился спектакль по поэзии Вознесенского в первый же год в Таганке, 1964-1965.

Н. Дельгядо― Где у вас был прекрасный дуэт с Высоцким и «А на фига?!».

В. Смехов― Да, это из поэмы «Оза» Вознесенского.

Н. Дельгядо― Было что-то, про что было тяжело и печально писать? Неприятно, но вам казалось, что это нужно и важно рассказать?

В. Смехов― Нет, у меня не было такого, что я сомневаюсь, писать или нет. Я откровенничал, и книга сама по себе адресована не критикам, не литературоведам. Только для друзей. А то, что мне в этой книге довольно много пришлось уделить не совсем даже… Может быть, это личные трагические… Это в театре, например, у того же Петра Фоменко встреча с актёрами. По его просьбе я ставил спектакль, и там были мои ошибки, за которые я расплатился: не надо было менять Мольера своими словами, ещё что-то. Это была шутка, которая нам обоим нравилась с Петром Наумовичем, но она не пришлась в работе. Да и сам я был виноват, как режиссёр. Но я эту ношу до конца вынес, что вызывало у Петра Наумовича удивление и восхищение в мой адрес. Он кому-то в своём интервью сказал: «Веня Смехов отличается от всех остальных моих друзей тем, что он умеет не обижаться». Это правда, я умею не обижаться. Особенно когда сам виноват.

Н. Дельгядо― Когда вы писали, вы представляли себе какого-то идеального читателя – вашего друга?

В. Смехов― Представлял я нескольких – тех, которые первыми это прочитали. Но среди моих друзей есть и те, с которыми мне повезло в последние годы. Например, Елена Толстопятова – она серьёзный учёный, университетский профессор. Она, по-моему, кандидат наук, но всё равно для меня она профессор.

Н. Дельгядо― Редактор этой книги, по-моему.

В. Смехов― Да, она редактор и этой книги, и книги о Высоцком была. И конечно, главный редактор, она же и главный мой читатель – это Глаша, Галина Аксёнова. И вот здесь уже начинается и развивается какой-то сюжет нашей корпорации. Потому что, скажем, когда Глаша защищала диссертацию, без меня бы это не получилось, потому что она очень самокритична, и мне надо было её уговаривать. То же самое касается её работ: это и друзья, и любовь, и жизнь, и дети, и детство, и Асисяй.

Из моих кумиров есть Фоменко и Полунин, и это очень важно. Я описываю подробно, это большой рассказ, 60-летие. Сейчас-то карантин, а 10 лет назад я довольно щедро живо писал, потому что таков был этот праздник необычайный под Парижем на Жёлтой Мельнице, там, где массы клоунов мира и мы, друзья Славы, были пристёгнуты к этому племени. И главные слова Полунина, для меня очень важные, пусть их тоже услышат чудесные слушатели «Эха Москвы» и читатели-истребители книг «Вита Нова», эта заповедь очень важная: «Собирай рядом только тех, кого ты хочешь обнять».

Н. Дельгядо― Я часто вспоминаю слова Толстого, когда его спросили, что он хотел сказать своей книгой Анна Каренина. Он сказал, что для того, чтобы объяснить, что он хотел сказать, ему придётся ещё раз написать точно такую же книгу, сказать все эти же слова. Поэтому, конечно, мы не уложим в такой короткий разговор все эти 800 страниц, 8 глав о 8 десятилетиях. Советую всем прочитать эту книгу. В Петербурге она продаётся на сайте издательства «Вита Нова» и в магазине издательства на Мойке, 32. Спасибо большое, Вениамин Борисович, за всё, что вы делаете и делали, за театр, за литературу и отдельно за новую книгу «Жизнь в гостях». Над программой работали журналист Татьяна Троянская, звукорежиссёр Илья Нестеровский и я, автор Наташа Дельгядо. Всего доброго. Читайте.
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4120


Просмотр профиля
« Ответ #852 : Ноябрь 17, 2020, 09:54:32 »

Вениамин Смехов представил в Петербурге книгу мемуаров «Жизнь в гостях»

Актер и режиссер Вениамин Смехов, на днях получивший премию «Книжный червь», присуждаемую профессионалам и подвижникам книжного дела, представил в БДТ собственное мемуарное сочинение «Жизнь в гостях». Это подробнейшее (850 страниц) повествование о времени и о себе. Среди персонажей: Николай Эрдман, Юрий Любимов, Петр Фоменко, Булат Окуджава, Александр Межиров, Владимир Высоцкий, Юрий Трифонов, Владимир Войнович, Юрий Визбор…

Актерской книгой сегодня не увидишь никого, но в отличие от большинства произведений его коллег, перед нами не литзапись, не обработка устных рассказов, а собственноручно написанные воспоминания (при всем активном участии редактора Елены Толстопятовой и жены автора Галины Аксеновой, которых автор не устает благодарить). Для Вениамина Смехова, сколько можно судить, литературные опыты — не блажь, не шутка гения, а еще один важный способ осуществления себя — на его счету несколько десятков сценариев и инсценировок, первая его книга вышла еще в 1986 году, и вообще в юности он видел себя журналистом, а на актерский поступил во многом неожиданно для себя и поначалу (как написано в книге) у него там не очень получалось.

Если говорить о своеобразии «Жизни в гостях», которая вышла в год 80-летия автора, то эту книгу отличает довольная редкая, особенно сегодня, плотность текста. Она охватывает все восемь десятилетий его жизни: восемь глав — 1940-е, 1950-е, 1960-е и т. д. Большой удельный вес в книге составляют дневники — написанное и сорок, и пятьдесят, и шестьдесят лет назад. Столкновение автора тогдашнего и нынешнего, их способов думать, способов писать, — довольно любопытно, и это еще один сюжет книги, формально лишенной сюжетной интриги: мы же видим, что рассказчик — вот он, жив и благополучен.

Другой бонус — ее устройство. Связанные между собою личностью автора и его биографией, главки меж тем вполне автономны, что позволяет книгу читать с любого места, в том порядке, как заблагорассудится. Она, несмотря на линейное хронологическое повествование, по словам Смехова, устроена как джазовая импровизация — вот, читатель, и импровизируй, вперед!

«Я прожил жизнь в театре — прекрасном и страшном месте, где люди работают не на станках, а на собственном организме. Я не собираюсь поражать читателя необычными мыслями», — предупреждает автор.

Не то чтобы его совсем уж не интересовало, испытает ли читатель удовольствие от текста и поразится ли идеям, но потребность рассказать как можно больше о том, где рассказчик был и что он видел, его заботит гораздо больше, чем способы обольщения словом.

«Я появился на свет жарким летом 1940 года на 3-й Мещанской улице в городском роддоме № 8 Дзержинского района Москвы», — такое бесхитростное, традиционнейшее начало никак не отпугивает публику. Те, кто пришел на встречу с артистом, задавали вопросы, которые обнаруживали если не детальное знание текста, то во всяком случае ощутимое знакомство с ним. Пока трудно сказать, является ли этот интерес к произведению влиянием исключительно обаяния его автора, с которым ты можешь вот так запросто поболтать здесь и сейчас, или свидетельством мощи текста: как всякая большая книга, эта требует неторопливого чтения и осмысления.

https://www.fontanka.ru/2020/11/16/69549543/
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4120


Просмотр профиля
« Ответ #853 : Ноябрь 24, 2020, 06:11:17 »

"За большой вклад в развитие отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность наградить: орденом "За заслуги перед отечеством" IV степени Смехова Вениамина Борисовича - артиста, город Москва"

http://prezident.org/articles/ukaz-prezidenta-rf-732-ot-23-nojabrja-2020-goda-23-11-2020.html
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2387


Просмотр профиля WWW
« Ответ #854 : Декабрь 16, 2020, 01:11:09 »

11 декабря 2020, 11:03
В порядке эксперимента. Как в Москве впервые поставили «Мастера и Маргариту»
В порядке эксперимента. Как в Москве впервые поставили «Мастера и Маргариту»
Вениамин Смехов осыпает зал контрамарками, Нина Шацкая поворачивается к зрителям спиной, а Давид Боровский делает новые декорации из старых. История легендарной постановки Театра на Таганке — в материале mos.ru.
Спектакль «Мастер и Маргарита» в Театре на Таганке стал первой в мире инсценировкой одноименного романа Михаила Булгакова. Книга, в которой библейские мотивы переплетаются с сатирой на советскую действительность, до 1967 года была запрещена в СССР. Зрители, собираясь в театр в тот апрельский вечер 1977 года, не могли поверить, что сейчас увидят постановку по роману, который они впервые читали в слепых самиздатовских копиях, которые ходили из рук в руки. Не мог в это поверить и сам Юрий Любимов: режиссеру пришлось много лет ждать разрешения сделать сценическую версию «Мастера и Маргариты».

Чем Воланд занимался в Москве
В советскую Москву приезжает сам дьявол — Воланд. Его сопровождает свита — демоны, ведьма и огромный кот-оборотень по имени Бегемот. Начинается веселье: вся компания поселяется в «нехорошей квартире» председателя правления МАССОЛИТа Михаила Берлиоза, погибшего под колесами трамвая, устраивает сеанс черной магии в одном из театров, наводя ужас и панику на зрителей, телепортирует уважаемого человека в Ялту, сводит с ума поэта Ивана Бездомного.

Параллельно с этими событиями развивается другая история. Молодая замужняя женщина Маргарита, влюбленная в непонятого писателя, готова отказаться ради него от всего, что у нее есть. Да вот только о его теперешней судьбе ей ничего не известно: после того как он сжег рукопись своего романа о философе Иешуа Га-Ноцри и прокураторе Иудеи Понтии Пилате, которую запретили к публикации, он попал в дом скорби — лечебницу.

Маргарита молится всем силам, которые только могут ее услышать, она готова отдать душу даже сатане, если ей позволят хоть раз увидеть любимого Мастера. И тогда Воланд обращает свой взор на красавицу и ставит перед ней условие: она должна исполнить роль королевы на его балу. Дьявол исполняет договор, и даже более — возвращает Мастеру его погибший в огне роман. «Рукописи не горят», — сообщает он ошарашенному писателю.

Ожидание длиной в 10 лет
Роман «Мастер и Маргарита» всегда был предметом острых дискуссий. Его называли слишком смелым, сатирическим и одновременно притягательно мистическим, чуть ли не опасным и определенно самым загадочным в творчестве Михаила Булгакова. Особенно подогревал интерес тот факт, что книга так и не была закончена.

Сводила воедино черновики и редактировала их вдова писателя Елена Булгакова — самого автора не стало в 1940 году. Кстати, именно она считается прототипом Маргариты — как и героиня романа Булгакова, она безраздельно верила в талант своего избранника, всецело ему помогала. Именно Елена Сергеевна спасла книгу Булгакова, как Маргарита — книгу Мастера.

Долгое время произведение было под запретом (цензура считала его аморальным), в продаже книга появилась только в 1967 году. В этом же году заявку на включение «Мастера и Маргариты» в планы Театра на Таганке сделал Юрий Любимов. Но разрешения поставить спектакль режиссеру пришлось ждать почти 10 лет…

Сделать инсценировку романа, то есть написать на его основе пьесу, Любимов попросил друга своего старшего сына, молодого литератора Владимира Дьячина, который как раз сдавал диплом по Булгакову. Инсценировка, созданная им, сразу же, как по волшебству, на следующий день после подачи получила одобрение цензурного комитета. Хотя ожидалось, что ответа придется ждать месяцами.

Наконец в 1976 году было получено разрешение. Но с оговоркой — «в порядке эксперимента». Это означало, что Любимов не может рассчитывать на финансовую поддержку. «Нет значит нет», — подумал режиссер, засучил рукава и приготовился ставить спектакль, целиком и полностью полагаясь на свои силы.

В порядке эксперимента. Как в Москве впервые поставили «Мастера и Маргариту»

Из того, что было
Так как на финансирование рассчитывать не приходилось, декорации сделали из того, чем театр на данный момент располагал. Любимов предложил художнику Давиду Боровскому взять реквизит из лучших постановок Театра на Таганке: занавес — из «Гамлета», трибуну — из «Живого», золотую раму, в которой восседал весь спектакль Понтий Пилат, — из «Тартюфа» и так далее. Костюмы также пришлось перешивать из старых.

Кроме того, Любимов придумал кое-что очень интересное: в сцене, где Воланд осыпает посетителей варьете червонцами, на зрителей плавно опускались контрамарки Театра на Таганке — самые настоящие. Можно только представить, какой эмоциональный накал царил в этот момент в зале.

Музыку для спектакля написал композитор Эдисон Денисов. Он также использовал в музыкальном оформлении отрывки из произведений Сергея Прокофьева, Дмитрия Шостаковича, Альфреда Шнитке. Фраза Воланда «Рукописи не горят» в финале звучала в сопровождении мрачного «Танца рыцарей» из «Ромео и Джульетты» Сергея Прокофьева. Другой музыки ни Любимов, ни Денисов здесь не представляли.

Обнаженная Маргарита и роль раздора
Роль Воланда Любимов предложил Вениамину Смехову (в роли Атоса в фильме «Д’Артаньян и три мушкетера» вся страна его увидит через год, в 1978-м). Режиссеру очень нравилась внешность этого актера, он называл ее импозантной, породистой — именно таким и представлялся ему дьявол. Смехов разрушал четвертую стену, всматриваясь в лица зрителей так, что у тех мурашки бежали по телу, отпускал ироничные замечания (по тексту и от себя), в общем, был, по словам Любимова, чудо как хорош. Об этой роли мечтал и Владимир Высоцкий, но режиссер позвал его сыграть поэта Ивана Бездомного. Актер в итоге вовсе отказался от участия в спектакле.

«Потом мне сказали, я как-то не понял, что Владимир очень хотел играть Воланда, оказывается. А я не знал, я ему дал Бездомного играть, потому что мне казалось, что просто родился он для этой роли и может прекрасно вытащить весь юмор и иронию к этому образу. Он, наверное, из деликатности не просил, что, мол, я хочу сыграть Воланда», — вспоминал потом Любимов в своей книге «Рассказы старого трепача».
Мастера воплотил Дальвин Щербаков. Любимову в целом нравилась его игра, но он считал, что чего-то в характере актера не хватает для этого персонажа — какого-то внутреннего слома. Спустя время его заменил Леонид Филатов.

Свиту Воланда сыграли Иван Дыховичный, Юрий Смирнов, Татьяна Сидоренко, Зинаида Славина — ей достался демон Азазелло. Роль Иешуа — Александр Трофимов, Левия — Константин Желдин, а Понтия Пилата — Виталий Шаповалов.

Исполнительницу роли Маргариты Любимов искал долго. Главная трудность заключалась вот в чем: по сюжету в какой-то момент ей нужно было показаться обнаженной. Редкая актриса могла согласиться на такую роль в 1970-х — нужна была недюжинная смелость, ведь эта работа могла положить конец карьере. Юрий Петрович нашел такую рисковую актрису — ею стала красавица Нина Шацкая, знакомая зрителям по фильмам «Саша-Сашенька», «Белый рояль», «Преждевременный человек».

В какой-то момент ее обнаженная Маргарита принимала гостей, сидя на плахе на краю сцены — спиной к зрителям. Такой ход одновременно шокировал и завораживал, говорили, что она была похожа на скульптуру Венеры в музее, что в этой наготе не было ни грамма пошлости. Во время приема спектакля представителями Министерства культуры СССР не обошлось без курьезов. Любимов вспоминал: «…Многие чиновники, когда принимали, они все спрашивали: “А что, спереди она тоже открыта?” — я им предлагал зайти посмотреть с той стороны».

«Фантастически короткий срок»
Никто в театре не верил, что спектакль «Мастер и Маргарита» вообще выйдет в свет. И поначалу некоторые актеры работали вполсилы, считая, что постановку в любой момент могут закрыть. Они как будто выжидали, наблюдали, что же будет дальше. Любимов злился. Он представлял начало этой работы совсем иначе.

Предполагалось, что в первый раз всем коллективом инсценировку будут читать в праздничной атмосфере. Любимов купил вина, фруктов, хотел, чтобы это был особый вечер — после стольких-то лет ожидания. В ответ он получил не обсуждение постановки, а самые обычные вопросы и склоки, которые в той или иной мере присутствуют в каждом театре. Кто-то заговорил о своей загрузке, кто-то сказал, что хочет играть другую роль. Праздничное настроение было испорчено.

Со временем ситуация наладилась, все артисты полностью включились в процесс. Репетиции пошли бодро и весело, всего их было 45. «Фантастически короткий срок», — подчеркивал режиссер. Верный своей манере, он не успокаивался, пока не добивался нужного, заставляя до бесконечности проигрывать одну и ту же сцену. Просто хороший результат его не устраивал — ему нужен был идеальный.

В своих постановках Юрий Петрович любил говорить со зрителем напрямую, спектакль «Мастер и Маргарита» не стал исключением. Некоторые герои, например тот же Воланд, задавали вопросы зрителям, бросались такими репликами, что появлялись сомнения: может быть, речь идет про 1970-е годы, а не 1920-е? Впрочем, роман Булгакова актуален во все времена.

Постановка шла чуть больше трех часов. Время пролетало мистически быстро, говорили гости. Из репертуара она не выходит до сих пор. Сменив множество составов, «Мастер и Маргарита» Любимова по сей день остается одним из главных хитов театра.
https://www.mos.ru/news/item/83952073/
Записан
Страниц: 1 ... 55 56 [57] 58
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.8 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!