Веб-сайт В.Б.Смехова : В начало форума
Июль 11, 2020, 12:27:22 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Дата открытия форума - 18 февраля 2009 г.
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: 1 ... 53 54 [55]
  Печать  
Автор Тема: Коллекция ссылок на интернет с прессой о В. Смехове  (Прочитано 210315 раз)
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2298


Просмотр профиля WWW
« Ответ #810 : Май 05, 2020, 08:31:48 »

05.05.2020 16:08 Дмитрий Орлов 91
Собаки «улетели». Ликвидация приюта при монастыре привела к смерти животных
 Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. "АиФ в Туле" 29/04/2020
 волонтёрского движения зоозащитников «Доброе сердце» / Из личного архива

Из приюта для животных при Свято-Казанском монастыре в селе Колюпаново Алексинского района загадочным образом пропали все его обитатели.

Прошёл месяц. За это время история приобрела не только широкий резонанс, но и полнилась новыми происшествиями.

Живые и мёртвые

Приют при монастыре существовал лет 15. Его организовали по желанию и велению игуменьи монастыря матушки Евфросиньи. В вольерах, построенных добрыми людьми-волонтёрами, жили порядка 60 животин. Они же и содержали собак и кошек кормили, стерилизовали и прививали от бешенства.

Но здоровье настоятельницы пошатнулось, а в монастырь пришёл новый священник отец Андрей. Вот тогда облагодетельствованные питомцы и исчезли. Волонтёр-зоозащитник Христина Кирвас говорит: «Как нам рассказали местные жители, животных вывезли ночью в неизвестном направлении».

Сначала волонтёры-зоозащитники и присоединившиесы к ним волонтеры из других регионов, находили зверушек в ближайших деревнях и лесах. Живыми. А позже - трупы. В частности, трёх - недалеко от деревни Пластово. Ешё два трупа - у деревни Мясоедово.

Христина Кирвас рассказывает: «На телах животных были свежие раны, очень похоже на дробь». Кто убивал? Священнослужители или жители деревень? Деревенские живут в постоянном режиме борьбы с опасными дикими собаками, сбивающимися в стаи, в которых превращаются брошенные животные. Они и зверьё в лесах разгоняют, и на человека могут напасть.

Отец Андрей всячески уклонялся от ответов на вопросы журналистов. Волонтёры и наши журналисты обратились в полицию. Тела убитых животных правоохранители забрали на экспертизу.


Бежали из божьего храма?

Христина Кирвас убеждена, что к истории имеют непосредственное отношение отец Андрей, а также продавец церковной утвари и свечей Алла и её муж. По информации волонтёров, Алла приходится тёщей отцу Андрею. Полиции пара дала такое объяснение. «Один из волонтёров, при кормлении собак, не закрыл дверь вольера и все животные разбежались в неизвестном направлении».

Как при этом смогли убежать собаки сразу из всех вольеров, они объяснить не смогли. Так же не ясно, как из приюта исчезли и кошки.

Полицейские сильно увлекаться темой не стали. Ну, открылись двери вольера, ну и открылись. Животные сами решили уйти. Предмета для возбуждения уголовного дела по статье «Жестокое обращение с животными» УК РФ нет.

Однако, секретарь Белевской епархии протоирей Геннадий так прокомментировал историю: «Все животные отправлены в приюты. При этом никакого негативного отношения к ним не проявлялось. Монастырь существует по своим правилам и целям – спасению душ человеческих».

Но больше всех поразил брат отца Андрея, Владимир Митрофанов, сказавший, что «произошло чудо и все собаки улетели». В общем, разброд и шатание в умах и действиях.

Христина Кирвас говорит: «На сегодняшний день мы нашли 6 мёртвых и 24 живых животных. Живых, ободранных, в клещах, голодных, взяли на передержку к себе и временно разместили в частных приютах. Кстати, конструкции вольеров, которые мы сделали на свои деньги, нам обещали вернуть. Однако вольеры просто сожгли».

Мы нашли 6 мёртвых и 24 живых животных.
К патриарху Кириллу с просьбой вмешаться в эту ситуацию обратились Инна Чурикова, Светлана Крючкова, Дмитрий Певцов, Вениамин Смехов, Александр Ширвиндт и другие деятели искусства.

Глава синодального Отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда в своём телеграмм-канале написал: «Очень жаль, что вместо того, чтобы передать всех животных в другие приюты или на попечение волонтерам, в монастыре предпочли часть из них просто выпустить в окрестные леса и поля».

А в интернете неизвестные стали вбрасывать информацию о том, что отца Андрея де затравили. Мол, страдает божий человек.

Мнение эксперта

Евгений Сатановский, член экспертной группы экспертного совета комитета Государственной думы по развитию гражданского общества: Когда эффективные менеджеры приходят в отрасль, отрасль умирает, людей выкидывают на улицу. … Когда эффективные менеджеры приходят в сферу духовную, результат тот же, но касается он вещей вроде как нематериальных, но... Завод закрыли – понятно, отрасль загнулась – понятно. А здесь? Ну что такого сделали! Ну, вот конкретный топ-менеджер...

Называть его священником (отец Андрей – прим. ред.)? Наверное, кто хочет, может называть его священником... Но он топ-менеджер. Милость к тварям божьим - это духовная скрепа.
https://tula.aif.ru/society/flora_fauna/sobaki_uleteli_likvidaciya_priyuta_pri_monastyre_privela_k_smerti_zhivotnyh
Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2298


Просмотр профиля WWW
« Ответ #811 : Май 17, 2020, 08:23:41 »

13.05.2020 15:53 Рубрика: Культура
Готовится к выходу новая книга Вениамина Смехова "Жизнь в гостях"
Текст: Сусанна Альперина
  Новая книга актера, режиссера, сценариста и писателя Вениамина Смехова "Жизнь в гостях" появится в магазинах в середине июня. "Это желание пройтись по всем десятилетиям с 1940 года так, как сегодня это мне помнится и с помощью старых записных книжек и дневников, которые я вел с юности", - рассказал обозревателю "РГ" Вениамин Борисович об этом издании.
10 августа этого года Вениамин Смехов отмечает 80-летний юбилей. И книга "Жизнь в гостях" - своеобразный отчет или рассказ о 80 годах его жизни. События в книге начинаются в 1940 году, потом в ней можно будет прочесть воспоминания о войне: глазами ребенка и по рассказам родителей. Отец Вениамина Смехова прошел всю войну и вернулся живым в чине гвардии капитана. Далее в книге - рассказ о Щукинском училище времен "оттепели", затем ценные главы о Таганке.
  С 1990-х годов начинается, собственно, жизнь в гостях, которую описывает автор: работа в разных странах - оперные постановки в Германии, Чехии и Голландии, драматические - в США и в Израиле. Поездки по миру - Европа, Америка, Австралия. И попытка рассказать про сегодняшний день и осмыслить его. Всего в книге 8 глав, каждая их них охватывает десятилетие - 1940-е, 1950-е и так далее. Для "РГ" автор выбрал самый последний рассказ в последней главе книги "2010-е". Отрывок из него - публикуем.
  ***
  "Я дописываю книгу "Жизнь в гостях", а все три моих спектакля - "Флейта-позвоночник" в Театре на Таганке, "Пастернак" в "Гоголь-центре" и "Иранская конференция" в Театре Наций отменились в марте, в апреле, отменились в мае и переносятся на будущее. Происходит пандемия, и вирус отодвинул другие тревоги на всем земном шаре. Мы с женой сидим дома - то есть, в самоизоляции, то есть, в Болдино, извините за высокопарность… И я вспоминаю…
   ...Важное событие в моей жизни произошло по воле Виктора Рыжакова, поразительного режиссера и человека, которого не обременяют ни почет, ни успех. Он позвонил и позвал в интереснейшую работу в Театре Наций по пьесе "Иранская конференция" Ивана Вырыпаева - и назвал актеров-соучастников… Мне очень захотелось по-честному испугаться: интель-пьеса, без сюжета, девять монологов, и с кем соревноваться? С моими любимыми, прекрасными артистами, которыми я всегда восхищался в кино и в театрах? Но перспектива куражная, она не позволила отказаться: попробуем! Тем более делить роль 90-летнего дирижера Паскуаля Андерсена со Славой Любшиным! Смешно сказать, 55 лет назад Любшин играл в "Герое нашего времени" на "Таганке" роль от Автора, а когда через год ушел в кино, Любимов передал эту роль мне. Теперь круг замкнулся.
  Мудрый Рыжаков хорошо знает актерскую природу. Много месяцев подряд шли репетиции у каждого исполнителя - без партнеров. А когда все как будто окрепли в своих монологах, режиссер соединил нас за круглым столом. К моей радости, Виктор Анатольевич, хоть и мхатовский профессор, но актерское образование получил в Щукинском училище. Напомню: если по заветам Станиславского актер реалистически проживает "жизнь человеческого духа роли", то у Вахтангова актер играет на сцене, сохраняя отношение к образу, в контексте фантастического реализма. Пробуя разные подходы к роли Дирижера, мы с Рыжаковым говорили "на одном языке", мне доставляло удовольствие "прикидываться" разными типами, и я сам полюбил моего чудака, мудрого старика-музыканта, который вышучивает всю предшествующую говорильню спикеров конференции, но в конце монолога резко меняет тон и грустно, даже зло, делает вывод - от себя. То есть, от меня.
  Мой рискованный, по сути, трюк поддержали реакции и режиссера, и великолепных актеров-партнеров: Евгения Миронова, Чулпан Хаматовой, Ингеборги Дапкунайте, Авангарда Леонтьева, Алексея Верткова и Ксении Раппопорт… Когда гениальная Ксения на первых прогонах стала в образе героини отчаянно заикаться - и натурально, и артистично - я сказал ей, что восхищен эффектом слияния смешного и трагического в ее образе, а она ответила, что это я своим чудаком Дирижером спровоцировал ее на эксцентрику!
  Нынешняя пандемия сделала пророческими слова вырыпаевской пьесы о том, что мир давно находится в одной лодке. Правдиво и то, что почти все выступающие на воображаемой конференции не могут оторвать тревоги за мировую цивилизацию от своих личных проблем - и очень по-человечески сворачивают разговор на себя. Спектакль - отважный эксперимент: полтора часа к микрофону подходят умнейшие датские "принцы" от науки, литературы, журналисты и говорят, говорят… А публика напряженно слушает, лишь два-три человека иногда покидают зал, вымирая от персональной скуки.
  Для Виктора и руководителя театра Евгения Миронова состав актеров отбирался очень взвешенно: "Это спектакль-акция о том, о чем мы, может быть, молчали или не хотели говорить. Мы хотим задать тон и положить начало этому разговору, потому что сейчас - самое время". Слова Жени Миронова точно попадают в нашу компанию лиц. За год жизни "Иранской конференции" мы сделались близкими людьми, завели свой чат и по WhatsApp общаемся по рабочей тематике, а какой ливень поздравлений грянул в день моего рождения, как и каждому - в свой день! Соседи по гримерке - Гарик Леонтьев и Илья Исаев. Гарик - мой старинный приятель и классный актер, с ним ведем задушевные мемуары: об Олеге - Лёлике Табакове, о "Современнике" 1970-х годов, о Володине, о Волчек, Евстигнееве… Илья Исаев - играет ту же роль, что и Гарик, а он был блестящим Калабушкиным в моей постановке пьесы "Самоубийца" у А. Бородина в РАМТе.
  Из моего дневника 2020 года
  11 января
  Зимы ждала, ждала природа"… вот вам: Москва в снегу! А играем "Иранскую конференцию" в здании Малого театра. Всем - на второй этаж, мне (и Любшину) - пышно-портьерная гримерная Ермоловой! Витя Рыжаков со мной - о первой встрече с его внезапной новостью, с его теперь "Современником". О Щукинском, о Евгении Рубеновиче Симонове + ГИТИСе и Каме Гинкасе - всерьез. С Женей Мироновым - о нашем с Глашей громадном впечатлении: "Дядя Ваня" в Театре Наций, 26 декабря: проняло! Чувственно-сострадательное существо Войницкий, не самоубийца - под самообороной острой иронии. А Ингеборга сегодня раскувыркала публику! Ксюшу Раппопорт призвал к портрету М.Н. Ермоловой и сфотографировал: древневеликая - на фоне младовеликой! Актеры: "Стой! Стой! И я хочу!" И все защелкали Ксюшу Ермолову!".
  Играя на сцене легендарного Малого театра, доверху переполненного современными зрителями, я сделал скромное открытие. Я так горячусь в монологе, веселя себя и всех вокруг иронией над наивностью упований говоривших молодых "датчан", потому что музыка для моего 90-летнего гения-дирижера - это единственная правда и правота в этом запутанном мире людей, потому что она - спасительная сказка. А фамилию хитрый автор мне присвоил "Андерсен"… Для прощания с любезными читателями сгодятся заключительные слова моего героя: "…наша жизнь не станет реальнее, а все также будет являться тем, чем она является для подавляющего большинства… трагикомической ошибкой о важности своей свободы и паническим страхом перед взрывом бомбы в метро".
  Храни нас, Боже, коли сами не можем…
https://rg.ru/2020/05/13/gotovitsia-k-vyhodu-novaia-kniga-veniamina-smehova-zhizn-v-gostiah.html
« Последнее редактирование: Май 17, 2020, 10:27:22 от Ольга Певица » Записан
Ольга Певица
Hero Member
*****
Сообщений: 2298


Просмотр профиля WWW
« Ответ #812 : Май 24, 2020, 03:35:03 »

О поездке в Одессу
Шесть важных лет. Как изменилась Украина с 2014 года — отвечают 10 известных украинцев
 Роберт Гулиев
Винодел, совладелец компании Одессавинпром, владелец торговой марки Вина Гулиевых
...
— Событие или встреча, которые произвели на вас наибольшее впечатление?

— В этом году Михаил Жванецкий и [российский и советский актер] Вениамин Смехов одновременно были в Одессе, и я пригласил их к себе домой. Стараюсь как могу поддерживать отношения с этими великими людьми. Это был чудесный вечер, когда Вениамин Смехов взял в руки книгу рассказов Михаила Жванецкого и читал их вслух, а потом Жванецкий читал нам свои рассказы. Это было замечательно!
..
https://nv.ua/ukraine/events/ukraina-s-2014-po-2020-god-kak-izmenilas-strana-otvechayut-lidery-mneniy-novosti-ukrainy-50089453.html
Завидую белой завистью зрителям. Хотя для меня Жванецкий из разряда раздражающих. Не комфортно с ним.
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4036


Просмотр профиля
« Ответ #813 : Май 25, 2020, 02:02:35 »

Екатерина Бунеева
УРОКИ МОИХ УЧИТЕЛЕЙ

Завтра — День филолога, и хочется вспомнить моих дорогих учителей. Это особые люди, без которых всё в моей жизни было бы иначе, они повлияли на выбор профессии, показали путь в науке, помогли состояться.

СЕМЁН РУВИМОВИЧ БОГУСЛАВСКИЙ — директор московской школы № 79 имени Маяковского. К нему в школу я попала на педпрактику и осталась на двенадцать лет. Семён Рувимович умел хвалить и поддерживать молодых педагогов, если что-то получалось, и помогать, если не получалось. Просто очень по-человечески относился и ценил своих учителей. Никогда не забуду, как он гордился нами, когда на семинарах мы давали хорошие открытые уроки! Было трудно работать, но интересно очень, потому что все жили яркой творческой жизнью, благодаря школьному музею-клубу Маяковского. К нам на ежегодный День музея приезжали Лиля Брик и Василий Катанян, Вениамин Смехов, Юрий Визбор, Юлий Ким… Раз в два года устраивали в школе вечер вопросов и ответов СОВА: Спрашивайте — Отвечаем — Всё — Абсолютно. Представьте: 70-е годы, и любой ученик мог задать вопрос абсолютно на любую тему («от космоса до любви и от серьёзного до смешного»), записочек с вопросами собиралась за пару недель преогромная куча, а потом много часов в набитом битком актовом зале на них честно отвечали поэты, литературоведы, учёные, артисты — человек десять умных и знаменитых людей, которые с удовольствием приходили в школу к Богуславскому. Второй важный урок, его дал мне любимый директор: в школе и вообще везде, где учатся, должна быть атмосфера чтения и творчества, должно быть спокойно, хорошо и радостно детям и учителям.

https://mel.fm/blog/yekaterina-buneyeva1/48132-uroki-moikh-uchityelyey
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4036


Просмотр профиля
« Ответ #814 : Май 26, 2020, 03:20:30 »

Фотограф Юрий Феклистов: «Главное — оказаться в нужное время в нужном месте»

Я придумал кадр: Любимов входит в свой знаменитый кабинет с автографами великих людей на стенах в Театре на Таганке. И когда приехал в «Шереметьево», этот кадр у меня в голове уже был. Снимал 8 мая в аэропорту — там весь театр собрался, слезы, объятия. Быстро заехал в «Комсомолку», у меня кабинка еще оставалась там, проявил, напечатал, нашел в справочнике адрес Губенко — и к нему домой. Тот увидел меня с камерой, замахал руками — никаких съемок, Юрий Петрович отдыхает. Я подарил ему фотографии встречи в аэропорту и попросил написать разрешение пустить меня 10 мая в театр. Иначе бы вахтерши не пустили ни за что.

Пришел и сразу сел под стол в кабинете — чтобы кадр получился, стены с автографами великих. И получилось: Любимов входит, сбоку Губенко с Боровским. А как еще? В своей книге «Десять заповедей для фотографа» Геннадий Копосов и Лев Шерстенников писали: самое главное — оказаться в нужное время в нужном месте. Это так и есть.

Снимок напечатали в «Огоньке». А целый репортаж тогда почему-то в «Огонек» не вошел, но его потом со  своим текстом Вениамин Смехов опубликовал в «Советском фото», единственном тогда фотографическом журнале страны.

https://radioportal.ru/news/fotograf-yuriy-feklistov-glavnoe-okazatsya-v-nuzhnoe-vremya-v-nuzhnom-meste

так... ищем журнал "Советское фото" за 1988 г или позднее.
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4036


Просмотр профиля
« Ответ #815 : Май 26, 2020, 04:01:07 »

Да, есть такой.
"Юрий Любимов на фоне весны",  "Советское фото" за 1989 г №7, стр 12-15
https://archive.org/details/sovphoto_v1_1989_07/page/n13/mode/2up

Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4036


Просмотр профиля
« Ответ #816 : Июнь 25, 2020, 11:36:29 »

Известия
25 июня 2020

«Никогда ничего для себя не просил. Может, и хотел, но удержался»
Актер Вениамин Смехов — о празднике бескорыстия, зашоренности публики, экспериментах на сцене и жизни на пенсии

Во все времена публика в театре проходила тест на культуру и отзывчивость, уверен актер Вениамин Смехов. По его словам, способность понимать новое в искусстве — явление не возрастное, но интеллектуальное. А работа в Zoom — пример того, как люди умеют приспосабливаться к любым обстоятельствам. Об этом артист рассказал в интервью «Известиям» накануне премьеры видео-спектакля «Три сестры. Финал», актеров для которого выбирали сами зрители путем интернет-голосования.

— Аудитория театра «Практика» молодая, прогрессивная. Вам приятно, что молодежь вас знает, помнит и любит, раз выбрала на роли сразу в двух проектах — «Три сестры. Финал» и «Гамлет. Начало»?

— Эта молодая публика дорога и близка мне. Я регулярно вижу ее на спектаклях театров «Практика», «Гоголь-центр», Театр Наций. Конечно, у многих из них — условно говоря, у тридцатилетних — пока еще жива память о нашем давнишнем фильме о мушкетерах, но это не главное. Мне было отрадно получить предложение об участии в таком событии, как «Практика сотворчества», от дорогого мне человека, режиссера и учителя — Марины Брусникиной, а потом было приятно и лестно увидеть результаты зрительского голосования.

— Какие у вас ощущения от театральной практики в Zoom?

— Хотя «нам не дано предугадать», зато мы умеем выкручиваться, приспосабливаться. Так вот: жить на сцене коронавирус нам не дал, но мы сами себя короновали тем, что смогли работать на удаленке. Во-первых, мне будет очень интересно посмотреть, как Миша Рахлин решит финал «Трех сестер» и как Талгат Баталов смонтирует несколько иначе снятое начало шекспировского «Гамлета». Во-вторых, над проектами работала очень хорошая актерская команда. А весь этот «праздник бескорыстия» похож на нашу юность, когда мы вкалывали на «Таганке» за нищенскую зарплату, но речи о деньгах вообще не было. «Практика сотворчества» — это благотворительная отдача по доброй воле за добрую идею.

— Талгат Баталов — своеобразный режиссер. Как вам работалось с ним?

— Талгат — достойный человек, ищущий. Один из многих сегодняшних, как говорят, продвинутых мастеров театра. Имею с ним дело в третий раз, и он всегда радует тем, что знает, слышит, видит другие мнения, не настаивает на том, что он самый главный. Ему интересно искать вместе с актерами — это хорошее режиссерское качество.

— Часто замечаю, что зрители старшего поколения уходят с современных спектаклей — не понимают, осуждают. Как думаете, почему?

— Я бы не сказал, что это касается исключительно зрителей старшего поколения. Для понимания нового необходим и зрительский опыт, и открытость свежим впечатлениям. Зашоренность некоторой части публики меня не удивляет. Во все времена, пережитые мною в театре, было так: всё, что движется вперед, оставляет позади тех, кто или не любопытствует, или не желает учиться.

Мне легко говорить об этом, потому что я пережил золотой век Театра на Таганке, когда точно так же проходили тесты на культуру и отзывчивость российской публики. Это было всегда: при Станиславском и Мейерхольде, при Вахтангове, Любимове, Эфросе, Товстоногове и Ефремове. Теперь мы видим вариации на ту же тему в сопровождении интернета и смартфонов. Молодежь, о которой мы с вами говорим, — люди, не обремененные багажом прошлого, им проще, ибо для них это часто первый, а не новый театральный опыт. Но и среди молодежи есть те, кто уходит со спектаклей. Это вечное движение... Понимать новое в искусстве — явление не возрастное, но интеллектуальное, связанное с культурным воспитанием.

— К своему 80-летию вы выпустили книгу «Жизнь в гостях». Подводите жизненные итоги?

— Когда-то я придумал фразу: «Давайте подводить итоги, пока итоги не подвели нас». Так и с новой книгой. До сегодняшнего дня у меня вышло несколько книг, но к 80-летию мне показалось важным описать жизнь с 1940 по 2020 год. Моя книга — про детство в то военно-послевоенное время, которое помнит только мое поколение, про Театр на Таганке и различные приключения актера-режиссера в годы перестройки и после нее.

Я попытался отразить то, что кажется мне необъяснимым: почему всё текущее двадцатилетие предоставленной мне свободы (в честь получения скромной пенсии гражданина РФ) я чувствую себя окончательно счастливым и загруженным человеком. Я многократно объехал всю нашу страну с выступлениями и по разным фестивальным приглашениям, потом я ставил оперные и драматические спектакли в Израиле, в Германии, во Франции, в Соединенных Штатах и так далее. Все эти путешествия конца ХХ – начала XXI века завершаются сегодняшним днем — четырьмя спектаклями, о которых я пишу в последней части книги: «Нет лет» по Евтушенко, «Флейта-позвоночник» по Маяковскому — с учениками Юрия Любимова на «Таганке», «Пастернак. Сестра моя — жизнь» в «Гоголь-центре» режиссера Максима Диденко и «Иранская конференция» в Театре Наций Виктора Рыжакова по пьесе Вырыпаева.

— Ваша книга разделена на восемь частей — восемь десятилетий. Какое из них было самым счастливым периодом вашей жизни? Какое, может быть, самым тяжелым?

— В каждой главе моей жизни было и легкое, и трудное, и грустное, и веселое. Не могу назвать какую-то одну главу, потому что обидится другая. Если выделю 1990-е или 2000-е, на меня обидятся 1940-1950-е, потому что 1940-е — это моя семья, школа, война, выход из войны, отец, мама, сестра Галочка… 1950-е годы — это оттепель, все радости и огорчения театрального училища имени Щукина, нашего мастера Этуша, моих друзей, однокурсников, а потом мой самостоятельный отъезд из Москвы в Куйбышев (сейчас Самара. — «Известия»). Это были испытания, я их не придумывал.

Считаю, что мне повезло в жизни. Даже пережив трагические события, которые я описываю в книге, я все-таки остался верен всему тому, что заложено родителями, книгами и школой. А пароль, которым можно описать мою жизнь, — это слова «как интересно!». Всегда должно быть интересно.

Моя книга — это многоцветное лоскутное одеяло жизни. Книга предназначена для друзей. Молодые что-то из нее узнают, пожилые вспомнят. Мне нравилось, когда Владимир Высоцкий говорил, что может сочинять свои песни, только видя перед собой глаза друзей.

Книга посвящена Глаше — Галине Аксёновой, моему другу и моей жене, с нею мы вместе прошагали почти 40 лет. А это значит, что и всем нашим друзьям и коллегам, с кем посчастливилось знаться, работать, дружить или оказываться рядом. У меня было много-много везений. Играя Воланда в спектакле «Мастер и Маргарита» на «Таганке», я искренне произносил булгаговские слова: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, особенно у тех, кто сильнее вас». Я никогда ничего для себя не просил. Может, и хотел, но удержался.

— Приближение голосования по поправкам к Конституции усилило политические дискуссии в обществе. Вы сами считаете себя человеком политизированным?

— Я нормальный человек, к политике не имею никакого отношения и уверен, что главные в стране — это не начальники и не президенты, а простые люди моей Родины. О них нужно думать и их играть в кино и в театре … В политику я не верю, но верю в искусство. Единственное, чем можно гордиться в нашем отечестве, — это тем, что во всем мире признано качественно уникальным: нашей литературой, музыкой, живописью, театром и кино. Этому миру я всей душой и стараюсь служить.

Наталья Васильева
https://iz.ru/1027485/natalia-vasileva/nikogda-nichego-dlia-sebia-ne-prosil-mozhet-i-khotel-no-uderzhalsia
Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4036


Просмотр профиля
« Ответ #817 : Июнь 25, 2020, 11:38:08 »

Вениамин Смехов: “Кому нужно это неопрятное обвинение?”

24 июня актёр Вениамин Смехов присоединился к марафону прямых эфиров деятелей российской культуры “Антипроцесс” в поддержку фигурантов дела “Седьмой студии”, организованному актрисой Оксаной Мысиной.

Вениамин Смехов также вышел в прямой эфир на своей странице в Facebook. Мы приводим его текст полностью:

“Что это? Исполнение задания запугать российскую культурную общественность на примере наиболее успешного коллектива нового поколения? Кому нужно это неопрятное обвинение? Зачем рассчитывать на поддержку полезных завистников в околотеатральной среде? Почему третья экспертиза достовернее второй? Вопросы на которые нет ответа. Но есть или нет заказ, очевидно, что “театральное дело” сфальсифицировано.  И накануне репризного вердикта каждый из участников обвиняющей стороны должен понять свою ответственность перед днём сегодняшним и перед будущим.

О том, что “театральное дело” наносит вред живому развития искусства, о нечистоплотности экспертизы и многих заседаний, о трёхлетнем издевательстве над талантливыми профессионалами говорят письма, подписи, голоса в сети тысяч людей российского театра. Я не верю, что руководству России может пригодиться такая реакция актёров, режиссёров театроведов и тревожные монологи первых лиц отечественной культуры.

Я принадлежу к старшему поколению российских актёров и я помню: на дворе 1968 год, в “Ленкоме” заседание актива театральных деятелей на встрече к Столетию Ленина, одним из пунктов секретной повестки, о которой мы знали, было общественное осуждение антисоветского репертуара Театра на Таганке и увольнение Любимова. Ровное и сладкое пустословие собрания было сорвано нами, актёрами Таганки, и Юрием Любимовым. Назавтра указанием свыше отменили запланированное снятие Любимова. Жизнь нашего театра продолжалась.

Я свидетель подобных нынешнему «театральному делу» и иных репрессий, партийных постановлений в отношении многих деятелей российской культуры. Такие «лягушки в болоте», как назвали Пастернака, — Ахматова, Зощенко, Шостакович, Сахаров, Солженицын, Синявский, Любимов, Высоцкий, Параджанов, Войнович (список можно продолжать) — спустя время эти люди становились гордостью российской и мировой культуры и истории. Недавно прошёл юбилей Иосифа Бродского. Во многих программах и статьях, ему посвящённых, назывались имена тех, кто был инициатором травли поэта и позорного судилища над ним в 1964 году. Некоторые из них живы — и они, и их дети будут навсегда нести печать преступления.

Ничего не стоит вернуться туда, где мы уже неоднократно побывали в ХХ веке. Ничего не стоит в очередной раз наступить на одни и те же грабли. Если это цель, то мои и моих коллег вопросы, недоумения, гнев и печаль — бессмысленны. Но я думаю, что это не так. И я твёрдо верю в освобождение всех четверых участников “театрального дела“.

http://oteatre.info/veniamin-smehov-komu-nuzhno-eto-nepriyatnoe-obvinenie/

Записан
Елена
Global Moderator
Hero Member
*****
Сообщений: 4036


Просмотр профиля
« Ответ #818 : Июнь 26, 2020, 06:01:42 »

Дмитрий Быков в программе "Один", Эхо Москвы, 26.06.2020

 «Что вы можете сказать о новой книге Вениамина Смехова?» Мне показалось, что, во-первых, это блистательная книга. Называется она «Жизнь в гостях»… Смехов мне все обещал ее подарить, но для этого надо было как-то ехать, встречаться, все обоим было некогда, и я под конец не выдержал и пошел наконец и ее купил – настолько мне было интересно это прочитать. Понимаете, для меня же все-таки Таганка – это идеал театра. Мать моя эту книгу проглотила в три дня, хотя она очень увесистая. Таганка – это идеал творческой среды. Конечно, эта книга кровью написана; в отличие от мемуаров, скажем, Андрея Хржановского, которые лучатся доброжелательностью и гармонией; видно, что этот человек безумно всех любит; а книга Смехова написана в таком пространстве принудительной невротизации. Видно, что Любимов все время их охаживал хлыстом.

Театр полон гениев, у тебя там в этом театре работают гении, каждый из которых может потенциально быть лидером труппы, и это не только Высоцкий. Демидова, Славина, Шаповалов, да, господи, Ронинсон, Губенко, Смехов, Филатов, – это бог знает что! Этот… Бегемота играл? Вспомню. Это великий театр и абсолютно все создали уникальный ансамбль, состоящий из звезд первой величины, и ими конечно они стали благодаря Любимову. Но у них были собственные литературные, живописные, музыкальные таланты. Васильев, Хмельницкий, которые уж никак от Любимова не зависели, и он создал для них, конечно, невыносимую обстановку. И Смехов там, временами забываясь, придумывает неологизмы: «Какой же предательный человек Любимов», – пишет он. Потому что он часто так себя с ними вел, что они были вынуждены вступаться друг за друга. И какие у него были мучительные отношения с Высоцким, какие у него были чудовищные отношения с Филатовым, как Смехов и Филатов ушли из этого театра и как они потом мучительно раскаивались, потому что это привело к трагедии Эфроса.

В общем, книга кровавая, полная кровавых сгустков. Из нее понятно, какие ужасные внутренние испытания готовили эти, казалось бы, застойные годы человеку с такими более-менее чувствительными нервами. Актеру это совершенно необходимо. Я-то это купил не ради его прекрасных воспоминаний американских или израильских, не ради воспоминаний 90-х годов. Я абсолютно упертый фанат Любимова, потому что я считаю, что «Гамлет» – лучший русский спектакль, что я видел (а знаю я его по сохранившимся фрагментам и полной аудиозаписи его, по фотографиям бесчисленным); я считаю, что «Дом на набережной» и «Мастер и Маргарита», которую я не люблю, – все равно я считаю, что это гениальное театральное искусство. Два у меня любимых режиссера в театре (я мало понимаю в этом искусстве, но вот два моих любимца) – это Някрошюс и Любимов. Может быть, я добавил бы к этому Карбаускиса из людей поживее и помоложе. После каждого спектакля Любимова и после каждого спектакля Някрошюса у меня было ощущение, что я прикоснулся к абсолюту.

И вот Смехов, который играл этого Клавдия… Мне казалось, что эта роль так органично сделана, такая естественная, и как же он мучительно проходил все это. Я привык к Смехову романтическому, демоническому, к Смехову-Воланду, к Смехову-Атосу. Когда я узнал его в жизни, он оказался добрейшим человеком, и нет в нем ни Атосовского высокомерия, ни Воландовского злорадства, и от Клавдия в нем нет вообще ничего, а если он на кого и похож, то, может быть, на молодого Маяковского, по которому делал спектакль. Он ужасно доброжелательный и, в общем, сентиментальный человек. Чего ему стоило это все я, конечно, прочел с величайшим интересом. Тем более что, понимаете, эта книга сохраняет все приметы дневника, и она такая нервная, и такая местами злая, и такая захлебывающаяся, задыхающаяся. Видно, что они в 70-е жили: не существовали, не выживали, а жили и впрягались в жизнь с такой полнотой, и это касалось всех. И Дыховичного, понимаете, с его чрезвычайно сложным нравом, и Филатова, который был человеком почти ангельского благородства. Ох, сильная книга – «Жизнь в гостях». И мучительная совершенно.

https://echo.msk.ru/programs/odin/2665689-echo/
« Последнее редактирование: Июнь 26, 2020, 06:14:44 от Елена » Записан
Страниц: 1 ... 53 54 [55]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.8 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!