smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

Статья "О Юрии Любимове и его театре"

Дорогая редакция!
Пишут тебе участники клуба «Театрал», который работает при Куйбышевском драм театре. Мы очень просим рассказать о московском Театре на Таганке. Последнее время о нем много говорят, почти каждый его спектакль вызывает споры, становиться событием.
Мы знаем, что в этом театре работает сейчас бывший куйбышевский актер, кстати, в свое время бывший внештатным корреспондентом вашей газеты Вениамин Смехов. Может быть, он откликнется на нашу просьбу?


От редакции: наш корреспондент встретился в Москве с Вениамином Смеховым и передал ему просьбу наших читателей. Его статьей мы открываем рубрику «Театральные экскурсии» под которой намерены рассказать об известных театральных коллективах страны, их режиссерах, актерах – обо всем, что интересует наших читателей в мире сценического искусства.
Итак, о Театре на Таганке рассказывает В.Смехов.


Я считаю, что мне дважды всерьез повезло в моей актерской жизни. Впервые, когда я 10 лет назад приехал в Куйбышев в театр им. Горького. В течение целого сезона я был свидетелем расцвета театрального коллектива. «Дело Артамоновых», «Ричард III» - спектакли подлинного успеха режиссера и актеров.
Большими восторгами награждает моя память ими Николая Засухина, которого я считаю своим учителем. Да, в пестром разнообразии актерского мира мне и по сей час представляется примечательным засухинский характер. Ласковое добродушие. Бескорыстная расчетливость. Редкое обаяние. И всепоглощающая страсть к работе. В день моего отъезда в 1962 году в газете «Волжский комсомолец» напечатали статью об артисте Засухине. Сейчас 10 лет спустя, я отвечаю за все тогдашние слова: я благодарен Куйбышеву и судьбе за то, что застал театр Засухина, Понамарева, Боголюбовой, Девяткина, Ершовой в пору его художественного взлета и честного разговора со зрителем.

Теперь Театр на Таганке. Он родился в 1964 году. Театр этот появился благодаря таланту Юрия Любимова и дипломному спектаклю Театрального училища имени Щукина «Добрый человек из Сезуана» (пьеса Бертольда Брехта, педагог и постановщик - Любимов).
Новые театры рождаются редко. Реже, чем новые мысли о новых театрах. Восемь лет спектакль за спектаклем, вечер за вечером прошли в Театре на Таганке с переполненным залом. Чем же привлекает театр зрителя? Что нового внес в коллекцию театральных направлений Юрий Петрович Любимов?
Оставлю соблазнительный способ сравнения между театрами и просто перечислю свойства Театра на Таганке так, как я их понимаю.
Репертуар нашего театра – это Шекспир, Мольер, Брехт, Маяковский, Чернышевский, Горький, Вознесенский, Есенин, Джон Рид, повесть В.Васильева «А зори здесь тихие», книга польского писателя Ставинского «Час пик» - материал без брака, со «знаком качества».

Актер этого театра необычен. Он обязан уметь не только правильно излагать свою роль, но и владеть голосом, как вокалист, телом и пластикой – как цирковой артист, знать весь спектакль так, словно он его сам сочинил. Его поведение на сцене является сознательным актом творчества. Любимовские спектакли насыщены духом новаторства. Некоторые, увидев четкую, отлаженную форму сценической жизни наших спектаклей, огорчаются за… артистов. У Любимова, дескать, такая железная организация света, музыки, оформления и пластики, что живой артист превращается в пешку, в марионетку. Да, ряд людей, не вдаваясь в подробности, объявляют работу с актером на Таганке насилием над его личностью. Но дело в том, «от какой печки танцевать». Если вести отчет от таких примеров, как Качалов, Хмелев, Ильинский, Смоктуновский, актерам даже таганского коллектива надо еще расти до такого рода мучительного тренажа или «насилия» над собой. Ну, а может, вам угодно меряться с другими примерами: в унылой, плоской драматургии при бесформенной, робкой режиссуре пребывает в отвратительном полусне, вроде бы, правдивый, вроде бы, актер? Ну, рядом с этим, извините, «артистом» любой новичок с Таганки покажется муштрованным работягой.

…Чаще всего репетиции Любимова – азартные совместные поиски сценического решения той или иной сцены или образа, а иногда – длительные пробы единственной мизансцены, даже жеста. Работа нелегкая – иногда с криком, спорами, иногда – с хохотом и прибаутками. Работа, своим демократизмом напоминающая студенческие театры, где все – "главные", где мерилом ценностей являются не прошлые заслуги, а твоя сегодняшняя работа на сцене. Любимов отбирает, предлагает, обсуждает и, в конце концов, требует жестко зафиксировать рисунок роли, рисунок спектакля, как в оркестре есть солист, есть первые скрипки, вторые, но все исполнители подчиняются суровой дисциплине музыкальной партитуры.

В традициях нашего театра – не только духовное единомыслие, но даже официальное соавторство артистов. Фактом является то, что ни в одном театре нет такого коллектива собственных композиторов, балетмейстеров, поэтов, драматургов, режиссеров. Даже электрики «сочинили» собственную уникальную светотехническую установку. Среди актеров имеется большая группа собственных профессиональных певцов, пантомимистов, чтецов и музыкантов. Проще всего это можно назвать хорошим словом «синтетический актер». Но уж никак не «актер-пешка» или «марионетка»…
Развитие Театра на Таганке происходит, условно выражаясь, по трем ветвям.
Первая, задана спектаклем «Добрый человек из Сезуана», продолжается в постановках «Жизнь Галилея», «Тартюф», «Гамлет» и других – это традиционная драматургия с ее канонами и требованиями.
Вторая ветвь – это народный, балаганный, уличный театр, театр массового действа. Здесь калейдоскоп красок, ролей, сценок, здесь песни, шутки, и, прежде всего, открытый разговор со зрителем.
И третья ветвь репертуара – поэтические представления. Начались они в 1965 году полуконцертом-полуспектаклем «Антимиры». Поэт Андрей Вознесенский читал свои стихи, а во втором отделении 20 актеров разыгрывали или пели фрагменты его же произведений.

Следующие поэтические спектакли усложнились и расширились по форме, по сюжету, по тематике и по образам. «Павшие и живые» - спектакль-реквием, посвященной творческой интеллигенции, прошедшей сквозь «сороковые, роковые, свинцовые, пороховые». Спектакль о погибших поэтах Кульчицком. Когане, Багрицком, Лебедеве, Гудзенко.

В ряду поэтических спектаклей – «Послушайте! Маяковский». Он – о судьбе великого поэта, о его нежной лирике, беспощадной ненависти к бюрократам и мещанам, о его трудной борьбе и страшном финале.
Есть спектакль «Пугачев» по драматической поэме С.Есенина.
А недавно началась работа над двумя поэтическими представлениями: публицистической поэзией Евг. Евтушенко и, спектаклем о жизни и творчестве А.С.Пушкина.
Я подробнее всего задержался на «третьей ветви» не только вследствие моих личных пристрастий. «Поэтическими» в известном смысле может быть назван весь театр Любимова. С равным правом его можно окрестить «народным», «демократическим» и «синтетическим». Вернее всего окажется короткое и емкое понятие «театр».
Итак, условно всю афишу Театра на Таганке можно соотнести с упомянутыми тремя ветвями. Но реальность всех спектаклей – в синтезе направлений, ибо все спектакли, так сказать, яблоки с одного генеалогического древа. Их всех объединяет поэтическое начало, демократический, народный дух и бессмертные традиции мировой драматургии.
Поэтому в «Тартюфе» Мольера уживаются каноны классицизма, чеканный александрийский стих и актерский балаган.
Поэтому в спектакле «Жизнь Галилея» Б.Брехта рядом с классическим сюжетом и характерами – страстная романтическая интонация роли Галилея и гротесковая, уличная – с улюлюканьем и акробатикой – сцена толпы во втором акте.
Я уже не говорю о «Гамлете», где самим автором предписано высокий слог трагедии сломать простонародным, фарсовым диалогом могильщиков.
Таков в общих чертах этот театр. Театр, который пользуется широчайшей палитрой красок – но только тех, которые родом из Театра. Театр, представляющий собой многолюдную творческую мастерскую. Театр художественной и гражданской принципиальности в сочетании с глубокой личной скромностью – каковые заключены в молодом (я не ставлю кавычек) пятидесятичетырехлетнем режиссере коммунисте Юрии Любимове.
Конечно, найдутся и дотошные читатели: «А где же отрицательные моменты, куда девалась самокритика?!» Во-первых; я полагался на догадливость даже самых дотошных: в семье не без дефектов. Во-вторых, что-то я сознательно опустил в порыве патриотизма. В-третьих же, заметки мои – из лирического жанра.
А закончить свой рассказ я хочу последними словами спектакля «Добрый человек из Сезуана». Их произносит Ведущий, а подхватывают все артисты, стоящие на сцене:
«Так помогите нам!
       Беду поправьте!
И мысль, и разум свой
       сюда направьте!
Попробуйте для доброго
         найти
К хорошему – хорошие
         пути.
Плохой конец заранее
         отброшен:
Он должен,
                должен,
должен быть хорошим!».

«Волжский комсомолец», 2 апреля 1972г.




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (7)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.