smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

"КВАРТЕТ ТАГАНКИ, ДРАМЫ И КОМЕДИИ".

Ничего особенного не происходит: едут в гастрольное турне четыре солиста из одного театра. Я буду не я, если читателям уважаемых "Окон" стану рядовой факт выдавать за уникальные вести.

Но я буду не я, если обойду молчанием любопытные листочки театрального календаря. 1996 год, апрель, 32 года стукнуло Театру на Таганке. Театру, который, вопреки погоде, сочинил Юрий Любимов со своими актерами. Но я сейчас - не о спектаклях, а о подпольной деятельности, о концертах. О подполье и о подспорье...

Значит, в 1964 году открылся театр визави метро "Таганская". А в 1965 году началась особая биография концертного жанра того же театра. Нас обольщали любовью инженеры, техники, химики, зоологи, геологи - мы обобщали их званием "физики". Нас звали к себе физики!

Тут читателю надо напомнить то, что исчезло и кануло: страна по фамилии Эсесесер состояла из "ящиков". Все, что украшало ее "человеческий" фактор", помещалось в "почтовые ящики", то есть в закрытые, режимные, засекреченные институты, лаборатории, военчасти, словом - в "ящики". Но в каждом "ящике" был свой культмассовый отдел, и он творил, что хотел: заказывал редкие фильмы, устраивал "клубы интересных встреч", зазывал дефицитных певцов, поэтов и бардов, а иногда заманивал трех-четырех солистов недоступного тогда театра с Таганской площади.

Вспоминаю: нас зовут очередные физики, и мы едем в "почтовый ящик" с документами, удостоверяющими личности. Комендатура, нервный встречающий из культурно-массового отдела, битком набитый конференцзал. А мы за кулисами возбуждены сразу по двум причинам: нельзя уронить честь и достоинство "лучшего театра", надо так выступать, чтобы ахали и удивлялись; хорошо бы почаще играть концерты в "ящиках". Зарплату актеры имели как раз вполовину той, что обещали плакаты в вестибюле метро "Таганская" уборщикам и контролерам.

Подспорье и подполье. Мы - из полузакрытого театра, и зрители - из "ящиков", как удачно. Искусство - по секрету, с глазу на глаз... Разве сегодня это поймут?

В календаре таганской биографии (и в моем лично календаре) концерты "нашей комплексной бригады" - не просто так - эстрадный заработок, а важное предприятие. С 1965-го по 1975 год мы играли на сценах ящиков так горячо, страстно и весело, как если бы в первом ряду сидели Любимов и его товарищи. Перед каждым концертом мы тщательно обсуждали порядок выступлений, на каждом концерте мы выходили вместе, сидели на сцене вместе, по одному или по два отделялись вперед к зрителю, оттачивали жанр своего особого, непохожего после каждого концерта беспощадно разбирали итоги работы. Так разбирают тренеры и игроки матчи сборных команд.

Самый боевой состав первых концертов - из тех, кто исполнял свои фрагменты ранних спектаклей -"Антимиры", ''Павшие и живые", "Послушайте", и песни из "Доброго человека из Сезуана", и стихи, и рассказы, и песни личного багажа, личного сочинения, личных киноработ: актеры-композиторы- Коля Васильев и Боря Хмельницкий, Валера Золотухин, Володя Высоцкий, Зина Славина и я. Чуть позже присоединились Леня Филатов, Ваня Дыховичный, Дима Межевич, Семен Фарада, Юра Медведев...

Для чутких и умных зрителей было очень важно, что мы не копировали без цвета, без декорации и костюмов наши спектакли, а создавали на их глазах новыи спектакль - исповедь, спектакль - рассказ о любимых ролях, о поэтах и чудаках, о драме и комедии нашего общего закрытого "ящика" по фамилии Эсесесер. И главный комплимент, которым мы смолоду дорожили, был такой текст на прощанье, на выходе из очередной комендатуры: "Спасибо за атмосферу команды, приезжайте к нам еще".

Мы гордились нашими концертами, хотя знали, что отец нашего театра, наш гений и диктатор Ю.Любимов никогда не поймет взаимной любви своих питомцев с "ящиками", а всегда будет удачно оскорблять наши концерты: "Актеры всегда готовы растащить, развалить, разбазарить репертуар, я знаю, я сам был актером".

Но мы - гордились. Хотел или не хотел Любимов, но таганковская школа выпустила из бутылки своего джинна, имя которому - авторская энергия. Ни один театр до нас (и по сегодня) не мог бы похвастаться такой врожденной особенностью: команда Любимова состояла из актеров с черточкой... Актер - поэт. Актер - прозаик. Певцы, музыканты, мимы, киномастера.... И этот серьезный комплимент лучших зрителей страны, из лучших "ящиков" городов и сел - "атмосфера" - был обязан духу соавторства нашей команды.

В конце 70-х зрелость театра стала диктовать новые листки календаря, и коллективность концертов все чаще уступала дорогу сольным, именным выступлениям. Владимир Высоцкий был выделен из наших рядов - и песней, и судьбой. Разъехались по адресом огромной страны с личным репертуаром и В.Золотухин, и Б.Хмельницкий, и Л.Филатов, и автор сих строк...

Но иногда счастливый случай вновь соединял нас. Помню вечер в 1979 году. Высоцкий позвал соучаствовать в концерте легендарного МФТИ - "физтеха" на Долгопрудной, под Москвой. И мы уже не играли по старым нотам фрагменты из поэтических спектаклей. Каждый вел свою авторскую часть- Высоцкий пел и рассказывал, Золотухин читал свои рассказы и пел песни из фильмов, а я читал и свое и чужое, в прозе и стихах.

Особый пример "игры в команде авторов" - это спектакль- концерт, который был однажды благословлен Ю.Любимовым: из-за внезапной болезни актера спектакль отменили, но публике предложили не расxодиться, а послушать и посмотреть то, что мы сами умеем. Родился такой странный спутник афиши "Таганки" - авторский вечер "В поисках жанра" (название взято из Василия Аксенова, но программу играл только "из себя"). Вели эти вечера и Высоцкий, и я, и Золотухин, и это снова, как и в 60-x, можно было назвать "Командой солистов", или "в поисках атмосферы", или "мы снова вместе"....

Потом были годы драм и трагедий, которые начались в 1980 году смертью Высоцкого, а закончились в 1994 году разделом на любимовскую "Таганку" и губенковское "Содружество актеров Таганки". Сегодня писать о грустном не хочется, поскольку легче всего дается именно эта тематика...

На старой сцене идут спектакли, на новой - съезды компартии. На фоне абсурда - личные трагедии, и самое печальное на той половине - тяжелая болезнь замечательного актера и поэта Лени Филатова... Не будем о грустном..

Представляю вам театральный квартет через десять лет передряг и распутицы: Золотухин, Межевич, Смехов, Фарада. Это - по алфавиту. А по "важности" - у каждого своя область, свой голос и свое лицо на сцене, на экране, на эстраде и под крышей старой любимовской "Таганки".

Валерий Золотухин - абсолютный рекордсмен тагановского многоборья: по количеству и качеству ролей, по жадности многостаночника (театр, музыка, кино, литература), а также по количеству и качеству удач, слухов, сплетен и наград от партии, правительств и лично от министра МВД СССР.

Дмитрий Межевич - мастер художественных звуков. Хранитель уникальных ценностей русского романса. Кружитель голов обоего пола повсюду, куда ступила его "нога с гитарой на колене".
Вспоминаю: новогоднее торжество в большом буфете старой "Таганки", я зову к микрофону Булата Окуджаву. И поэт тихо сообщает на ухо: "Говорить буду, а петь нет. Зачем мне петь, если у вас есть Межевич?"
Вспоминаю: Высоцкий возвращается из концертной поездки (по "ящикам" страны) и весело расxваливает своего единственного партнера по эстраде, Диму Межевича.
Вспоминаю: спектакль "Гамлет", и принц датский - Владимир Высоцкий манит к себе того чуда, кому доверяет сокровенные монологи: шута с флейтой в руках, то есть актера Дмитрия Межевича...

Семен Фарада. В 60-х годах Любимов зазывает к нам в гости свежеуничтоженную команду эстрадного студенческого театра "Наш дом". И весь видавший виды актерский коллектив плачет от хохота, глядя на номера актера-инженера Семена Фертмана (девичья фамилия Семена Фарады).

Завершаю список заслуженных и народных комплиментов именем автора этих строк. Большой комплимент в мой адрес - я много лет знаком с В.Золотухиным, Д.Межевичем и С.Фарадой.

Я пишу эту статью в доме друзей в Детройте. Последние шесть лет сама собой пишется книга "Жизнь в гостях". Сегодня - почти типичная страница этой жизни. 1996 год. Январь. Москва, "Таганка", сцена, роль Воланда в "Мастере и Маргарите", Германия, Мюнхен, театр, переговоры, Аахен, родные, день рождения отца. Февраль: Америка, Колорадо, университетский театр, "Юбилей" Чехова (преподаю здесь третий год подряд и ставлю со студентами чеховские водевили). Март: путешествие с юга на север Америки, друзья, города, карнавал в Нью-Орлеане, концерты, встречи. Потом будет опять Москва, "Таганка", старая любимая сцена, где прожиты минуты, часы, дни и годы счастья.

Календарь наш осыпался, как осеннее дерево. Оно, может, прекрасно на вид - оголенные ветви, летящие багряные листы... Но факт малоприятный: поздний возраст театра на Таганке. Последнее десятилетие слабо утешает даже самых романтичных из наших поклонников. Треснул по швам бывший закрытый "ящик" Эсесесер, и, как сказано у Высоцкого, "к чертям - развалилася корона, нет державы, нету трона... только кровь одна, с позором пополам... " Слава Богу, судьба помешала театру впасть в полное помешательство... Но судить ли нам сегодня - нас сегодняшних? Утешимся цитатой из Булата Окуджавы: "Где-нибудь на остановке конечной скажем спасибо и этой судьбе.." И как же не сказать спасибо, если вдруг опять, через 32 года со дня старта, мы снова вместе... пусть не все, пусть не в полном составе, пусть иных уж нет, а те... но мы вместе, вчетвером... в поисках жанра... атмосферы... любви... семьи... вместе... Ах, безнадежно я сентиментален...

"Еврейский Мир" #52 (202), 5 апреля 1996.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (1)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.