smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

Статья "Господа начальники"

Почему столь раздражительны некоторые руководители от культуры.

Давно известно, у кормила власти нашего начальника никакой Гоголь не берет, никакая критика или карикатура. Вот когда его задвинут, тут он может сломаться, тут в нем, жестокосердном, сразу обидчивость и просыпается. Эта обидчивость по мелочам — черта чудесная, ее оценить надобно.


Бывший министр культуры и кандидат в члены Политбюро П. Демичев жаловался на Ю. Любимова: как, мол, он невежливо со мной, по вражьему радио «химиком» (имелось в виду образование руководителя культуры. — Авт.) назвал, сколько я от него натерпелся...

В. Гришин, уйдя от дел на пенсию, прислал в журнал «Театр» горько-стыдящее письмо. Там вышла моя статья, где были названы партийные душители и кусатели Театра на Таганке. И Гришин пишет: ай-ай-ай, как, мол, не стыдно актеру обижать старенького дяденьку начальника! Никогда я и в мыслях не покушался на ваш театр!

Опыт последнего времени: к критике снизу неравнодушны не одни лишь пенсионеры-руководители. Непробиваемого и презрительного начальника постепенно стал сменять свойский, но легкоранимый руководитель.

Помню девическую вспышку босса из управления московской культурой. Бывший актер, переучившийся на комиссара, за пару лет добился громадных успехов. Вознесся над театрами, наслаждался унижениями давешних коллег. (От него зависели премьеры, зарплаты, звания, квартиры, а от нас зависела только гибкость спины перед бывшим Володей, а ныне «тов. В. П. Селезневым». Неуязвимый перед гневом мелких тварей — актеров и режиссеров, надменный перед лицом униженных и оскорбленных, он однажды просто умилил меня своей обидчивостью. В марте 1984 года он собрал нас, актив и ветеранов театра, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие: партия и органы просят нас вести себя тихо, имя «папаши» забыть, ибо Ю. Любимов теперь не художник, а враг партии, ну и так далее. С нами Селезневу, видно, было велено держаться попроще, без чинов и без погон. А я, допустим, из-за невроза и особости наших таганских отношений с данным начальством, что-то такое спросил... С издевкой, иронией, но в меру, в меру, конечно. И вдруг большое лицо стало розоветь, вспыхнуло в нем самолюбие, он встал, крикнул, что его обидели, что он не может тут. Чуть не плача, выскочил. Наши на меня зашикали: как, мол, ты обидел его в такой момент! И тут я с особой ясностью понял: мышки по-прежнему надеются на свою кошачью изворотливость.

Вот Н. Губенко — тот, кажется, никогда не был мышкой, на любые проказы и гримасы судьбы отвечал так, как никто: упруго, матерно, зло, весело, талантливо. Пример этот самый тоскливый для меня, потому что сегодня, встав над всеми цирками, парками, сценами, экранами, он на глазах перестроил всю систему своих чувств: по крупным оскорблениям и свой адрес бровью не ведет, а по мелким — обидчив как-то нежно, по-девически.

В тесном кругу друзей я сообщил ему то, что обещал достойнейшему человеку из германского города Бохума, профессору-слависту: тебя. Николай, очень просят встретиться с ними русисты из университета Бремена. "Пожалуйста, пусть приезжают",— нормально ответил прекрасный актер.

Прошел месяц, и что-то поменялось. Я обратился к нему в театре во время нашей общей работы: напоминаю и прошу уточнить, когда могут рассчитывать на короткую беседу эти немцы из Бремена? В ответ нарком культуры громко обиделся: «Эти немцы из Бремена все получили по Нюрнбергскому процессу, и нечего за них просить. Я на эту тему не разговариваю!» Как же это перевести с «совкового» на русский язык? Общепринято для больших советских начальников идти мимо жизни, следовать указке бумажек внутреннего пользования. Там указано, что народ наш — победитель, западные страны враждебны СССР и любое их обращение к нам неспроста, обман или вылазка. «А почему он на тебя вдруг обиделся?» — спросили меня актеры, свидетели краткого диалога с Губенко. «Обиделся? — переспросил я печально.— Наверно, спутал себя с советской властью».

Может быть, действительно нельзя оставаться самим собой, поднявшись на высоту власти. На такой высоте особенно сильно уши закладывает. А с другой стороны, как сказано у Мольера: «Кой черт понес его на эту галеру?!»

«Московские новости» №24,
16 июня 1991 г.




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.