smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

"СИЛЬНЫЕ ДУХОМ ПРОТИВОРЕЧИЯ".

Сегодня надо быть сильным. Как на Западе. Я год ездил по Америке, заглядывал во Францию и Италию, пожил, в Германии и - как в ледяную воду - бултых домой, в Москву. На Западе слабые просто не могут выжить. В странах исторически сложившегося рынка каждый знает твердо: завтра его ждет неизвестность. И если мощная корпорация, допустим, IBM в США, сокращает штаты, значит, она горит, как швед под Полтавой, и ее десятки тысяч успешно богатых, уверенных в себе сотрудников летят в пропасть, успевая в полете найти личный выступ или нишу, или раннюю пенсию... И каждый отвечает за себя. Особенно человек моей профессии - человек театра.

Даже стыдно пересказывать тамошнюю горькую правду об актерах и режиссерах: У нас же как встарь, так и ныне, при самой ничтожной зарплате, творец сцены - баловень. И ему все должны: народ, он же зритель; дирекция, она же изверг; партия, она же мэрия.

Вот поездил я и многократно утолил свои интересы - в режиссуре, в познании мира, в педагогике, в театре. При этом очень крепко радовался: я свободен! Я впервые с 1964 года свободен! Я был счастливым арестантом, добровольным фанатом театральной школы Юрия Любимова, я сыграл две дюжины славных ролей, попал в тяжкую свару, влип в политику, защищая честь и совесть таганского острова любви... а теперь свободен! 25 лет о театре ничего было не вычитать из газет, а ныне - после истории, после искусства - сколько заработали братцы-журналисты! И на чем! На сваре, на семейной склоке. Бог с этим. Я свято чту счастливые дни "проклятого прошлого", а возвращаясь в Москву, думаю твердо: все! Конец. Год назад, вскоре после раздела театра, мы сказали, как отрезали: "Конец репертуару театра". Финал! Занавес! Поминайте наши премьеры 60-х, 70-х, 80-х. И не поминайте лихом за такой "постскриптум".

Нет Таганки, значит я - свободен. Есть новая жизнь. Калачом не заманишь меня играть в старых, дурных, обветшалых спектаклях. Я же недаром по америкам ездил. Я же не зевал там - работал. Делал спектакли, учил молодых. Учитывал их опыт: быть обязательно сильным. Иначе не выживешь.

"Если необученные моим опытом коллеги размягчены привычкой иждивенцев, то я - совсем другой", - думал я. Я ведь твердо знаю: нет сегодня театра на Таганке, есть новые, молодые, другие. И вот я вернулся домой, пришел в родные стены и был абсолютно уверен в дальнейших поступках. Я буду сочувствовать моим дорогим коллегам и буду горько пенять на судьбу. Такой театр, такое геройское прошлое и вдруг такой бесславный финиш. И папа лукавит, и дети срамятся. А театралы и думать забыли об этой станции кольцевой линии метрополитена.

Я четко вижу все перемены в окружающем мире родных лиц и предметов: вся страна напоминает молодежную театральную студию в старом помещении. Студийцы бузят и трудятся, трудятся и бузят. На каждом шагу - перебор, ни в чем нет меры.
Но - прочь политику!
Я был уверен, что буду другим. Я буду на уровне моего личного опыта.

Так думал я, подходя к родному зданию на Таганской площади. Но я не учел силу ностальгии по своей сцене, своим кулисам, своим партнерам. И вот 10 октября я, после двух лет перерыва, играю на сцене Таганки роль Глебова в "Доме на набережной" Юрия Трифонова.

Театра нет. Жизни нет. Оправданий тоже нет. Был юбилей, 30 лет, который почти никто не заметил. По логике событий, по логике здравого смысла - все ясно. Что касается лично меня - совсем просто. Я уже был счастлив и я уже понял, что надо быть сильным. 30 лет назад я вошел во вкус, 4 года назад - вышел... И все-таки я прятался дома с двумя толстыми пьесами: зубрил, вспоминал текст. Большие роли, много слов, много забыто за два года. А 14 и 15 октября я играю булгаковского Воланда в любимовском "Мастере и Маргарите". Логики в моем поступке нет. Я не звезда эстрады, меня не ждут фанфары и ажиотаж. Тем более что играть я буду такие трагические истории... Что за дух противоречия? А может быть, наша сила - в необъяснимости нашей выживаемости. За первые дни в Москве я увидел премьеру в Вахтанговском, где моя однокурсница Люда Максакова играла моложе и ярче, отважнее и рискованней 20-летних актрис; увидел премьеру студии Табакова на малой сцене МХАТа, где молодые актеры в пьесе молодого автора играют вроде бы клоунов и вроде бы комический набор трюков, но всем ясно, что так плачут о старых, добрых ценах - на добро, на совесть и на дружбу; увидел "Чайку" в Ленкоме, еще раз был потрясен талантом Инны Чуриковой, порадовался эксперименту успешного театра, удивился незнакомому нетеатральному зрительскому племени... Прочел наутро в "Вечерке" статью Марка Захарова к 50-летию Николая Караченцова - и позавидовал, и все стало на место. Какой немодной нежностью дышат остроумные строчки отца театра к своему дитяти. Какая мудрая причуда - жить не по логике событий! События, тревоги, рынок, возраст - это одна логика. А мы - по-своему. Святым духом.

И я не уверен, что тверже: практика сложившегося рынка или этот казус необъяснимого упрямства, но я мечтаю и через 2 года играть в несуществующем Театре на Таганке.

«Московские новости » №46, 12.10.1994



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (31)


Все материалы, представленные на сайте, взяты из публичных источников. Все права сохранены за авторами материалов.
Сайт не претендует на звание официального и является фан-сайтом артиста.
Вниманию веб-мастеров: охотно обменяемся ссылками с сайтами подобной тематики. С предложениями обращайтесь к администратору сайта по аське 30822468.