smehov smehow
Главная Друзья Форум
   
Биография
Спектакли
Кинофильмы
Телевидение
Диски
Концерты
Режиссер
Статьи
Инсценировки
Книги
Статьи
Телевидение
Кинофильмы
Спектакли
Фотобиография

C чего началась Таганка и другие истории

В этом году народному артисту, режиссеру, драматургу (всех званий и не упомнишь, равно как не упомнишь и всех ролей, а их между тем более 30) Вениамину Смехову (запомнившемуся зрителям отчего-то ролью Атоса из "Трех мушкетеров") исполнилось 70 лет. Кроме прочего, юбилей был отмечен презентацией трехтомника: две книги которого - воспоминания, третья - пьесы вперемешку с заметками и размышлениями, все вместе - хорошая проза, любопытная публицистика, недурная драматургия.

Прежде всего, перед читателем возникает Таганка под управлением Юрия Любимова, и не какая-то, а именно ТА, которой, конечно, уже нет и больше никогда не будет. Ибо "Театр на Таганке считался незаконным ребенком советской власти". Новый театр, который креп с каждым годом, удивлял и покорял.

Думается, это было поэтичное (не исключено, что и опоэтизированное Смеховым), чудесное время: ""Таганка" в 1974 году уже успокоила опасения многих оппонентов, кто в первые годы предрекал нам будущее студенческого эстрадного театра, со злободневными памфлетами, со стихами и гитарами. Любимов успешно поставил "Гамлета" и "Тартюфа", при этом ничего не терял из раннего капитала. Продолжался наш театральный роман с поэзией на сцене и с прозой, которую инсценировал режиссер, мечтавший о романе Булгакова: Ю. Трифонова, Ф. Абрамова, Г. Бакланова, В. Быкова…"

Хотя, конечно, сначала были годы учения Смехова: детские подмостки, вахтанговская школа и, как он сам говорит на старый манер, "учители", потом отъезд в Самару, возвращение, театральная работа и, наконец, Таганка (по сути начавшаяся с реорганизации Юрием Любимовым Театра драмы и комедии и постановки "Доброго человека из Сезуана")! И вот упоительная работа, когда и режиссер, и актеры, играли так, что забывали себя. Непрерывная вереница спектаклей, гастроли и новые постановки, театр взрослел, а с ним мудрели и актеры под чутким руководством режиссера ("Недаром Ю. Трифонов в эти годы воскликнул с уверенностью, что Любимов мог бы телефонную книгу превратить в захватывающее зрелище"). Впрочем, и тут были свои минусы: "не одну постановку не допустили к зрителю без унижений коллектива", а сколько спектаклей было запрещено, снято, осуждено… Но как бы там ни было, театр этот неповторим. Сколько великолепных имен с ним связано! А сколько историй. Чего только стоит та, где Гамлет - Владимир Высоцкий, что называется, "развязал" и от тоски сыграл свою роль гениально…

Множество страниц Смехов посвящает друзьям, зачастую рассказывая о них весьма занятные подробности. Игорь Кваша предстает любителем искусства, увлеченным и даже резким. "Самое жуткое дело - это споры о живописи, о художниках. Там страсть Кваши прописана и не допускает обжалования. <…> Он оборвет, нагрубит, обидит любого - хоть сына Володю, хоть жену - Таню, хоть драга, хоть кого". "Олег Табаков в любой драматургии овладевает плацдармом "матери и ребенка", где сочетает обоих в одном лице", для Смехова он не делится на актера и человека, а олицетворяет собой отдельную эпоху. "Смоктуновский аннулировал амбиции - всех мастеров, всех возрастов, всех школ". А Калягин "брал на лету чью-то фразу, передразнивал актера или режиссера, надевал на себя невидимую маску - и фраза рождала новый образ… слово к слову, игра междометий, моментальные зарисовки типов - я трясся от хохота, подыгрывая, как мог. А он сотворит типа и сам расхохочется… Гнев режиссера, увы, не снижал, а разжигал преступную охоту "валять дураков"".

И честно говоря, голова кружится от этих прославленных имен, уже ушедших и ныне живущих, впрочем, по-новому оживающих на страницах книг Смехова. Писателя, как выяснилось, толкового, интересного, вдумчивого. Он сумел запечатлеть несколько десятилетий, нарисовать множество портретов: актеров, режиссеров, поэтов, певцов, точно подмечая важное, не чураясь забавного, печального и даже резкого.

Полны книги и баек, свойственных людям искусства. Например, одна из них касалась Визбора и дико смешила Смехова. Как-то в Хибинах на плато Расвумчорр приехала группа ученых, рассказывал Визбор, и академик Савельев, как самый смелый, выступил вперед с речью: "Что, мол, они понимают, я и то умею, и в этом преуспел, и песни мои они, дескать, с молоком своих мам приняли, и что на лыжах держусь, не падаю, и вершин не боюсь… Но одного они все, хотя и очень умные, понять не могут: как я, такой мягкий и добрый, сумел перевоплотиться в этого суку Бормана? <…> И даже голос, дескать, я как-то филигранно изменил, и глаза, и щеки. И нутро - ну, вылитый сука Борман! Особенно, конечно, голос!" Вот только Бормана Визбор играл в спешке "по просьбе коллеги-режиссера в Останкино, без отрыва от основных занятий. Портретный грим "суки Бормана", два-три дня съемок - и Юра прочно забыл о случайном эпизоде. Он даже не сумел расстроиться, узнав, что его роль озвучил другой актер…"

Много в книгах и рассуждений об актерской профессии, литературе, поэзии в частности - об искусстве вообще, впрочем, мысли эти органично вплетены в текст, равно как и прозаические отрывки, писанные Смеховым. И чтение этих книг невероятно затягивающее, и ощущение после - будто поговорил с умнейшим и талантливым человеком.

Журнал "Читаем вместе". 2010г. (www.chitaem-vmeste.ru)




Tnx.net